Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас







Старый 18.05.2007, 00:23   #1
Юрий К.
Форумчанин
 
Аватар для Юрий К.
 
Регистрация: 09.03.2007
Сообщений: 2,808
Сказал(а) спасибо: 519
Поблагодарили 2,273 раз(а) в 1,164 сообщениях
Юрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond reputeЮрий К. has a reputation beyond repute
Post Повстанческое движение 1918-1921 гг.

В данной теме предлагаю собирать материалы, относящиеся к истории повстанческого движения на территории бывшей Российской империи в период 1918-1921 гг. Временные рамки, конечно же, условны.

Предлагаю вниманию следующую статью:
Вложения
Тип файла: pdf kuznetsov.pdf (205.7 Кб, 79 просмотров)
Юрий К. вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.05.2007, 00:34   #2
Дубовик
Форумчанин
 
Аватар для Дубовик
 
Регистрация: 25.01.2007
Сообщений: 3,077
Сказал(а) спасибо: 917
Поблагодарили 2,351 раз(а) в 1,377 сообщениях
Дубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond reputeДубовик has a reputation beyond repute
По умолчанию

На ту же самую тему есть статьи В.Ященко:
http://socialist.memo.ru/firstpub/y06/zaroghdenie.html
http://socialist.memo.ru/books/html/...o_rassvet.html
и его же - до комплекта:
http://socialist.memo.ru/books/html/..._mironova.html
Дубовик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.05.2007, 10:52   #3
А. Комбаров
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию

Вот, о моем земляке статья небольшая.

Самошкин В.
Убийство Александра Антонова
В предлагаемом вниманию читателей очерке (автор его - краевед, историк из Борисоглебска) рассказывается о заключительном этапе охоты тамбовских чекистов на Александра Антонова. А начиналась она в августе 1921 года, когда восстание было уже подавлено, а сам Антонов с младшим братом Дмитрием "скрылись в неизвестном направлении".
В публикации даются полные и подлинные имена всех лиц, принимавших непосредственное участие в убийстве Антонова 24 июня 1922 года.
Уйдя в подполье, Антонов прекратил всякую борьбу. Не организовывал новых отрядов, не проводил террористических актов. Никому не мстил - ни коммунистам, ни своим бывшим сподвижникам, переметнувшимся теперь на сторону противника и даже активно сотрудничавшим с чекистами.
Ну а последние ни на один день не прекращали поисков следов его, будучи почему-то уверенными, что Антонов не ушел с Тамбовщины. Непосредственное руководство розыском осуществлял начальник секретного отделения губчека (с 1922 года - заместитель начальника губотдела ГПУ) Сергей Титович Полин, назвавший в своих воспоминаниях Антонова человеком "с громадной бандитской наглостью и смелостью". Полин вспоминал:
"Первые сведения о нем были получены осенью 1921 года, когда он со своим братом перешел на отдых в "родные" места Кирсановского уезда. Неудачный подход к делу и недостаточная ориентировка привела первоначальную работу по его поимке к тому, что Антонов окончательно "смылся" с глаз Чека и стал еще осторожнее. Старый прожженный авантюрист, находившийся большую часть своей жизни в подполье, был слишком хитер, чтобы к нему "подъехать на козе"…"
Да, Антонов действительно проявлял чрезвычайную осторожность, и где скрывался до марта 1922 года - неизвестно и по сей день. Приблизительное место его пребывания - лесистый район по реке Вороне между Уварово и Инжавино - чекисты узнали лишь спустя три месяца от бывшего эсера Фирсова.
10 июня в Тамбове к Фирсову обратилась с просьбой достать лекарство - хинин - неизвестная ему лично молоденькая учительница из села Нижний Шибряй Борисоглебского уезда Софья Гавриловна Соловьева. Она сказала, что хинин нужен для заболевшего малярией Антонова и что сама живет в Нижнем Шибряе, на квартире у одинокой вдовы Наталии Ивановны Катасоновой.
Пообещав Соловьевой найти и привезти в Шибряй лекарство, Фирсов в тот же день "исповедался" в бывшем Казанском монастыре, где размещался губернский отдел ГПУ.
Чекистская машина завертелась, и через три дня план поимки Антонова был готов. Его предполагалось взять живым, а безотлучно находившегося при нем брата Дмитрия - "как придется". Схватить Антонова планировалось в Нижнем Шибряе, в доме Катасоновой, куда он должен был явиться на встречу с Фирсовым, якобы имевшим сообщить ему лично нечто важное. Сформировать и возглавить группу захвата было поручено начальнику отделения по борьбе с бандитизмом Михаилу Ивановичу Покалюхину, который 14 июня выехал с четырьмя оперативниками в расположенное рядом с Шибряем районное село Уварово.
Дело немного осложнялось тем, что никто из чекистов, кроме Покалюхина, не знал Антонова в лицо. Поэтому пришлось срочно разыскать тех оставшихся в живых бывших мятежников, которые лично знали Антонова и могли бы помочь в его задержании. Вскоре нескольких таких людей нашли и тайно доставили в район Уварова.
22 июня на автомобиле вместе с молодым оперативником Беньковским и бывшим эсером Фирсовым выехал туда же и сам Полин, вспоминавший через полгода:
"Село Уварово… Мне нужно как можно скорее видеть т. Покалюхина, но его не было. Отвязав велосипед, я поехал в центр села. Оттуда Н. Шибряй - как на ладони. Внизу течет река Ворона, а кругом леса, овраги, заросль. Так вот она, вотчина Антонова! Действительно, места такие, что можно полку целому спрятаться, и не скоро найдешь.
…Меня смущало то обстоятельство, что тов. Покалюхин не смог себя замаскировать. В селе уже знали, что он - из Чека.
Ну, думаю, узнает Антонов - уйдет!
Сообщили, что Покалюхин приехал и находится в районе милиции. Вызываю его осторожно. Докладывает, как обстоит дело: двое наших живут в лесу на "бандитских началах". Днем были в Шибряе, назвавшись плотниками из голодных мест, ищущими работы, они великолепно осветили деревню и дома, где скрывается Антонов.
…24 июня получаю сведения, что Антонов с братом был ночью в доме Наталии Катасоновой в Шибряе и остался на день ждать следующей ночи, чтобы уйти в лес на кордон. Болеет малярией, которая одолевает своими приступами. Брат за ним ухаживает.
Затягивать дело было невозможно. Ждать случая взять Антонова живым было сопряжено с риском вовсе сорвать операцию: через день-два донесут ему его люди, что приехал какой-то из Чека и что этот из Чека ходит к какому-то приехавшему на автомобиле. Тогда - поминай как звали Антонова - удерет, да и моих ребят перестреляет врасплох, как цыплят.
Сведения об Антоновых имелись точные: вооружены двумя маузерами десятизарядными автоматическими, по два полных подсумка патронов к ним, два браунинга и один наган".
Эта информация была получена от Фирсова, который в обед вернулся из Шибряя, куда уехал на велосипеде накануне, и где ночевал в доме Катасоновой, которая и привела на встречу с ним братьев Антоновых.
Покалюхин тут же умчался на машине и через два часа привез в Уварово своих помощников - бывших антоновцев, именовавшихся на чекистском языке "бандагентами". С ними и другими членами группы захвата Полин провел последний инструктаж, приказав всячески избегать жертв со своей стороны, а с Антоновыми особо не церемониться - "застать врасплох и застрелить".
Переодевшись под бригаду плотников-шабашников, группа захвата - вернее, группа уничтожения - пешком отправилась в Нижний Шибряй. Всего пошло девять человек: два чекиста (Михаил Иванович Покалюхин и Иосиф Янович Беньковский), начальник милиции Уваровского района Сергей Михайлович Кунаков, четыре бандагента (бывшие антоновцы Егор Ефимович Зайцев, Алексей Игнатьевич Куренков, Яков Васильевич Санфиров и Михаил Федорович Ярцев) и два секретных агента ГПУ по кличкам Мертвый и Тузик (бывшие антоновцы Ефим Николаевич Ластовкин и Никита Кузьмич Хвостов).
Из этих девяти Антонова лично знали шестеро: Покалюхин (плохо), Санфиров, Ярцев, Зайцев, Куренков и Ластовкин. Последний был настроен против Антонова злее всех. Вроде бы из-за того, что во время восстания какие-то мятежники убили жену Ластовкина, и он в отместку поклялся якобы убить самого Антонова.
Определенный интерес представляет и Егор Зайцев. И вот почему. В мае 1922 года в Борисоглебском уезде был по ошибке арестован внешне похожий на Антонова беженец из голодающего Поволжья. Когда арестованного показали в Тамбове бывшим антоновцам Санфирову и Куренкову, то они твердо заявили, что это не Антонов. А вот Зайцев уверил, что показанный ему человек - "Антонов, которого я знаю хорошо по прежнему пребыванию в банде". Что это было: сознательное лжесвидетельство или Зайцев попросту обознался?
Около восьми часов вечера "плотницкая артель" пришла на окраину Нижнего Шибряя, к дому Катасоновой. После того как он был окружен, Покалюхин, Санфиров и Ластовкин вошли во двор и постучали в запертую дверь сеней - единственный вход в дом. Услышав стук, сзади, из сарая, подошла Катасонова, которая на вопрос, кто находится у нее в доме, ответила, что никого. Потом добавила:
- Был какой-то тип из Тамбова, приезжал купить пшена и перед обедом уехал.
В это время дверь сеней приоткрылась, и в проеме мелькнул кто-то из Антоновых. В него тут же, без предупреждения, выстрелил, но не попал из браунинга Ластовкин. Антонов метнулся назад в дом, заперев дверь изнутри.
Только тут Катасонова призналась, что в доме находятся двое вооруженных людей - они пришли к ней прошлой ночью на свидание с приезжим из Тамбова и скоро должны уйти. На предложение Покалюхина передать им записку Катасонова ответила категорическим отказом: боюсь, мол, убьют. А на вопрос, как взять их без жертв, заявила:
- Это сделать никак нельзя, и вас, бедняжки, они всех побьют.
В этот момент (если смотреть со двора) загремели выстрелы. Это бывшие антоновцы Ярцев и Зайцев предупредили огнем попытку братьев Антоновых выскочить наружу через боковое окно. Началась осада.
Перебегая по кругу от поста к посту, Покалюхин заметил, что из одного окна выстрелы раздаются чаще всего, и приказал бывшему командиру особого повстанческого полка (своего рода антоновская гвардия) Санфирову бросить туда гранату, которая, однако, угодила в оконную раму, отлетела назад и разорвалась снаружи, едва не задев своими осколками бросавшего.
Первые сумбурные минуты боя миновали, и Антонов разглядел среди стрелявших в него знакомые лица своих бывших сподвижников и принялся им кричать:
- Яшка! Лешка! Что вы делаете?! Кого вы бьете?!!
- Довольно, Александр Степаныч, - огрызались в ответ Яков Санфиров и Алексей Куренков. - Поиграл, и будет!
Между тем дело шло к сумеркам, а результатов осады все не было. Покалюхин приказал тогда поджечь дом и усилить обстрел окон. Через полгода он вспоминал:
"Соломенная крыша быстро занялась. Пожар в полном разгаре, обстрел идет усиленным темпом. Антоновы нам не уступают и сыпят в нас из своих маузеров. Борьба продолжается уже с час. Жертв нет ни с чьей стороны. У избы загорается потолок.
Все село собралось на пожар и стрельбу. Собравшиеся в недоумении смотрят на странную картину. Смельчаки спрашивают: в чем дело? Объясняю. Очень сдержанно, но все-таки заметно крестьяне выражают нам свое сочувствие, желают успеха в борьбе. Сказать это открыто им нельзя: вдруг в этот, возможно, сотый раз Антонов выйдет опять победителем, тогда он найдет всех сочувствующих нам и сведет с ними свои счеты.
Дом объят пламенем. Кругом стрельба. Черный густой дым клубком стелется на землю.
Мне невольно приходят в память аналогичные случаи стычек с Антоновым. Помню, как не то в 1919 г., не то в 1920 г. его также захватили в с. Рамзе. Атаковали, зажгли, и все-таки он ушел, разогнав наших. Ну, думаю, воспользуется он густым соломенным дымом, выскочит - пропадет как сквозь землю. Ведь в какие он только не попадал ловушки и, как бес, уходил из них…"
Прервем здесь ненадолго Покалюхина, чтобы отметить одно обстоятельство, о котором он забыл, наверное, упомянуть. Дело в том, что во время своего последнего боя Антонов был уже "не тот", что в 1919 году. На этот раз не только очень болен малярией, он и являлся, по существу, калекой - висела плетью почти высохшая правая рука (результат пулевого ранения, полученного в бою с красными осенью 1920 года). А если еще учесть, что Антонов не левша, то нетрудно представить, что это был за стрелок, который не в состоянии даже самостоятельно перезарядить свой маузер.
"…И на сей раз Антонов решил перехитрить нас и уйти, но он ошибся в своих расчетах. Наученные горьким опытом в борьбе с ним, мы предусмотрели все возможные уловки. Обеспокоенный затяжкой борьбы, ибо время клонилось уже к закату, я, как угорелый, носился по постам своим, приказывая смотреть "в оба".
Вдруг замечаю - открылось быстро окно перед постом тов. Беньковского. Приказываю усилить обстрел этого окна. Четко, словно по расписанию, посылают в нас пули Антонова. Горящий потолок обваливается. Антоновы с дьявольской быстротой выскакивают в окно и нападают на посты Куренкова и Кунакова. Последний, оправдываясь порчей оружия, "отходит". Мне все видно с огорода, и я бросаюсь на помощь Куренкову через соседний двор. Выскакиваю на улицу и оказываюсь в тылу у Антоновых, шагах в 8-11. Они стояли оба рядом и стреляли в лежащего Куренкова. Антоновы оборачиваются и с криком "Вот он, бей его!" бросаются на меня. У меня в револьвере остается всего два патрона. Я вынужден тоже "отходить" и, уже "не сдерживая противника", несусь полным ходом к своим постам. Антоновы - следом за мной, осыпают пулями из своих маузеров, но не попадают. Бегу через двор и вот я уже около своих ребят. Антоновы подались обратно во двор и другой стороной, через огород - тягу, держа направление к лесу. Но здесь стоял мой наблюдатель, поднял тревогу, и я, с Санфировым и Ярцевым, догоняем Антоновых и вновь вступаем в перестрелку. Опять поднялся ураганный огонь. Скоро Антоновы, как по условленному знаку, падают оба. Меткие выстрелы Ярцева уложили их".
В своих воспоминаниях Покалюхин опустил кое-какие моменты боя, о которых, думается, следует рассказать.
Когда обстрелянные Покалюхиным на улице братья Антоновы бросились за ним в соседний двор мельника и попытались перелезть через забор на огород, то почти лицом к лицу столкнулись с Ластовкиным и Санфировым. И прежде чем Антоновы отпрянули обратно, по ним было сделано выстрелов семь. Одна пуля угодила Александру Степановичу в подбородок, другая попала в Дмитрия.
Оставленные на какое-то время в покое Антоновы с трудом перелезли через ограду двора мельника и по огороду пошли (бежать Дмитрий не мог) напрямик к лесу, до которого было метров полтораста. Еле двигавшиеся братья - старший поддерживал младшего - обреченно брели как раз на лежавшего за огородом в зарослях конопли Хвостова, который заметил их и поднял шум.
Вновь увидевший Антоновых Покалюхин не рискнул приближаться к ним по открытому месту, а вместе с вооруженными карабинами Санфировым и Ярцевым побежал наперерез по дуге направо, сквозь густой соседский сад. Антоновы этого рокового для них маневра видеть не могли: обзор направо закрывала стоявшая почти в конце огорода мельника рига, которую они как раз обходили слева. А когда миновали ее, то увидели (если успели) справа наискосок, метрах в десяти-двенадцати от себя, бегущих цепью почти навстречу им Ярцева, Покалюхина и Санфирова.
Правый крайний в этой цепочке, бывший антоновец 14-го Нару-Тамбовского (Хитровского) повстанческого полка Михаил Ярцев первым увидел появившихся из-за риги Антоновых и первым же начал стрелять в них из карабина. Братья одновременно упали в высокую картофельную ботву…
Лишь через десять минут, сделав множество выстрелов по месту падения Антоновых и не услышав ни одного в ответ, Покалюхин и другие отважились, наконец, подойти к двум бездыханным телам…
Борисоглебск.
(Новая тамбовская газета, 18 августа 1995 г.)
  Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Пулеметчик (13.09.2010)
Старый 18.05.2007, 11:04   #4
А. Комбаров
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию

ВОССТАНИЕ В РУДОВКЕ НА ТАМБОВЩИНЕ

«Разстрелять и широко опубликовать среди населения»: Хроника подавления Рудовского восстания / Публикация М. Климковой // Источник: Документы русской истории. М., 2002. № 6. С. 63-73.

«РАЗСТРЕЛЯТЬ И ШИРОКО ОПУБЛИКОВАТЬ СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ»
Хроника подавления Рудовского восстания
Законы «военного коммунизма» в первые годы Советской власти порой приводили к самым тяжелым последствиям. Примером тому служат известные события, происшедшие на Тамбовщине. Непосильная продразверстка и мобилизация материальных ресурсов с использованием грубой силы в одной из самых плодородных, «хлебных» губерний России, где процент середняков и кулаков был подавляющим, способствовало недовольству сельских жителей, переросшему в 1920-1921 гг. в крупномасштабную крестьянскую войну. По фамилии одного из своих руководителей, А.С. Антонова, она вошла в историю под названием «антоновского восстания».
Первые серьезные выступления крестьян на Тамбовщине произошли осенью 1918 г. Документы, сохранившиеся в Государственном архиве Тамбовской области (ГАТО), позволяют восстановить хронику подавления одного из них - так называемого Рудовского, охватившего север Кирсановского уезда с центром в селе Рудовка и прилегающие к нему территории Моршанского уезда.
В отчетах кирсановских руководителей того времени, сообщавших о зарождении в уезде повстанческого движения, Рудовское восстание хронологически ставилось на первое место. Предполагалось, что именно А.С. Антонов с другими эсерами был прямо или косвенно причастен к нему. Основанием для этого заключения послужили следующие события. В мае 1918 г. на железнодорожной станции Кирсанов под руководством начальника городской милиции, пост которого в то время занимал Антонов, произошло разоружение чехословацких войск, следовавших в Сибирь. Конфискованное оружие было спрятано в лесном массиве близ села Рамза (Космодемьянское) и в дальнейшем превратилось в главный стратегический арсенал партизанской крестьянской армии. Летом того же года на уездном Съезде при перевыборах в Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов победу одержали коммунисты-большевики. Эсеры, составлявшие половину уездного Совета и являвшиеся до того времени самой влиятельной политической силой, сдали свои позиции. После победы Советской власти в Кирсановском уезде и создания ЧК были арестованы и расстреляны единомышленники Антонова, а он сам, тайно покинув город, стал вести подпольную работу, приступив к созданию «боевой дружины» для борьбы с крайностями большевизма. Однако документальных подтверждений тому, что Антонов был причастен к одному из первых, Рудовкому, восстаний пока нет.
О причинах первых крестьянских выступлений в отчете Кирсановской уездной ЧК от 16 января 1919 г. говорится следующее: «Первый мятеж в Рудовской волости вспыхнул отчасти из-за неудовольствия некоторыми советскими работниками в упомянутой волости и на почве мобилизации скота. Второй - в Чернавской волости - на почве непонятия предписания священникам о сдаче церковных метрических книг Совету. Первый был ликвидирован силами уезда, а второй - местными силами волости»1.
В одном из документов ЧК от 25 ноября 1918 г., касающихся подавления Рудовского восстания, в числе лиц, приговоренных к расстрелу, называется фамилия священнослужителя Космодемьянского. Есть все основания предполагать, что речь идет о Петре Ивановиче Космодемьянском (1872-1918)2 - деде Героев Советского Союза Зои и Александра Космодемьянских, который служил священником в Знаменской церкви (1875) села Осиновые Гаи близ Рудовки. Согласно бытующим преданиям, отец Петр был убит «бандитами» во время конфискации лошадей. Постановление уездной ЧК и другие документы ГАТО дают повод подвергнуть распространенную версию сомнению3. Так, из «Клировых ведомостей за 1917-й г.», в которых дан алфавитный список всех «священно-церковнослужителей» 26 кирсановских церквей по 2-му округу, мы узнаем, что из 82 человек лишь один носил фамилию «Космодемьянский» - Петр Иванович4.
Слухи о разорении красноармейцами церквей и расстрелах священников вызывали у сельских жителей искреннее возмущение и приводили к выступлению против новой власти, поэтому подобные факты, как правило, замалчивались. Однако в секретных документах заседаний ЧК по результатам расследования восстаний в Тамбовской губернии именно священнослужители наряду с «бывшими» офицерами и кулаками назывались в числе главных зачинщиков беспорядков, а также сообщалось об их повсеместных казнях. Так, например, о крестьянском выступлении 1918 г. в Спасском уезде говорилось: «Расследование показало, что возстание было вызвано агитацией попов и прочих черных воронов»5. Шацкая уездная ЧК тогда же сообщала: «В волостях продолжалось возстание [...], приходилось в некоторых волостях открывать огонь, потом разстреливать кулаков и инициаторов, в некоторых возстаниях и некоторых волостях было по 40-50 разстреляных всего в время безпорядков разстреляно человек до 500. Теперь вылавливаем зачинщиков. По допросам арестованных и по документам убитых установлено руководили бывшие офицеры и попы. Всего разстреляно 6 попов»6.
Публикация Марины Климковой.



ПРОТОКОЛ
1918 года Октября 29 дня в виду произшедшаго мятежа и контр-революционного выступления в селе Рудовке, Кирсановского уезда 23-24 сего Октября, сего числа прибыли на подавление вышеозначенного мятежа следующия лица: Председатель Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контр-революцией тов. Рожкалнс7, Кирсановский Уездный Военный Комиссар тов. Левин, с отрядом в составе: 50 кавалеристов, 167 чел. пехоты, 28 пулеметчиков при 4 пулеметах с медицинским персоналом, тов. Председателя Чрезвычайной Комиссии Меньшов, Политический Комиссар 1-го района тов. Павлов, Командир 7-й роты, 1-го Смоленского Социалистического Прод. полка тов. Федорович с отрядом 14 человек при 1 пулемете, Помощ. Зав. Отделом Управления при Кирсановском Совдепе тов. Краснов, Начальник Кирсановской Уездной Милиции тов. Дыбовский8 и Агент Тамб. Продревизотдела армии тов. Матвеев, из которых выделен Чрезвычайный Военно-Революционный Комитет, в состав которого вошли: тов. Рожкалнс, Военный Комиссар тов. Левин, тов. Председателя Кирсановской Чрезвычайной Комиссии Меньшов, Политический Комиссар тов. Павлов, Командир 7-й роты, 1-го Смоленского Социалистического Прод. полка тов. Федорович, Помощник Зав. Отд. Управления тов. Краснов, Начальник Кирсановской Уездной Милиции тов. Дыбовский и Агент Тамб. Продревизотдела армии тов. Матвеев, который и приступил к предварительному расследованию вышеозначенного мятежа, при чем оказалось следующее: Рудовский Волостной Совет и Комитеты разогнаны и обезоружены, мятежники ходили с флагом контр-революционным и портретом династии Романовых. Мятеж возник благодаря агитации местных кулаков, унтер-офицеров. При опросе Членов Совета, Комитета Бедноты и беднейших крестьян выяснены руководители мятежа, часть коих была задержана как-то: 1) Галыгин Илья Давыдович, руководил возстанием и составлял список контр-революционеров, выдавал оружие, отобранное у Комитета Бедноты и Волостного Совета, 2) Гуров Никифор Сидорович шел во главе мятежников с контр-революционным флагом, 3) Дугин Панкрат Тихонович один из главарей мятежа, вел контр-революционную агитацию и принимал участие в освобождении арестованных мятежников, 4) Раковский Дмитрий Варфоломеевич созывал мятежников в ночь под 24 сего Октября и призывал к контр-революционному возстанию и 5) Гуров Макар Андреевич вел сильную агитацию против Совета. Для окончательной ликвидации мятежа Чрезвычайный Революционный Комитет нашел необходимым расстрелять указанных выше пяти лиц, как самых активных участников мятежа. Приговор приведен в исполнение в присутствии схода в 7 часов вечера 29-го сего Октября у сарая на площади при Волостном Совете. В виду того, что некоторые активные участники мятежа скрылись, а так же и потому, что предварительным следствием выяснены не все участники мятежа Чрезвычайный Революционный Комитет ПОСТАНОВИЛ: подробное следствие и выяснение всего происшедшего при мятеже, а так же выяснение остальных виновников поручить Кирсановской Уездной Чрезвычайной Комиссии по борьбе с Контр-Революцией и преступлением по должности. Вышеизложенными подписями удостоверяем.
Соответствующим Уездным Советским учреждениям в виду возникшего мятежа в селе Рудовке произвести ревизию о деятельности Волостных Советских учреждений. Для дальнейшего спокойствия в Рудовской волости Чрезвычайным Военно-Революционным Штабом оставляется вооруженная часть войск во главе товарища Председателя Чрезвычайной Уездной Комиссии Меньшова с соответствующими боевыми начальниками.-
Председатель Чрезвыч. Военно-Революционного Комитета Рожкалнс.
Члены: Павлов, Дыбовский, Краснов, Левин, Федорович, Матвеев, Меньшов.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 36-36 об. Машинопись.
Телеграмма Кирсановского военного комиссара Тамбовскому губкому
1 ноября 1918 г.
28 октября мне доложили, что в Рудовской вол., 67 верст от Кирсанова, восстание кулаков, разогнан Совет, комитет бедноты. Отправился с отрядом: 167 пехоты, 50 кавалерии, 28 пулеметчиков, четырьмя пулеметами. Восставшие унтер-офицеры, офицеры, а за ними вся волость имели оружие, гранаты, бомбы, устроили окопы вокруг деревни. 29 октября пришел с отрядом, созван Совдеп, комитет бедноты. Расстреляно шесть чел., много арестованных. Наложен штраф: один миллион деньгами, десять тысяч пудов проса, муки, пятьсот коров, пятьсот лошадей, три тысячи овец, полтораста пудов масла коровьего, двадцать пять тысяч пудов сена, шесть тысяч пудов овса. Контрибуция распределится по усмотрению созданного для ликвидации мятежа чрезвычайного штаба. Продукты назначены в подарок петроградским, московским рабочим.
Цит. по: «И пыль веков от хартии отряхнув...»: Хрестоматия по истории Тамбовского края. Тамбов, 1993. С. 211.
Телеграмма.
На Рудовку идет банда из нескольких волостей Моршан[ского] уезда. Бьют в колокола, поют боже царя храни. 9 ноябр. 1918 г.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 18. Л. 248.
Оперативный. Секретно.
ПРИКАЗ
КОМАНДУЮЩАГО ВСЕМИ ВООРУЖЕННЫМИ КИРСАНОВСКИМИ ОТРЯДАМИ
№ 1
10 Ноября 1918 года. Дер. Куровщино.
§ 1.
Сего числа сформирован Военно-Полевой Штаб Кирсановских вооруженных отрядов в составе Командующего всеми вооруженными отрядами товарища ЛАПКИНА, начальника Штаба товарища ЛЕВИНА, его помощника товарища МОТУЗЕНКО, и политических Комиссаров товарищей: АГЕЙКИНА и РОЖКАЛНС.
§ 2.
В составе Кирсановских вооруженных отрядов входят следующия части: один эскадрон 1-го Московского Кавалерийского полка при 2-х пулеметах. Один взвод Козловского маршевого эскадрона. Полторы роты Смоленского пехотного запасного полка, Отряд Сокольнической волости, Отряд Куровщинской волости, Отряд Богородицкой волости. Все отряды подчиняются непосредственно Командующему всеми отрядами.
§ 3.
Завтра 11-го сего Ноября Отрядам и Военно-Полевому Штабу перейти в деревню Осиновый Гай9, для чего всем отрядам к 10 часам утра построиться на северной окраине дер. Куровщино. В головную заставу назначаю взвод от эскадрона 1-го Московского кавалерийского полка, в прикрытие 12 всадников от Козловского маршевого эскадрона.
§ 4.
Командиру эскадрона 2-го Московского кавалерийского полка назначить два разъезда в 9 коней и командиру взвода Козловского маршевого эскадрона один такой-же разъезд. Разъездам выступить завтра 11-го сего Ноября в 6 часов утра. Перед выступлением Начальникам разъездов за заданиями явиться лично ко мне.
§ 5.
При приходе отрядов в дер. Осиновый Гай Дежурной частью назначаю Роту с пулеметом Смоленского пехотного полка. Начальником дежурной части назначаю командира роты товарища Ивана КРАСКИНА. Полевые караулы для непосредственного охранения отрядов назначить от дежурной части.
Командующий всеми вооруженными отрядами /подпись/
Начальник Штаба /подпись/ Политические Комиссары /подпись/
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 112. Заверенная копия. Машинопись.

ПРИКАЗ № 2
КОМАНДУЮЩАГО ВСЕМИ ВООРУЖЕННЫМИ КИРСАНОВСКИМИ ОТРЯДАМИ.
11-го Ноября 1918 года д. Рудовка.
§ 1.
В состав вооруженных Кирсановских отрядов действующих против контр-революционных банд присоединились Коммунистические отряды волостей Софьинской и Никольской.
§ 2.
По прибытии сего числа в дер. Осиновый Гай отряды разделились на 2 колонны, первая колонна Рота Смоленского пех. полка, отряды Коммунистов Богородицкой, Софьинской и Никольской при взводе Кирсановского запасного эскадрона под общим командованием Командира роты тов. КРАСКИНА заняли дер. Шереметьево. Вторая колонна под моим командованием в составе: эскадрона 1-го Московского кавалерийского полка и отрядов Соколовского и Куровщинского перешли в д. Рудовку.
§ 3.
Завтра 12-го сего Ноября отрядам стоящим в д. Шереметьево под командованием тов. Краскина повести наступление на д. Васильево, заняв которую с Юга повести наступление на Пичаево. Отрядам стоящим в Рудовке под моим командованием наступать на д.д. Бадин, Питим, Липовку и Пичаево. Обоим колоннам держать тесную связь, выслав на фланги разъезды. Донесения направлять в д. Бадин.
Командующий всеми вооруженными отрядами
Начальник Штаба
Политические Комиссары РОЖКАЛНС
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 113. Заверенная копия. Машинопись.
ПРИКАЗ №3
КОМАНДУЮЩАГО ВСЕМИ ВООРУЖЕННЫМИ КИРСАНОВСКИМИ ОТРЯДАМИ ДЕЙСТВУЮЩИМИ ПРОТИВ КОНТР-РЕВОЛЮЦИОННЫХ БАНД.
12-го Ноября 1918 года д. Рудовка
§ 1.
При наступлении сегодня левой колонны под командой тов. КРАСКИНА на дер. Васильево, противник значительно превосходя силами обрушился всей тяжестью на наши отряды этой колонны и под давлением банд, за отсутствием притом в достаточном количестве патронов, наши отряды принуждены были отступить с боем обратно в д. Шереметьево потеряв из строя 4-х раненных роты Смоленского пех. полка и оставив в руках противника 1 пулемет, замок с которого предварительно был снят.
§ 2.
При наступлении правой колонны под моим командованием на дер. Питим в состав действующих отрядов присоединился Моршанский отряд Коммунистов с 1 пулеметом, который до этого вел бой с бандитами в районе Питима и совместно с которым эта деревня была пройдена с боем нашими отрядами до дер. Липовки. По случаю создавшегося положения, когда не представлялось возможности удержать натиск противника на дер. Вышенку и Гурово и когда тыл наших сил оказался оголенным, отряды принуждены были не занимая д.д. Питима и Шереметьева отойти в Рудовку оставив заставу в Бадине и держа связь с Пензинским отрядом, который находился на ст. Вернадовка10.
§ 3.
Завтра 13-го сего Ноября Командиру эскадрона 1-го Московского кавалерийского полка выслать разъезд на дер. Вышенку и Гурово и Командиру роты Смоленского пех. полка выслать пешую разведку на дер. Шереметьево которым выступить в 7 часов утра. Перед выступлением за заданиями Начальникам разъезда и разведки явиться ко мне.
Командующий всеми вооруженными отрядами
Начальник Штаба
Политические Комиссары РОЖКАЛНС
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 114. Заверенная копия. Машинопись.

Выборка из доклада возстания в Моршанском уезде по делу бывшаго председателя уездной партии Коммунистов (большевиков) Агейкина11.
Чрезвычайный политический Комиссар главного полевого Штаба Агейкин присутствовал после занятия дер. Шереметьевки на сходе арестованных граждан села, а также присутствовал при расстреле главарей мятежа. После неудачи наступления на Васильевку ввиду подавляющего большинства противников, где мы потеряли в бою трех красноармейцев и главного врача полевого Штаба Кригера, также не оказалось тов. Агейкина в чем мною было донесено начальнику полевого Штаба. Через несколько времени прибыли подкрепления из гор. Кирсанова во главе тов. Сатанина и некоторых других, которые заявили, что удивляло всех ввиду того, что он о своем отъезде в Кирсанов не доложил ни кому из членов Штаба. Так как в то время мы потерпели поражение и крайне нуждались в моральных силах в рядах отряда, дабы не создалось паники и неорганизованного отхода и так же по данным сведениям выяснилось, что неприятель хорошо организован и крепок. Самовольный отъезд политического Комиссара с фронта тов. Агейкина вызвало нарекание со стороны солдат отряда за командный состав и других ответственных лиц, видя незаконное действие со стороны политического Комиссара Агейкина, Штабом были приняты меры, дабы действия такового не разложили отряда, немедленной посылки телеграммы в Кирсанов о немедленном аресте такового, что и было исполнено.
Председатели Чрезвычайной Комиссии и Чрезвычайный политический Комиссар
главного полевого Штаба Рожкалнс.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 96. Заверенная копия. Машинопись.
ПРИКАЗ №3/б
КОМАНДУЮЩАГО КИРСАНОВСКИМИ ВООРУЖЕННЫМИ ОТРЯДАМИ ДЕЙСТВУЮЩИМИ ПРОТИВ КОНТР-РЕВОЛЮЦИОННЫХ БАНД.
13-го Ноября 1918 года д. Рудовка
§ 1.
Самовольно отлучившегося из Военно-Полевого Штаба Кирсановских вооруженных отрядов, действующих против контр-революционных банд, Политического Комиссара Штаба товарища АГЕЙКИНА исключить из списков Полевого Штаба о задержании товарища АГЕЙКИНА для привлечения его к ответственности, как дезертировавшего во время боевых действий.
§ 2.
Прибывшего в Военно-Полевой Штаб отрядов действующих против контр-революционных банд, Председателя Кирсановского Уездного Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов Товарища САТАНИНА, назначенного политическим Комиссаром Военно-Полевого Штаба, зачислить в списки Штаба вместо дезертировавшего из Штаба Товарища АГЕЙКИНА.
Командующий всеми вооруженными отрядами
Начальник Штаба
Политические Комиссары РОЖКАЛНС.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 115. Заверенная копия. Машинопись.
ПРИКАЗ № 4
ВСЕМИ ВООРУЖЕННЫМИ КИРСАНОВСКИМИ ОТРЯДАМИ ДЕЙСТВУЮЩИМИ ПРОТИВ БАНД КОНТР-РЕВОЛЮЦИИ.
13-го Ноября 1918 года д. Рудовка.
§ 1.
Завтра 14-го сего Ноября всем отрядам выступить в дер. Шереметьево поведя наступление на д.д. Гурово и Вышенку. По прибытии в Шереметьево всем Начальникам Отрядов явиться ко мне для совместной выработки плана наступления и получения дальнейших инструкций.
§ 2.
Командиру эскадрона 1-го Московского кавалерийского полка выслать разъезд на д.д. Шачи, Шилово и Командиру взвода Кирсановского запасного эскадрона выслать разъезд на д.д. Вышенку и Гурово. Разъездам выступить завтра 14-го сего Ноября в 6 часов утра. Перед выступлением Начальникам разъездов явиться ко мне за получением заданий. Все донесения направить в д. Шереметьево.
Командующий всеми вооруженными отрядами
Начальник Штаба
Политические Комиссары РОЖКАЛНС.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 116. Заверенная копия. Машинопись.
ПРИКАЗ № 5
КОМАНДУЮЩАГО ВСЕМИ ВООРУЖЕННЫМИ КИРСАНОВСКИМИ ОТРЯДАМИ ДЕЙСТВУЮЩИМИ ПРОТИВ БАНД КОНТР-РЕВОЛЮЦИИ.
14-го Ноября 1918 года д. Шереметьево.
§ 1.
В состав действующих отрядов прибыл пеший эскадрон 1-го Московского Кавалерийского полка в составе 50 человек при 1 пулемете.
§ 2.
Завтра 15-го Ноября в 8 часов утра всем отрядам выступить из д. Шереметьево и вновь повести наступление на д.д. Вышенку и Гурово. Начальникам отрядов за заданиями явиться ко мне за час до наступления.
§ 3.
Командиру эскадрона 1-го Московского кавалерийского полка выслать разъезд на д. Питим, Липовку. Разъезду выступить завтра 15 Ноября в 6 часов утра. За получением инструкций Начальнику разъезда перед выступлением явиться ко мне.
Командующий всеми вооруженными отрядами
Начальник Штаба
Политические Комиссары РОЖКАЛНС.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 117. Заверенная копия. Машинопись.
ПРИКАЗ № 6
КОМАНДУЮЩАГО ВООРУЖЕННЫМИ ОТРЯДАМИ ДЕЙСТВУЮЩИМИ ПРОТИВ КОНТР-РЕВОЛЮЦИОННЫХ БАНД
15-го Ноября 1918 года Шереметьево.
§ 1.
Завтра 16 Ноября в 8 часов утра одновременно группам Кирсановских и Пензинских отрядов повести наступление на село Васильево, Липовку и Пичаево, стараясь левым своим флангом сделать обходное движение, для того чтобы не дать возможности неприятелю уйти в ближайшие леса. 2-я Пензинская группа своим правым флангом недопускает неприятеля прорваться к железной дороге и стараясь в то же время обходным движением своего левого фланга войти в связь с правым флангом Кирсановской группы.
§ 2.
Стоящей в заставе для связи с Пензинским отрядом в д. Бадине в то же время перейти в дер. Питим.
§ 3.
Резерву Московского кавалерийского полка влиться в Кирсановскую группу оставив заставу в Рудовке.
§ 4.
Полевому Штабу действующих отрядов перейти в дер. Вышенку, куда и прислать все донесения, лазарету так же перейти в дер. Вышенку и находиться при полевом Штабе.
§ 5.
Для наблюдения и руководства Пензинской группой назначается из полевого Штаба Товарищ Балов, которому и предписывается выехать по месту нахождения отрядов к 7-ми часам утра 16 сего Ноября.
Командующий всеми вооруженными отрядами
Начальник Штаба
Политические Комиссары РОЖКАЛНС.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 118. Заверенная копия. Машинопись.
ПРИКАЗ № 7
КОМАНДУЮЩАГО ВСЕМИ ВООРУЖЕННЫМИ ОТРЯДАМИ ДЕЙСТВУЮЩИМИ ПРОТИВ КОНТР-РЕВОЛЮЦИОННЫХ БАНД.
18-го Ноября 1918 года д.Васильево.
§ 1.
Завтра 19 Ноября отрядом выступить в д. Большой Ломовис и Гагарино, для чего Кирсановскому, Соколовскому отрядам по эскадрону 1-го Московского кавалерийского полка с 3-мя пулеметами двигаться походным порядком с мерами охранения и следовать на дер. Шачи, где узнав от разведки расположения банд продолжать движение дальше боевым порядком. Вышеуказанным отрядам выступить в 8 часов утра под командой Командира Козловского эскадрона тов. Булатова.
§ 2.
Отряду 1-го Смоленского пехотного полка и Никольскому расположенных в д. Шереметьево самостоятельно выступить на д. Шачи, где присоединиться к первому отряду и под общим моим командованием продолжать движение на Ломовис.
§ 3.
Богородицкому отряду и Кирсановской роте местного назначения находящимся в д. Усово12 под командой Тов. Дрокова двигаться по направлению к Гагарину, тесно держа связь с отрядом Тов. Протопопова, высылая разведку на Гагарино.
§ 4.
Командиру эскадрона 1-го Московского кавалерийского полка и командиру отряда Тов. Краскину в 6 часов выслать разъезды по направлению Гагарина донесения направлять в дер. Шачи.
§ 5.
Пешему эскадрону 1-го Московского кавалерийского полка под командой Тов. Тектова остаться на месте в д. Васильево, для прикрытия тыла и недопущения вновь возстаний контр-революционеров и кулацких банд.
Командующий всеми вооруженными отрядами
Начальник Штаба
Политические Комиссары РОЖКАЛНС.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 119. Заверенная копия. Машинопись.
ПРИКАЗ № 8
КОМАНДУЮЩАГО ВООРУЖЕННЫМИ ОТРЯДАМИ ДЕЙСТВУЮЩИМИ ПРОТИВ КОНТР-РЕВОЛЮЦИОННЫХ БАНД В ТАМБОВСКОЙ ГУБ.
21-го Ноября 1918 года д. Васильево.
§ 1.
На основании решения товарища Протопопова Пензинский отряд закончив свои задачи возвращается без всяких задержек обратно в распоряжение своего непосредственного Начальства.
§ 2.
Командира 5-й бригады Пограничной обороны Тов. Языкова предаю Суду Тамбовского Военно-революционного Трибунала за нарушение Конституции Советской Федеративной Республики. Тов. Языков остается на свободе лишь как Коммунист.
§ 3.
Отрядам Тов. Лапина вернуться в Кирсанов, согласно разрешения полученного мной по прямому проводу от Губвоенкома Шиндарева.
§ 4.
Комиссару Тов. Антонову13 с отрядом Тов. Языкова вменяется в обязанность наблюдения охраны возставших волостей, сел и деревень впредь до особого распоряжения Губвоенкома.
§ 5.
Считая мятеж ликвидированным возвращаюсь обратно в Кирсанов, при чем слагая с себя обязанности Командующего всеми вооруженными отрядами действующими против контр-революционных банд, приступаю к исполнению прямых обязанностей Кирсановского Уездного Военного Комиссара и Начальника Гарнизона.
Командующий всеми вооруженными отрядами
Комиссар Главного Полевого Штаба РОЖКАЛНС.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 120. Заверенная копия. Машинопись.
ПРОТОКОЛ №11
Заседания Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контр-революцией, спекуляцией и преступлением по должности при Кирсановском Совдепе, состоявшагося 25-го Ноября. На заседании присутствовали Председатель тов. Рожкалнс, тов. Председателя тов. Бодров, Членов: тов. Меньшов, тов. Зудин и Секретаря Иванищев.
СЛУШАЛИ:
[...]
3) Разбор дел. По обв. Меркушова, Надрова, Казьминых Ивана и Михаила в к.-революционных действиях №150.
ПОСТАНОВЛЕНО: обвиняемые происходят из Моршанского уезда и неимения точного материала, передать дело для разследования и окончательного решения в Моршанскую Чрезвкому.
4) По обв. священника Косьмыдемьянского и Панова в противо-Советской агитации.
Косьмыдемьянского и Панова как лиц призывавших толпу к разгрому Советов в тот момент когда было возстание контр-революционных банд, и уезд был введен в осадном положении, ПОСТАНОВЛЕНО: разстрелять и широко опубликовать среди населения14 [...].
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 92. Заверенная копия. Машинопись.
ПРИКАЗ №5
Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контр-революцией, спекуляцией и преступлением по должности при Кирсановском Совете Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов.
1. Комиссия доводит до сведения всех граждан гор. Кирсанова и его уезда, что во время мятежа в Рудовской волости 23 и 24 Октября 1918 г. были расстреляны на месте главари мятежа следующие лица:
1) Галыгин Илья Давыдович руководитель мятежом и составлял списки контр-революционеров, выдавал оружие, отобранное у комитета бедноты и Волостного Совдепа.
2) Гуров Никифор Сидорович шел во главе мятежников с контр-революционным флагом.
3) Дугин Панкратий Тихонович один из главарей мятежа вел контр-революционную агитацию, принимал участие в освобождении ранее арестованных мятежников.
4) Раковский Дмитрий Варфоломеевич созывал мятежников в ночь под 24 Октября и призвал к восстанию.
5) Гуров Макар Андреевич вел сильную агитацию против Советской Власти.
6) Кульков Никифор Сидорович руководил частью банды покушающеюся на членов местного Совдепа.
2. Всем волостным и сельским партийным ячейкам коммунистов (большевиков) составить списки на оружие еще не зарегистрированное в комиссии по отдельности, т.е. на которое не имеется отдельного распоряжения, с точным указанием системы номера и на ком оно состоит с утверждением уездного комитета партии коммунистов (большевиков) представив в комиссию для регистрации и высылки на нее разрешения.
Разрешение на право имения револьвера или охотничьего ружья оплачивается гербовым сбором в сумме двух рублей, а потому предлагается на каждое такое разрешение прилагать к списку по два рубля гербовых марок для оплаты разрешения.
Беспартийным же гражданам разрешения на охотничьи ружья будут выдаваться с поручительством волостного политического комиссара партийной ячейки и волостного Совдепа.
Предлагается всем партийным ячейкам коммунистов (больш.) и волостным Совдепам отобрать у граждан оружие не зарегистрированное в комиссии ввиду давно истекшего срока и считать таковое конфискованным согласно приказа комиссии №3 при местной партийной ячейке.
3. В последнее время часто в селах и деревнях обнаруживается кулацкое восстание против рабоче-крестьянского правительства по подавлении таковых выясняется, что этим восстанием руководят определенные банды белогвардейцев и других насильников империалистов. Использовав трудный момент ввиду недостатка некоторых продуктов первой необходимости, в селах и деревнях эти же хищники и возмутители населения свили свои контр-революционные гнезда в тех местностях нашей республики откуда доставлялись те продукты, в которых мы теперь особенно нуждаемся, проводя свою политику тонко, они зная что в недостачи продуктов легко им взволновать своими хитрыми выходками массу народа против пролетарской власти, строющую народное творчество.
Товарищи крестьяне и рабочие, более 300 лет мы были под гнетом этих хищников, которые нас угнетали и издевались над нами, строили для нас тюрьмы, каторги, заковывали нас в цепи и превратили в пушечное мясо в империалистических мировых бойнях. Мы свергли их своими мозолистыми руками, разбили их на голову, построили новую жизнь, стали у руля власти сами. Но часть этих жалких остатков пытается подавить стремление народа и вернуть к старому. Товарищи, будем бдительными и стойкими, отстоим свои права, перенесем тяжелую нужду и с оружием в руках освободим из под хищников всю нашу республику. Пробил час мировой революции, угнетенные народы свергают поработителей и водворяют светлую будущность во имя социализма. Не страшны нам эти вампиры, близок час победы, выступим бодро с открытой грудью в последний бой во имя строения нового социального строя и освобождения всего человечества. Империалисты сведя окончательно свое владычество всячески стараются по темным углам со своими агентами подстрекать народ вызывая бунты, которые тормозят рабоче-крестьянскому делу, но эти бунты и их заговорщики подавляются в корне. Чрезвычайная комиссия стоя на страже трудового народа открыто заявляет, что она не пожалеет и сметет с лица земли всех главарей и участников мятежей. Просим всех истинных сынов трудовой республики не поддаваться агитациям шпионов и наймитов международной буржуазии, тормозящих дело крестьян и рабочих.
Да здравствует бой за социализм!
Да здравствует всемирная революция!
Да здравствует власть советов всего мира!
Коллегия комиссии Председатель Рожкалнс
Тов. Председателя Бодров
Секретарь Иванищев
1918 г. декабря 11 дня.
ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 42. Л. 121. Типографский экз.
Публикация Марины Климковой
________________________________________
Примечания
1. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг. «Антоновщина»: Документы и материалы. Тамбов, 1994. С.23.
2. На надгробном кресте П.И. Космодемьянского, похороненного у алтаря Знаменской церкви современного села Осиновый Гай Тамбовской области, увековечен год его рождения - 1873. В «Клировых ведомостях за 1917-й г.» в списке служителей Кирсановских церквей приводится другая дата - 22 августа 1872 г. См.: ГАТО. Ф. 181. Оп. 1. Д. 2317. Л. 171.
3. О различных версиях гибели П.И. Космодемьянского см.: Кожемяко В. Есть в России Осиновый Гай: Здесь 75 лет назад родилась Герой Советского Союза Зоя Космодемьянская// Правда, 1998 (от 11-14 сентября); Кученкова В.А. Крестный путь сельского священника Петра Космодемьянского// Мир Божий. М., 2001, № 1.
4. В документе 1917 г. приведены следующие сведения: «Священник Петр Иванович Космодемьянский 45 лет, в мае 1916 г. награжден камилавкой. Окончил курс Тамбовской духовной семинарии в 1894 г. 12 ноября 1894 года определен псаломщиком села Большой Липовки Моршанского уезда, где одновременно был учителем по всем предметам церковно-приходской школы. 1900 г. 6 февраля рукоположен во священника церкви села Крутца Моршанского уезда, где состоял заведующим и законоучителем церков. приход. школы и представителем церков. приход. попечительства. 1906 г. 2 июня по прошению переведен в настоящее место [Знаменскую церковь с. Осиновые Гаи - М.К.], где состоит законоучителем начальной школы и председателем приходского совета». Далее в документе приводятся сведения о родственниках П.И. Космодемьянского, среди которых: его жена Лидия Федоровна (род. 23 марта 1874 г.) и дети Анатолий (отец Зои и Александра Космодемьянских, род. 24 октября 1900 г.), Алексей (род. 12 марта 1903 г.), Александр (род. 9 июля 1905 г.) и Феодор (род. 18 октября 1907 г.). Любопытно, что старшие сыновья Петра Ивановича, Анатолий и Алексей, в то время учились в Тамбовской духовной семинарии, Александр - в духовном училище. См.: ГАТО. Ф. 181. Оп. 1. Д. 2317. Л. 3 (об.), 171-174 (об.).
5. ГАТО. Ф. Р-17. Оп. 1. Д. 46. Л. 73-73 (об.).
6. Там же. Л. 74.
7. Рожкалнс Э.Э. - в 1918-1919 гг. председатель Кирсановской и Борисоглебской уездных ЧК.
8. Дыбовский Н.А. - вместо него на выборах 6 февраля 1918 г. А.С. Антонов стал представителем от союза милиционеров Кирсановского Совета.
9. Село Осиновый Гай (ранее – Осиновые Гаи или Богословское) - родина Героев Советского Союза Зои и Александра Космодемьянских.
10. Близ станции Вернадовка располагалась усадьба В.И. Вернадского - известного ученого и общественного деятеля, бывшего тамбовского помещика и гласного Тамбовского губернского земства.
11. А.И. Агейкин, уроженец села Соколово Кирсановского уезда Тамбовской области, с марта по ноябрь 1918 г. являлся одним из самых активных коммунистов-большевиков. На первом съезде Советов он был выбран председателем Уездного Исполнительного Комитета, затем первым председателем уездного Комитета большевиков. Самовольный отъезд Агейкина из армии во время Рудовского восстания был осужден его товарищами по партии на III Конференции Укомболя, состоявшейся 10-12 декабря 1918 г., после чего его фамилия в документах более не упоминается.
12. При деревне Усово располагалась усадьба В.С. Шиловского, куда неоднократно приезжал композитор П.И. Чайковский.
13. Однофамилец А.С. Антонова.
14. Петр Иванович Космодемьянский (1872-1918) - дед Героев Советского Союза Зои и Александра Космодемьянских, служил священником в Знаменской церкви с. Осиновые Гаи, располагавшегося в 5-ти верстах от Рудовки.
Изображения
Тип файла: jpg Karta.jpg (90.8 Кб, 21 просмотров)
  Ответить с цитированием
Старый 18.05.2007, 11:12   #5
А. Комбаров
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию

Автор не то Самошкин, не то Просветов. Точно указать не могу, но кто-то из них...

«Антонов огонь»

НАЧАЛО
С приходом Февральской революции последовала всеобщая амнистия политических заключенных, к которым был отнесен и Александр Антонов. Сразу после освобождения из Владимирского централа Антонов поспешил на родину. Его прежние революционные заслуги не были забыты новой властью, и уже с марта 1917 года Антонов состоял помощником начальника милиции 1-й части города Тамбова, а затем и заместителем начальника городской милиции. С октября 1917 года Антонов являлся начальником Кирсановской уездной милиции, членом уездного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В документах 1917-18 гг. он называл себя эсером либо левым эсером.
С уходом в подполье летом 1918 г. Александр Антонов, по некоторым данным, отправился в Самару и участвовал в борьбе Комуча (Комитет членов Учредительного собрания) против Советской Республики. В конце 1918 г. он возвратился в Тамбовскую губернию и организовал боевую дружину в несколько десятков человек, которая до лета 1920 г. вела индивидуально-террористическую борьбу с местными органами диктатуры пролетариата. Проще говоря, совершая налеты на местные сельсоветы, совхозы и коммуны, Антонов со своими товарищами убивал советских работников и, главным образом, коммунистов. Именно в них он видел врагов деревни. Чтобы уяснить себе различие между большевиками и эсерами, следует сказать, что движущей силой революции большевики считали рабочий класс, а эсеры - крестьянство. Отсюда и отношение к деревне у этих партий было разным, а следовательно, и поддержка эсеров со стороны крестьян была значительной. Все это происходило на фоне обостряющегося противостояния города и деревни. Так, в информационной сводке Тамбовского уполитбюро, датированной не ранее 15 августа 1920 г. сообщалось: "Между рабочими и крестьянами контакта нет, это два противоположных лагеря. Рабочий недоволен крестьянином, тем, что тот не дает хлеба государству, а поэтому не может получить хлеба сам, крестьянин же недоволен тем, что рабочие работают 8 часов"[1]. Городу нужен был хлеб, однако деревня за этот хлеб взамен ничего не получала, т.к. промышленное производство находилось в упадке, рынок как таковой отсутствовал.
Поначалу крестьянские волнения и налеты антоновцев на сельские советы не были взаимосвязаны. Но продразверстка и мобилизация все более и более ухудшали отношения крестьян с советской властью. Действительно, большевики в деревне вели себя как захватчики. Так, Губпродкомом (Губернский продовольственный комитет) с 27 ноября 1920 г. была организована "хлебная неделя" с обязательством выполнить полностью ноябрьскую продразверстку. Уполномоченный губпродкома с отрядом или ответственный агент, являясь в волость или село, созывал сход, на котором после агитационной речи предъявлял требование о сдаче "ноябрьских излишков", назначая возможно кратчайший срок, в течение которого хлеб должен быть вывезен на ссыпной пункт. Местные советы, в свою очередь, должны были "следить за своевременным выполнением вывоза и в случае задержки обязаны принимать меры". Далее директива гласила, что "в случае отказа сдачи совет и наиболее кулацкий элемент арестовываются, все их имущество конфискуется, у остальных крестьян забирается весь хлеб до последнего"[2].
Еще более суровые меры ожидали крестьян, если они попытаются оказать вооруженное сопротивление продотрядам. В таких случаях губчека приказывала производить полную конфискацию имущества всех граждан и немедленный арест всех мужчин восставших сел от 16 до 40 лет с последующим направлением их на принудительные работы и в реввоентрибунал[3].
В книге М. Капустина "Конец утопии? Прошлое и будущее социализма" подтверждается все вышесказанное и говорится о методах "работы" продотрядов в дальнейшем: "В случае отказа отдать продовольственным отрядам "излишки" запасов крестьян арестовывают целыми толпами, конфискуют их имущества - и у богатых, и у средних. И даже у бедных. Такие конфискации, пускающие крестьян по миру, происходят в большинстве уездов Тамбовской губернии. Обычно солдаты заставляют самих крестьян нагружать телеги зерном, добром и утварью, сельскохозяйственными орудиями, и изъятая собственность везется в ближайший губернский или уездный город, где чаще всего оставляется телега, и лошадь, и крестьянин возвращается домой нищим, если он не арестован.
Однажды конфискованное крестьянское добро и скот повезли из деревни Троицкая Дубрава Козловского уезда не в ближайший уездный город, а в Тамбов, и треть скота пала в дороге от недостатка кормов и усталости.
В Кирсановском уезде [...] практикуется следующий метод наказания крестьян: всю их собственность конфискуют, взрослых забирают в лагеря принудительных работ, а детей - в приюты. Такой случай произошел в деревне Оржевка. Собранные насильственно зерно и картошка часто поедаются крысами на складах и просто на улице. Зимой 1919-1920 годов около 60000 пудов картошки погибло вследствие этого на Якоревском складе и т.д. В деревне Шульгино... 4000 пудов конфискованного зерна съели крысы и т.д. и т.п.
Не встречая никакого сопротивления со стороны терроризированного населения, уполномоченные Советской власти в выборе карательных мер перешли границы всего человеческого..."[4]
Стоит ли говорить, что уже с августа 1920 г. боевая дружина Антонова стала ядром крестьянских повстанческих отрядов. А в ноябре 1920 г. Антонов провозгласил себя начальником Главного оперативного штаба партизанских армий Тамбовского края и стал фактическим лидером крестьянского восстания. Город и деревня столкнулись в ожесточенной схватке на выживание.
Центром восстания в Кирсановском уезде стали села Рамза, Терновое, Криволучье, Трескино, Курдюки, Калугино, Паревка, Карай Салтыки, Иноковка, а также острова на озерах Чернец и Ильмень, лежащие от Вяжли до Инжавинского леса.
В ближайшее окружение Антонова входили также уроженцы Кирсановского уезда: Иван Егорович Ишин из села Калугино (главный "идеолог" восстания), Петр Михайлович Токмаков из Иноковки (участник первой мировой войны, подпоручик), Максим Юрин по кличке "Герман" из Рамзы (участник первой мировой войны, начальник партизанской контрразведки). Членом боевой дружины Александра Антонова состоял и его брат Дмитрий (впоследствии командир 4-го Низовского партизанского полка).
С осени 1920 г. можно говорить о широкомасштабной деятельности крестьянских повстанческих отрядов под предводительством Александра Антонова. Для их уничтожения губкомом вместе с губчека был организован вооруженный отряд Кирсановской уездной милиции во главе с М.С. Маслаковым. Наряду с этим большевики повели активную информационную войну против восставших. Все повстанцы были объявлены бандитами и никак иначе их теперь не называли ни в газетах, ни в листовках, ни в прочих сводках информации. Однако это мало останавливало восставших.
В ночь с 28 на 29 августа группой повстанцев в 90 человек во главе с Антоновым в Иноковке были обезоружены и казнены милиционеры 3-го района и вся местная власть. До 4 сентября повстанцы заняли ряд волостей: Рамзинскую, Калугинскую, Курдюковскую, Трескинскую и др.
В ясный и теплый день 4 сентября 1920 г. в с. Трескино из Инжавино прибыл вооруженный отряд Кирсановской уездной милиции во главе с Маслаковым. В составе этого отряда был и председатель Кирсановской УЧК (уездной чрезвычайной комиссии) Сачко. Отряд численностью около 100 человек был вооружен винтовками, ручными гранатами и одним станковым пулеметом системы "Максим". Сразу по прибытии, отряд расположился на церковной площади близ волисполкома (волостной исполнительный комитет). Маслаков приказал бить в набат церковного колокола и собирать народ на митинг. Вскоре народ не только села Трескино, но и окрестных деревень собрался на церковную площадь. Перед собравшимися Маслаков выступил с речью, в которой пытался выяснить отношение крестьян к антоновцам. Когда часть из присутствующих на этом митинге высказала свое сочувствие и поддержку восставшим крестьянам других деревень, Маслаков приказал по этим, как он назвал их антоновским агитаторам, открыть огонь. Огнем из винтовок некоторые были ранены, другие разбежались.
Пока происходило это событие на церковной площади в Трескино, повстанцы, расправившись с коммунистами в с. Калугино, направились в Трескино. По пути своего движения они разгромили также хозяйство коммуны, находящейся на территории бывшего имения Матвеева и тоже расстреляли и зарубили там несколько коммунаров.
Примерно к 2 часам дня восставшие, часть которых была вооружена винтовками и холодным оружием (а большая часть вилами, топорами, лопатами и косами) приблизились к Трескино.
Отряд Маслакова после расстрела собравшихся крестьян на церковной площади, получив данные от своей разведки о приближении к Трескино повстанцев, занял северную и северо-западную окраины села в готовности к ведению боя с приближавшимися антоновцами. На возвышенности, так называемом "семеновском кургане", был выставлен станковый пулемет "Максим".
Как только восставшие приблизились к селу, по ним из станкового пулемета был открыт шквальный огонь. Наступавшие рассеялись и небольшими группами, укрываясь в конопле, продолжали двигаться на село. Далее, маскируясь постройками, повстанцы приблизились к церковной площади, к волисполкому. Вскоре началась беспорядочная стрельба повсюду. В этой обстановке трудно было разобраться кто и куда стреляет. Беспорядочная стрельба продолжалась около двух часов. С началом боя, если это можно было так назвать, вооруженные из числа антоновцев, зная хорошо местность в окрестностях Трескино, по оврагу обошли "семеновский курган" с тыла и захватили станковый пулемет. В отряде возникла паника. От полного разгрома и уничтожения отряда спасла находчивость бывшего командира Кирсановского ЧОН (части особого назначения) Фролова, который, в критический момент взяв на себя командование, организовал разрозненные силы в "коробочку" и вывел отряд из окружения. В этом коротком бою около 20 человек из отряда Маслакова, в том числе и председатель Кирсановской УЧК Сачко, были убиты.
Одержав победу над отрядом Маслакова в Трескино, восставшими во второй половине дня на той же церковной площади был собран митинг. Многие крестьяне Трескино и окрестных деревень тут же примкнули к повстанцам.
После отступления из Трескино отряд Маслакова направился в Инжавино и расположился там в здании бывшей гимназии, находящейся близ железнодорожной станции.
На следующий день около 10 часов в Трескино на церковной площади вновь собрался митинг, на котором антоновцы призывали крестьян наступать на Инжавино. При этом говорилось, что с ними и за ними идут все крестьяне, в их руках Курдюки, Шаболовка, Калугино, Болотовка и много других деревень и сел. Если падет Инжавино, то Кирсанов тоже падет, а с падением этих пунктов Советская власть перестанет существовать. Часа три продолжался митинг и, наконец, было решено на следующий день наступать.
В Инжавино были уже проинформированы о готовящемся наступлении и тут же запросили Кирсанов о подкреплении. Вскоре из Кирсанова прибыл эскадрон кавалерии в составе 80 всадников без винтовок с одними клинками и к тому же полностью укомплектованный из бывших дезертиров Кирсановского уезда, в том числе из тех сел, которые были охвачены восстанием. Отряд Маслакова расположился на окраине с. Волхонищино, а кавалерийский эскадрон был отведен к полотну железной дороги в целях обезопасить фланги и тыл.
6 сентября повстанцы с трех сторон с запада, юга и востока с криками "ура" атаковали Инжавино. Бой продолжался в течение нескольких часов. Когда отряд Маслакова начал постепенно отходить, кавалеристы на приказ атаковать повстанцев не сдвинулись с места. Все смешалось. Люди стали разбегаться в разные стороны. К этому времени бой перешел на городскую площадь. С наступлением темноты повстанцы овладели населенным пунктом, а уцелевшие бойцы отряда Маслакова отступили на ст. Земляное.

АПОГЕЙ
В виду происшедших событий в Трескино и Инжавино Кирсановские власти «впали в панику» и обратились за помощью в Саратов. Оттуда были высланы две роты курсантов.
Ночью на станцию Земляное к отряду Маслакова, выбитому накануне из Инжавино антоновскими повстанцами, прибыла рота Саратовских курсантов под командованием Зенковича. В распоряжении коммунистов была также бронелетучка, состоящая из 4 открытых платформ, обложенных мешками с песком по бортам, одного малокалиберного орудия и 40 человек команды. Был принят план, по которому отряд Саратовских курсантов на рассвете обходным движением должен преградить путь к отступлению повстанцев в сторону с. Терновое, а отряд Инжавинского ревкома во главе с Маслаковым закроет путь в сторону с. Балыклея, при этом основные силы будут наступать прямо на Инжавино. На бронелетучку возлагалась задача приблизиться к Инжавино и втянуть повстанцев в перестрелку с целью отвлечь их внимание от задуманных маневров по окружению Инжавино.
С рассветом данный план был приведен в действие. Повстанцев из Инжавино выбили, однако окружить их не удалось.
29 сентября войска, состоящие из Тамбовских пехкурсов, кавалеристов и частью из Кирсановского гарнизона, всего приблизительно 800 человек, настигли антоновцев у села Козмодемьянское и нанесли им значительный урон. Антонов с основными силами ушел к Чернавке, Уварову, а затем скрылся в пределах Борисоглебского уезда.
В последующие два месяца повстанцы сосредотачивали свои действия, главным образом, в уездах: Борисоглебском, Тамбовском и Усманском. Однако отдельные отряды, доходящие численностью до 800 человек, совершали рейды и по Кирсановскому уезду. Так, 18 октября повстанческий отряд численностью в 300 всадников и 500 пехотинцев прошел через Нащекино на Подвигаловку, где было убито 3 коммуниста. 19 октября отряд проследовал в Куровщино и Зеленовку, а затем, после столкновения с красной кавалерией в 100 сабель, через Гавриловку на Пересыпкино и Васильевку. В Васильевской волости антоновцами было убито 5 коммунистов. 21 октября повстанцы двинулись по направлению Богдановки и Глуховки. После столкновения с красными частями отряд отступил на Чутановку, а с Чутановки на Градский Умет. 23 октября отряд повстанцев сгруппировался в Рамзинском лесу и вновь, приблизительно в количестве 150 человек, двинулся на Иноковку и Шаболовку, но не заходя в них, направился в Тамбовский уезд. Отдельные силы этого отряда остались в Кирсановском уезде и совершали внезапные налеты. 27 октября ими были убиты 3 коммуниста в Рамзе.
Тем временем, Антонов перешел к созданию регулярного повстанческого войска. Войско состояло из отрядов, формировавшихся в полки с названием по имени и фамилии их командиров или по населенным пунктам. Был у Антонова и, так называемый, железный (особый) полк – своеобразная личная гвардия. Все повстанцы вооружались огнестрельным и холодным оружием. Передвигались обычно на лошадях верхом и на подводах. Эти отряды были довольно подвижными. Они неожиданно появлялись там, где их часто не ожидали, а затем быстро исчезали. Опираясь на сочувствие местного населения и снабжаясь за счет этого населения продовольствием и средствами передвижения, антоновцы вступали в бои с отрядами местных коммунистов и отдельными отрядами частей Красной Армии, при удачном исходе боя захватывали у них оружие и вооружали новые отряды.
К концу 1920 г. бльшая часть Тамбовской губернии оказалась во власти повстанцев. Оставаться в сельской местности коммунистам было весьма небезопасно и советская власть теперь существовала преимущественно в городах, где сосредотачивались крупные вооруженные силы, способные защитить эти населенные пункты от восставших.
Начиная со второй половины ноября 1920 г. и до наступления весны 1921 г. нередко происходили крупные бои и сражения частей Красной Армии с многочисленными повстанческими отрядами. В этих боях с обеих сторон применялись не только винтовки, пулеметы и гранаты, но и артиллерия. Крупные сражения произошли в районах Сампура, Чакино, Ржаксы, Рассказово и других местах. Одно из последних крупных сражений произошло в ночь с 15 на 16 апреля 1921 г. под Кирсановом.
Еще накануне по указанию из Тамбова Заволжская военная бригада под командованием Чайковского погрузилась на ст. Кирсанов и в половине дня отбыла в Рассказово, подвергнувшемуся нападению антоновцев. В то же время командующий рассказовской группы Симкин выступил из Рассказово в Кирсанов.
Днем 15 апреля командир 2-й роты ЧОН (Части Особого Назначения) Яроцкий проводил в Кирсанове тактические занятия со своей ротой около городского кладбища. По окончании занятий коммунисты и комсомольцы были распущены по домам, за исключением отделения охраны. К этому времени городской гарнизон насчитывал роту ЧОН, роту Особого отдела, бронедивизион им. Петросовета, состоящий из одного тяжелого броневика и двух легких, с небольшим количеством команды, а также отряд конной милиции. По данным разведки, отряды Антонова находились километров за 100 от города и угроза нападения была маловероятна.
Однако имея информацию, что из Кирсанова выбыла военная бригада Чайковского, и предполагая, что гарнизон ослаблен, Антонов совершил дальний конный рейд. Крупные силы повстанцев заняли с. Кобяки в 18 км от города. Примерно около 6-ти часов вечера 15-го апреля в город примчался крестьянин из Кобяков и сообщил, что в Кобяки вступили антоновцы. Командир роты ЧОН Яроцкий приказал начальнику уездной милиции Маслакову выслать конную разведку к Кобякам, а отделению охраны – собрать коммунистов и комсомольцев. Таковых мобилизованных оказалось не более 500 человек. Конной разведкой уездной милиции повстанцы были вскоре обнаружены, причем в завязавшейся перестрелке тяжело ранили помощника начальника милиции Гусарова. После сбора роты ЧОН одна застава была выставлена по направлению к Калаису, вторая – на станции, высланы патрули по городу; отряд бронемашин под командованием Васькина разместился между церквами (Успенской и Ильинской на Соборной площади) в полной боевой готовности. Войска Симкина заняли окопы и позицию за кладбищем по дороге на Кобяки. Около 2-х часов ночи Маслаков доложил, что разведка вернулась и подтверждает сообщение крестьянина. Поскольку наступление антоновцев ожидалось с трех сторон, то силы были расположены следующим образом: рота ЧОН разместилась в центре города в ограде Успенского собора; со стороны Шиновки были выставлены пулеметы, броневик и конная милиция, которые занимали всю площадь; рота Особого отдела окопалась на окраине кладбища, где находилось одно орудие и аэроплан. Направление от военных казарм со стороны Пурсовки по Набережной улице оставалась как будто неприкрытым, но этой же ночью его занял прибывший пехотный полк, а в канаве у здания Укома ВКП (б) на углу б. Дворянской улицы и Соборной площади засели комсомольцы.
Тем временем была выслана вторая разведка конной милиции, которая в трех километрах за кладбищем заметила передвижение повстанческой конницы, о чем тут-же донесла командиру войсковой группы. Другая часть повстанцев двигалась по дороге от Калаиса.
Примерно за 1/2 часа до восхода солнца, когда еще было темно, за кладбищем послышалась отчаянная пулеметная и ружейная стрельба. Огромной массой конницы, примерно в 17 тысяч сабель, повстанцы атаковали Кирсанов. Около 5 тысяч антоновцев ворвались со стороны с. Калаис в центр города на Соборную площадь с криками: «Даешь Кирсанов!». Остальные атаковали с севера в районе кладбища. Следует сказать, что около 10 полков повстанцев, стоявших в это время у с. Кобяки, так и не вступили в бой. Штурм был плохо организован. Брошенная через пригород Шиновку со стороны с. Калаис конница Васьки Карася как-будто имела своей целью всего лишь посеять в городе панику. Дежурный взвода ЧОН выкатил пулеметы на перекресток дорог около здания Укома ВКП (б) и в упор стал расстреливать штурмующих город. Однако исход боя в это время определить еще никто не мог. Так, девушкам-комсомолкам, поначалу подносившим ящики с патронами к соборной ограде, вскоре приказали быстро вынести партийные документы из здания Укома и спрятать. Особую роль в бою сыграли бронемашины, которые, выдвинувшись из гаража пожарной охраны (через дорогу от Укома), открыли пулеметный огонь и выбили повстанцев с площади. Командир бронедивизиона Васькин с броневика пересел на мотоцикл с ручным пулеметом и лично руководил уличным боем. Всадники Васьки Карася, наступавшие со стороны Шиновки, понеся большие потери, отступили. Тогда все свободные силы большевиков были переброшены в район кладбища, где шла артиллерийская, пулеметная и ружейная стрельба. По атакующей конной массе били картечью прямой наводкой. Первые ряды наступающих всадников (довольно большое количество) были уничтожены. Остальные, скакавшие в бешенном галопе, падали через трупы своих людей и лошадей.
В первые минуты атака повстанцев захлебнулась и они начали откатываться назад. Но вскоре двинулись во второй раз и, понеся вновь большие потери, панически отступили. Преследовать конницу пехотный батальон не мог, но разгром антоновцев довершил бронеотряд Васькина. Отступавших преследовали по полю километра два, затем часть красных бойцов вернулась в город и заняла исходные позиции. Бой закончился утром, когда уже рассвело. После окончания боя почти все поле до Кобяков было усеяно трупами людей и лошадей. Нападавшие потеряли более 1700 человек и отступили в трех направлениях: одна часть по направлению к Кобякам, другая по направлению Калаиса, причем здесь много конницы завязло в болоте-лугу между ж.д. полотном и дорогой на Калаис, а еще небольшая конная группа отступила по направлению Оржевки. Наступление повстанцев со стороны казарм запоздало. Оно началось уже на восходе солнца и было встречено прибывшим ночью полком. К семи часам утра из Тамбова в город был доставлен по ж.д. крупный бронеотряд, который двинулся на преследование антоновцев. А в городе предстояло убирать еще теплые трупы, от которых разило чесноком и самогонкой. Городская площадь к тому же была усеяна пухом от подушек, которые повстанцы использовали в качестве седел. Антоновцы были отброшены от Кирсанова на 50 км.

РАЗГРОМ
Весной того же 1921 года в губернию были переброшены самые надежные и боеспособные части Красной Армии: кавалерия, пехота, артиллерия, авиация, броневики - всего более 100 тыс. штыков и сабель. Командирами были прославленные и беспощадные полководцы: М. Тухачевский, И. Уборевич, Н. Какурин, И. Томин, И. Федько. Политическое руководство подавлением восстания было поручено знакомому с краем В. Антонову-Овсеенко.
Отныне подавление "антоновщины", впервые в истории российских бунтов, велось по правилам оккупационной войны. Это значило, что войска Красной Армии, чекисты, разбив губернию на части, сжигали десятки сел, расстреливали и рубили тысячи мужчин и юношей, заложников, среди которых были женщины, дети и старики. Население "бандитских" районов сгонялось в концлагеря, ссылалось на Север. Для "выкуривания" повстанцев из лесов применялись ядовитые газы, а подвижные кавалерийские, авиационные и броневые части преследовали и уничтожали "антоновские" войска.
Чтобы не быть голословными, приведем здесь выдержки из приказа полномочной комиссии ВЦИК № 171 от 11 июня 1921 г., отпечатанного на листовках в типографии Губполитграфотдела с пометкой "Кирсанов" тиражом в 2000 экземпляров и припиской "Прочесть на сельских сходах":
"Дабы окончательно искоренить эсеро-бандитские корни в дополнение к ранее отданным распоряжениям полномочная комиссия ВЦИК приказывает:
1. Граждан отказавшихся назвать свое имя расстреливать на месте без суда.
2. Селениям, в которых скрывается оружие, властью Уполиткомиссии и Райполикомиссии объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае не сдачи оружия.
3. В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье.
4. Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работник в этой семье расстреливается без суда.
5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов рассматриваются как бандитские, и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда.
6. В случае бегства семьи бандита, имущество таковой распределяется между верными советской власти крестьянами, а оставленные дома сжигают или разбирают.
7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно.
Председатель полномочной комиссии ВЦИК Антонов-Авсеенко.
Комвойсками Тухачевский.
Председатель Губисполкома Лавров.
Секретарь Васильев".
Действуя так, новое государство покончило с восстанием за полтора летних месяца 1921 г. В течение года чекисты выследили и убили вождей восстания - А. Антонова, А. Богуславского, И. Ишина и др.
Одновременно с этим через печатные органы велась активная советская пропаганда. Для того чтобы она была действенна, еще в 1920 году постановлением губисполкома все жители Тамбовского уезда обязывались в двухмесячный срок обучиться грамоте. С 1 апреля, когда кончался этот срок, подпись "за безграмотного" отменялась, и лица, не успевшие за двухмесячный срок выучиться грамоте, рисковали лишиться денег, если им присылали их по почте или должны были выплатить за какую-нибудь обязательную работу.
Ко всем этим бедствиям прибавились еще голод и болезни. В течение весны и лета 1921 года не выпало ни одного дождя. Стояла страшная засуха. Вынесла эту жару только одна полынь. Люди поголовно болели сыпным и возвратным тифом, дизентерией, малярией и другими заразными болезнями. От голода и болезней умирали сотни и сотни людей, а от бескормицы падал и без того уже сократившийся скот. Зиму и весну 1922 г. крестьяне питались хлебом с примесью мякины и лебеды, а также различными травами.
Тамбовщина была обескровлена. Тамбовскому крестьянству преподали урок ценой в десятки тысяч жизней. Но и власть сделала выводы - пришлось на время отказаться от продразверстки и позволить крестьянам местную торговлю. Большевики пошли на некоторое снижение налогов, кредитование хозяйств, разрешили краткосрочную аренду земли, мелких предприятий, рабочей силы, инвентаря. Государство укрепило рубль: до предела обесцененные советские бумажные денежные знаки изымались из обращения; вводилась новая денежная единица - червонец, который был обеспечен золотом; в обращении появились рубли и полтинники из серебра (к этим монетам крестьяне питали особенное доверие).
Власти заменили большинство уездных продовольственных комиссаров и председателей уездных исполкомов, попытались поощрить "культурных хозяев" и создание различных добровольных товариществ, кооперативов. Эти и некоторые другие уступки назывались новой экономической политикой.
В 1922-м году удался небывалый урожай, росло даже там, где не сеяли (росла прошлогодняя падалица). Хозяйство уцелевших крестьян стало постепенно поправляться. С отменой продразверстки и введением вместо нее продналога, постепенно стали увеличиваться и посевные площади.
Советская власть, в результате колоссальных жертв и усилий, была установлена всерьез и надолго. В недалеком будущем этой власти еще предстояло в ходе "сплошной коллективизации" окончательно уничтожить крестьянство "как класс" и превратить независимого крестьянина в полностью зависимого от государства сельского работника. А еще позже власть подтвердит непреложный закон о том, что "революция пожирает своих детей": в ходе репрессий 1937-1938 гг. будут расстреляны активные участники подавления "антоновщины" - В. Антонов-Овсеенко и М. Тухачевский.

ПРИМЕЧАНИЯ
[1] Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг. Сборник документов. Тамбов, 1994, с. 56.
[2] Там же, с. 38.
[3] Там же, с. 57.
[4] И пыль веков от хартии отряхнув..., с. 226-227.

(В статье были использованы воспоминания Зайцева Г.А. и Сошникова А.Я.)
  Ответить с цитированием
Старый 18.05.2007, 11:49   #6
А. Комбаров
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию

Фотографии, которые удалось откопать по Антоновскому движению (качество - отдыхает, извините уж... )

На фото 1: Штаб 2-й Повстанческой армии. Село Кибяки Кирсановского уезда. Слева направо: Башкарев, Митрофанович, А.С. Антонов, П.М. Токмаков, Селянский, командир Пахотно-Угольского полка.

На фото 2: А. С. Антонов с этого же снимка чуть крупнее.

На фото 3: Тела погибших братьев Антоновых: на переднем плане А. С. Антонов, на заднем - брат Дмитрий.

На фото 4: Пленные антоновцы весна-лето 1921 г.

На фото 5: Подразделение повстанцев, зима 1921 г. Человек в полушубке похож на П.М. Токмакова
Изображения
Тип файла: jpg Ant_Shtab.jpg (53.5 Кб, 48 просмотров)
Тип файла: jpg Antonov.jpg (39.0 Кб, 38 просмотров)
Тип файла: jpg Antonov_Death.jpg (58.3 Кб, 54 просмотров)
Тип файла: jpg Antonovtsi_1.jpg (47.0 Кб, 45 просмотров)
Тип файла: jpg Antonovci_1921_Z.jpg (91.4 Кб, 57 просмотров)
  Ответить с цитированием
Старый 21.05.2007, 20:31   #7
атаман_Келеберда
Пользователь
 
Аватар для атаман_Келеберда
 
Регистрация: 07.02.2007
Сообщений: 49
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 6 раз(а) в 3 сообщениях
атаман_Келеберда will become famous soon enoughатаман_Келеберда will become famous soon enough
Отправить сообщение для атаман_Келеберда с помощью ICQ Отправить сообщение для атаман_Келеберда с помощью Skype™
По умолчанию

Отличные фото!

Спасибо!
атаман_Келеберда вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.07.2007, 11:35   #8
Черный
Пользователь
 
Регистрация: 09.02.2007
Сообщений: 210
Сказал(а) спасибо: 20
Поблагодарили 18 раз(а) в 12 сообщениях
Черный will become famous soon enoughЧерный will become famous soon enoughЧерный will become famous soon enough
По умолчанию

ЗАПАДНЯ ДЛЯ АТАМАНОВ –
http://www.zn.ua/3000/3150/35845

Холодноярська Республіка –
http://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%...96%D0%BA%D0%B0

Холодный Яр –
http://www.ukrcenter.com/library/dis...рський&an=Юрій

Вище військове керівництво Холодного Яру в 1917 - 1922 роках –
http://ukrlife.org/main/evshan/reness3.htm

Біографічні довідки про учасників Холодного Яру –
http://ukrlife.org/main/evshan/yar71.htm

Отаман Ильченко –
http://www.ukrnationalism.org.ua/publications/?n=1054

Отаман Чорний -
http://pavlogradruth.narod.ru/HTML/Postati/chornuj.html

Отаман Гонта –
http://poltava-repres.narod.ru/povstan/gonta.htm

Отаман Левченко –
http://poltava-repres.narod.ru/povstan/levchenko.htm

Отаман Христовий –
http://poltava-repres.narod.ru/povstan/levko.htm

Отаман Мандик –
http://poltava-repres.narod.ru/povstan/mandyk.htm

Отаман Зелений –
http://observer.sd.org.ua/news.php?id=10646
http://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%97%...BC%D0%B0%D0%BD)

Отаманы Волох, Божко, Коцур –
http://militera.lib.ru/bio/savchenko/07.html

Отаман Ангел –
http://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%90%...BC%D0%B0%D0%BD)

Отаман Черный Ворон –
http://ukrlife.org/main/evshan/zhnyva93.htm

Степова дивізія Костя Блакитного-
http://pavlogradruth.narod.ru/HTML/Postati/kost.html
Черный вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.07.2007, 14:21   #9
никита
Новичок
 
Регистрация: 20.07.2007
Сообщений: 25
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
никита is on a distinguished road
По умолчанию

махно прежде всего анархо террорист
никита вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.09.2007, 11:20   #10
А. Комбаров
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию

© 1993 г. С. А. ЕСИКОВ, В. В. КАНИЩЕВ*
«АНТОНОВСКИЙ НЭП»
(Организация и деятельность «Союза трудового
крестьянства» Тамбовской губернии. 1920—1921 гг.)
Один из авторов статьи, представляемой вниманию читателей, недавно имел
возможность изложить свое мнение о крестьянском восстании 1920—1921 гг. в
Тамбовской губернии как одном из фактов народного сопротивления военно-
коммунистической диктатуре на страницах центральной исторической
периодики1. К настоящему времени в фондах Центра документации новейшей
истории Тамбовской области (ЦДНИТО) — бывшего Партийного архива
Тамбовского обкома КПСС, Государственного архива Тамбовской области
(ГАТО), архива Управления Министерства безопасности РФ по Тамбовской
области (Архив УМБРФ) выявлены данные об организующем ядре крестьянского
выступления — «Союзе трудового крестьянства» (СТК). Они во многом
позволяют представить роль СТК в придании традиционно бунтарским
крестьянским волнениям определенной организованности и осознанности и —
самое существенное — отражают поиск крестьянской альтернативы «диктатуре
пролетариата» в момент её кризиса. Условно эту альтернативу мы называем
«антоновский нэп».
Исследование этого комплекса документов важно и для преодоления
слишком политизированной историографической традиции, объявлявшей
возникшие органы крестьянского восстания эсеро-бандитскими организациями2.
В действительности все обстояло значительно сложнее: подходы к созданию
СТК, уровни понимания его роли и задач эсеровскими руководителями и
крестьянскими лидерами были различными.
Еще в 1919 г. тамбовские эсеры сохраняли иллюзии относительно
возможности легальной ра6оты в массах, в частности через кооперацию и
профсоюзы. Однако их надежды не оправдались. «С.-р.,— отмечалось в отчете
губкома Партии социалистов-революционеров,— преследуются сугубо»3. С
февраля — марта 1920 г. несколько активизировалась их нелегальная
деятельность. Начали восстанавливаться эсеровские крестьянские u1073 братства,
которых к концу лета в трех уездах Тамбовской губернии было около десятка.
Тогда же, весной 1920 г., прошла тамбовская уездная, а летом губернская
конференция ПСР, собравшая представителей Тамбовской городской и уездной,
Козловской и Моршанской организаций4.
Одновременно тамбовские эсеры, заручившись поддержкой левых эсеров, вели
работу по созданию «Союза трудового крестьянства»,, ставившего своей задачей
отстранение коммунистов от власти и образование из представителей крестьян-
ства, членов «Союза», рабочих организаций и социалистических партий Времен-
ного праительства, в задачи которого входил созыв всероссийских съездов тру-
дящихся. Последние и должны были решить вопрос о государственной власти.
Вторая главная задача СТК виделась в претворении в жизнь в полном объеме .
закона о социализации земли 5.
«Союз трудового крестьянства» получил поддержку селян, и уже к лету 1920 г.
* Есиков Сергей Альбертович, кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой
гуманитарных наук Тамбовского института химического машиностроения.
Канищев Валерий Владимирович, кандидат исторических наук, доцент кафедры российской
истории Тамбовского педагогического института.
60
его низовые организации возникли почти в половине волостей Тамбовского
уезда. Эсерам удалось провести здесь уездную конференцию СТК. Был
организован районный крестьянский союз во главе с райкомом, состоящим из
трех человек. Отделения «Союза» были созданы также в Кирсановском,
Борисоглебском и Усманском уездах 6.
Центральное руководство ПСР не переоценивало значения множившихся
крестьянских восстаний против большевиков, полагая, что изолированные
выступления приведут лишь к их кровавому подавлению. ЦК ПСР 13 июля 1920
г. выдвинул план организации «приговорного движения» в деревне (крестьяне в
своих «приговорах» должны были высказать требования к властям), предполага-
лось также создание «Союза трудового крестьянства» как непартийной
организации7.
Тамбовский СТК занимался собиранием крестьянских сил для проведения в
дальнейшем политических кампаний против большевистского режима. Однако
он выступал против вооруженной борьбы. Характерно, что сразу же после
начала в селе Каменка 19 августа 1920 г. восстания А. С. Антонова в селе
Хитрово состоялось собрание районного комитета СТК, на котором было
принято постановление воздержаться от присоединения к кайенским крестьянам
ввиду безнадежности открытой вооруженной борьбы с большевиками при
отсутствии достаточной организованности крестьян8. В начале 1921 г. видный
тамбовский эсер Ю. Н. Подбельский охарактеризовал восстание тамбовских
крестьян как «голую партизанщину, без лозунгов, без идей, без программ»9.
Тамбовский губком ПСР предъявил АТТГ Антонову, который в документах
лидеров эсеров назывался не иначе, как «именующий себя независимым
эсером», требование: либо прекратить именовать себя эсером, либо подчиниться
общепартийной тактике, прекратить бессистемную террористическую борьбу,
переехать на север Тамбовской губернии (восстание развертывалось в центре и
на юго-востоке Тамбовщины) для мирной организационной и культурной
работы. Антонов на словах подчинился этим требованиям, однако на деле
тотчас же снова прибег к «независимой партизанской тактике»10.
На Всероссийской конференции ПСР 8 сентября 1920 г. на необходимости
пойти навстречу стихийному крестьянскому протесту и дать ему свои
испытанные в борьбе лозунги, не скрывая от народа неизбежности
насильственной ликвидации большевистской диктатуры, настаивали оба
тамбовских делегата. Один из тамбовцев предложил выдвинуть «как средство
борьбы с крайностями большевистской диктатуры ответный террор»11.
Конференция констатировала наличие широкого повстанческого движения,
неизбежность в будущем возобновления партией вооруженной борьбы с
большевиками, однако ввиду распыленности масс в качестве очередной задачи
ПСР выдвинула предварительную u1088 работу по их организации, тем самым не
поддержав начавшееся Тамбовское восстание12.
Таким образом, анализ документов позволяет утверждать, что ни
центральные органы ПСР, ни местная тамбовская эсеровская организация к
подготовке и тем более к руководству «антоновщиной». Созданный эсерами
«Союз трудового крестьянства» с отделениями в некоторых волостях
Тамбовской губернии был разгромлен в сентябре 1920 г. местными властями.
Ядро повстанческого движения сложилось вокруг «независимого» эсера А. С.
Антонова. Это произошло задолго до начала Каменского восстания, но
формирование руководящих структур движения интенсивно проходило в
течение сентября—октября 1920 г. Не позднее 14 ноября Антонов созвал
совещание командного состава всех партизанских (как именовали себя
повстанцы) отрядов. Здесь произошло их объединение в партизанскую армию,
командующим которой объявили П. Токмакова. Тогда же был создан Главный
оперативный штаб партизанских армий Тамбовского края, состоявший из пяти
человек, избранных тайным голосованием. Возглавил его Антонов 13. На
заседании присутствовали и представители Тамбовского губернского комитета
антоновского «Союза трудового крестьянства», точного времени образования
которого установить не удалось,
61
но ясно, что возник он раньше Главного оперативного штаба. Первоначальное
местонахождение губкома этого СТК — село Каменка Тамбовского уезда. В
сферу деятельности комитета входило общее руководство организационной !
работой в уездах и агитационной в повстанческих войсках и среди населения.
Он состоял из трех членов: Г. Н. Плужникова («Батько»), И. Е. Ишина и
Шамова. Первый из них был активистом крестьянского движения 1909 г. в
Каменке, политкаторжанином. Второй с 1907 г. находился под наблюдением
жандармов как видный деятель кирсановских эсеров, имевший отношение к
Поволжскому комитету ПСР. Примерно с 1908—1909 гг. он был связан с А. С.
Антоновым и, вероятно, тамбовской группой «независимых» социалистов-
революционеров. О прошлом Шамова у нас сведений нет. Кто являлся
председателем губкома СТК и была ли такая должность, установить не удалось.
Но наиболее активным и авторитетным руководителем среди повстанцев был Г.
Н. Плужников. За его подписью шла вся документация. Члены губкома
руководили агитационной и организационной работой в Кирсановском (Ишин),
Борисоглебском (Шамов), Тамбовском (Плужников) уездах. Плужников
являлся также заведующим политическим бюро (органом, ведавшим всей
политической работой) и в качестве представителя СТК в Главоперштабе и
штабе 1-й партизанской армии принимал участие в разработке планов
оперативных действий против красных войск 14. При губернском комитете
антоновского «Союза трудового крестьянства» кроме канцелярии из четырех
технических сотрудников имелся агитационный отдел, куда наряду с
армейскими политработниками Ф. С. Подхватилиным, Остроуховым и др.
входил и редактор (фамилия не установлена). Вся агитационно-пропа-
гандистская продукция штабов партизанских армий подлежала предварительно-
му просмотру и утверждению этим отделом15.
При губкоме имелось подразделение для связи со штабами армий и войско
выми частями, состоявшее из 5 человек во главе с Д. Г. Плужниковым (сын Г.
Н. Плужникова)16. Действовала при нем и губернская милиция (начальник П.
Ф. Чичканов), которая несла караульно-разведывательную службу. В ее задачи
входила борьба с антиобщественными проявлениями и преступлениями 17.
Достаточно стройная внутренняя структура комитета способствовала его
активной роли в руководстве повстанческим движением. Однако практически
всеобъемлющие функции этого органа при одновременном отсутствии их
четких разграничений с другими руководителями восстания неизбежно
приводили к конфликтам. Так, Ф. С. Подхватилин в своих показаниях
упоминает секретное совещание, на котором по инициативе Плужникова
обсуждался вопрос о подчинении Главоперштаба губкому СТК. Антонов
отстаивал независимость штаба, а затем «выхватил маузер и всех разогнал»18.
Неизвестно точно, когда это произошло. Но есть сведения о том, что 14 апреля
1921 г. состоялось общее собрание командиров полков, политработников и
членов Главоперштаба. Обсуж дался вопрос о доверии начальнику штаба
Антонову, вынесено постановление: «выразить полное доверие» 19. Чем
вызвана постановка этого вопроса, установить не удалось. Может быть,
отмеченным Подхватилиным обстоятельством? В любом случае конфликт
показал традиционную для российских крестьянских войн зависимость
организационного повстанческого ядра от волюнтаризма главного
предводителя движения.
В прямом подчинении губернскому комитету «Союза трудового
крестьянства» находились уездные: Тамбовский, Кирсановский и
Борисоглебский. Их работой руководили выборные председатель, товарищ
председателя, члены. Укомы делились на отделы: продовольственный (учет
продуктов, переработанного сырья промышленных заведений, мельниц),
военный, контролировавший аналогичные волостные и районные отделы,
руководивший формированием отрядов и пополнением партизанских
подразделений, мобилизациями, организационной работой.
При укомах имелась уездная милиция, в оперативном отношении
подчинявшаяся начальнику губернской. В ее обязанности входило
производство обысков, конфискаций, арестов, а также организация шпионажа
против Красной Армии.
62
Состоявший из членов укома суд расследовал дела по обвинению
исключительно гражданских лиц в уголовных преступлениях, а также
заподозренных «в ком мунизме». В непосредственном подчинении председателю
укома была команда, обеспечивавшая связь между ним, партизанскими частями
и близлежащими комитетами СТК 20.
В целях более гибкого управления кроме уездных имелись районные
комитеты СТК. Они подчинялись губкому и своему укому, имели в своем
составе общий, политический, продовольственный и военный отделы, суд,
милицию и команду связи с функциями, аналогичными соответствующим
отделам укома 21.
Предположительно в ноябре—декабре 1920 г. были составлены программа и
устав «Союза трудового крестьянства». Первейшей своей задачей он ставил
«свержение власти коммунистов-большевиков, доведших страну до нищеты,
гибели и позора»22, с помощью добровольческих партизанских отрядов, ведущих
вооруженную борьбу.
В короткой (всего 18 пунктов) программе наиболее четко были
сформулированы политические цели. Нa первое место выдвигались две самые
популярные среди крестьянских масс задачи: ликвидация деления властями
граждан на классы (именно классовая политика большевиков вызывала широкий
протест в деревне) и немедленное прекращение гражданской войны и
установление мирной жизни, Далее, как и у эсеровских СТК, программа
намечала созыв Учредительного собрания на основе всеобщих, равных, прямых
выборов при тайном голосовании. До созыва Учредительного собрания в центре
и на местах предполагалось создание временной выборной власти из
представителей различных партий и союзов, ведущих борьбу с коммунистами. В
программе антоновского СТК в этом пункте имелось дополнение: вплоть до
созыва Учредительного собрания добровольные партизанские отряды не
распускаются. В документе провозглашались свобода слова, печати, совести,
союзов и собраний, свободное самоопределение народов бывшей империи,
всеобщее и обязательное обучение грамоте 23. В экономической части — также
прослеживались эсеровские взгляды. Одним из главных положений было
«проведение в жизнь закона о социализации земли в полном его объеме» 24.
Являясь сторонниками общественной собственности на средства
производства, эсеры не стремились форсировать, однако, события, предполагая
сохранить на длительный период мелкое частное производство. Программа СТК
также предусматривала сохранение и развитие путем государственного
кредитования мелкого крестьянского хозяйства, кустарной промышленности,
частичную денационализацию u1092 фабрик и заводов. Эсеровская идея создания
широкой сети всевозможных видов кооперации для обеспечения потребностей
трудящихся нашла отражение в пункте программы «Союза» об удовлетворении
предметами первой необходимости населения города и деревни с помощью
кооперативов.
Важное место в концепции социализма ПСР отводилось распределительным
отношениям. «В известном смысле,— писал В. М. Чернов,— можно говорить о
примате распределения над производством в нашем миросозерцании» 25. Изу-
чение, учет ресурсов, контроль над распределением, по мысли эсеров, должны
были стать основной функцией государства. В программе СТК тоже предус-
матривалось установление рабочего контроля и государственного надзора над
производством, регулированием цен на труд и продукты производства
государственных предприятий 26.
Анализ обнаруженного нами документа свидетельствует о бесспорном
влиянии на его содержание эсеровской идеологии, хотя и в значительно
упрощенном, доведенном до уровня понимания ее крестьянскими массами виде.
Наиболее четко, конкретно были сформулированы составителями сиюминутные,
наболевшие проблемы в ущерб перспективным задачам. Имелись и отличия от
программы ПСР, в первую очередь по тактическим вопросам. Если у
эсеровского СТК в качестве первоочередной выдвигалась задача подготовки
масс для борьбы с режимом главным образом путем «приговорного» движения,
то у «антоновско-
63
го» — немедленная бескомпромиссная война с большевиками-насильниками, что
означало дальнейшую абсолютизацию террора как тактического средства, кото-
рому Антонов и многие из его окружения были привержены с начала своей
революционной деятельности. Споры между руководством ПСР и повстанцев
были проявлением традиционного в народничестве противоречия между «пропа-
гандистами» и «террористами». В начале 20-х гг. тактические установки «анто-
новского» СТК могли опереться на готовность крестьянства, придавленного
«диктатурой пролетариата», к решительному боевому протесту.
Устав «Союза» определял, что его членами могли быть лица обоего пола,
достигшие 18-летнего возраста и имевшие поручительство двух членов СТК.
Допускалось также и коллективное вступление в «Союз» целых населенных
пунктов. В этом случае протокол и список вступавших подлежали утверждению
волостным съездом СТК. Лица, состоявшие в коммунистических или мо-
нархических партиях, в организацию не допускались. Члены «Союза», не соблю-
давшие дисциплину, скомпрометировавшие себя безнравственным поведением,
воровством, убийством, поджогом и т. д., подлежали исключению из него. Обра-
щают на себя внимание большие права выборных комитетов всех уровней в
сравнении с общими собраниями членов «Союза», отсутствие жесткой цент-
рализации в структуре организации 27. В уставе СТК (в отличие от тогдашнего
устава РКП/б/, принятого VIII Всероссийской конференцией партии в декабре
1919 г.) заметное место отведено моральным требованиям, что всегда было
характерно для эсеровского движения.
Изучение устава не позволяет говорить об СТК как о партии в строгом смысле
слова. Это была массовая крестьянская организация, аналогичная Советам, в их
первоначальном, народном понимании. Вероятно, ее создание можно рас-
сматривать как попытку практической реализации лозунга «Советы без ком-
мунистов!»
Первые сельские комитеты СТК стали появляться в ноябре 1920 г. В селе
Чикоревка Борисоглебского уезда организацию создал ставший впоследствии
видным деятелем «антоновщины», членом губкома «Союза», одним из ведущих"
политагитаторов движения Ф. С. Подхватилин 28. В том же месяце
подготовительную работу по созданию селькома СТК в деревне Полетаево
Усманского уезда провели партизаны полка Громова29. Не позднее декабря
комитет возник в деревне Петровской Больше-Лозовской волости Тамбовского
уезда30. В декабре 1920 г. было создано еще не менее семи таких организаций, в
феврале 1921 г.— три. Наибольшее их количество образовалось u1074 в январе 1921 г.,
когда появилось минимум 30 комитетов31.
Процесс этот достаточно объективно охарактеризован в одном из обзоров
губчека о положении партизанских армий Тамбовского края: «...митинги и
организации комитетов СТК проводятся успешно даже в тех местах, где полк
находится на отдыхе в течение 2—3 часов. При появлении партизан в селах,
волостях и деревнях немедленно созывается общее собрание граждан, которые в
большинстве своем идут охотно. Выступающий оратор своей речью представляет
гражданам „печальную" картину положения страны, благодаря трехлетней власти
коммунистов, и [обосновывает] целесообразность выступления крестьян.
Граждане, проникнувшись словами ораторов, выражают свое глубокое со-
чувствие... благому начинанию „освобождения" трудового населения от „ига"
коммунистов и выносят резолюции <...> (далее цитаты из резолюций.—Авт.). По
окончании митинга во многих селах записываются добровольцы и сейчас же
производится организация (в случае неимения) комитетов СТК и формирование
местного отряда. Выдвигаемые кандидаты на ответственные посты утверждаются
райкомами» 32.
Документы сохранили имена некоторых организаторов низовых комитетов
«Союза трудового крестьянства» и сведения об их организаторской и
агитационной деятельности. Упоминавшийся Ф. С. Подхватилин на допросе в
Ревтрибунале в 1922 г. показал: «...В Борисоглебском уезде я работал по конт-
64
ролированию вол[и] селькомов СТК и их реорганизации, попутно ведя агитацию
среди населения по текущему моменту,— на темы о ходе борьбы партизанской
армии с Красной Армией, об общегосударственном положении и состоянии Сов.
России внутри и вне, о войне и мире Польши с Сов. Россией, о тягостных
условиях мира, на которые пошло Совправительство, а также о том, что
заграничный пролетариат не сочувствует существующему в России советскому
коммунистическому течению и, в частности, о тех беспорядках и преступлениях
советских органов Борисоглебского уезда, а также о u1085 несправедливо тяжелой
продразверстке, наложенной на крестьян в уезде и преступной деятельности
комитетов бедноты. Мои агитаторские выступления в большинстве происходили
среди крестьян-партизан, приветливо отзывавшихся на мои речи. Они посылали
в партизанскую армию своих сынов и сами в ней активно и косвенно
участвовали» 33.
В селе Алешки Борисоглебского уезда организатором волостного и сельского
комитетов СТК стал политком Каменского полка Паршин. На организационном
собрании 30 декабря 1920 г. он и другие ораторы, раскритиковав правление
коммунистов, призвали крестьян вступать в партизанскую армию. Подобные
митинги Паршин провел также в Петровском, Кропоткине, Сукмановке и ряде
других сел Борисоглебского уезда 34.
В селе Александровка Мало-Грибановской волости Борисоглебского уезда
агитаторы 1-го Каменского полка Фортунатов и Кульков на собрании 31 декабря
по созданию местного комитета «Союза трудового крестьянства» резко обличали
трехлетнее правление коммунистов и «их приспешников» 35. Несколько сельских
комитетов организовал в начале января 1921 г. зав. политотделом
Борисоглебского укома Г. В. Мананников 36.
Известны также имена создателей волостных и сельских комитетов СТК в
Тамбовском уезде: видного «антоновского» агитатора Остроухова, а также С. И.
Белоусова, А. М. Фомина, Парева, в Кирсановском уезде — И. Т. Давыдова 37.
Есть факты создания местных организаций «Союза» по почину «снизу». Так,
3 января 1921 г. общее собрание села Жердевка Борисоглебского уезда «по
личной инициативе» приняло решение о «присоединении к левым социалистам-
рево люционерам» и выбрало сельком СТК 38.
Xoтя явное большинство местных комитетов создавалось политическим руко-
вбоством повстанцев «сверху», их состав избирался только из местных жителей
и, судя по всему, наиболее авторитетных. Ф. С. Подхватилин имел престижную
на селе профессию сапожника, в Красной Армии дошел до должности
заведующего сапожной мастерской армейского u1090 технического эскадрона. Он был
эсером с 1905 г. Односельчане, избрав его председателем селькома СТК, даже не
придали значения тому, что в начале 1920 г. Подхватилин возглавил местный
культпросвет и по должности вел агитацию за советскую власть39. В селе
Вязовая почта Борисоглебского уезда председателем комитета стал местный
учитель Д. В. Викторов, имевший связи с эсеровским центром 40. Интересен
состав Токаревского волостного комитета. Организатором его являлся рабочий-
литейщик С. В. Одинцов, который за участие в революционных событиях 1905
т. был сослан в Сибирь и «вновь появился при Керенском». В состав волкома
были избраны бывший начальник почты (фамилия не указана), токаревский
страховой агент Федотов, заведующий элеватором Соколов, помощник
начальника железнодорожной станции и станционный весовщик А. В. Шураев41.
Невероятно, чтобы крестьяне добровольно выдвинули своими лидерами
случайных представителей сельских служащих и тем более дореволюционных
чиновников. Наверняка, это были уважаемые на селе люди.
По данным губчека, повстанцы создали более 300 комитетов СТК в своей и
даже в Балашовском и Новохоперском уездах соседних Саратовской и Воронеж-
ской губерний. Наибольшее их количество возникло в Борисоглебском и Кирса-
новском, а также в Тамбовском уездах (по спискам ЧК — 153)42. Сведения о
доброжелательном отношении крестьян к созданию этих организаций подтверж-
даются и другими документами. Очень выразительная резолюция была принята
3 Отечественная история, № 4 65
общим собранием граждан села Петровское Туголуковской волости Борисоглеб-
ского уезда 25 декабря 1920 г. «Горячо приветствуем и приносим сердечную
благодарность повстанцам, которые горят желанием освободить народ из-под ига
рабства, и даем слово в полной тесной связи плечо с плечом идти бодро и смело
на борьбу и на помощь организованным путем восставшего народа, дабы этим
защитить себя от новых нападений, смелым натиском сбросить с себя оковы
порабощения незаконных u1080 и нечеловеческих коммунистических грабежей,
зверских поступков и репрессий и смело воскликнем: „Долой ехидного змия
Ленина и его приспешников! Да здравствует повстанческое движение! Да здрав-
ствует союз рабочего и крестьянства!“» 43
На собрании в селе Алешки присутствовало около тысячи человек. Была
принята резолюция в поддержку восставшего крестьянства. Даже оперсводка ЧК
признавала: «Настроение крестьян с приходом партизан бодрое» 44.
В селе Александровка Борисоглебского уезда по прибытии Каменского полка
состоялось общее собрание граждан. После выступления партизанских ораторов
крестьяне приняли резолюцию о поддержке партизан, присоединении к СТК,
посылке деревенской молодежи защищать «права этого народного союза» 45.
14 января 1921 г. на устроенный партизанским агитатором Остроуховым
митинг в деревне Андреевка Больше-Лозовской волости Тамбовского уезда соб-
ралось 300 местных жителей и крестьян из соседних деревень. Была принята
резолюция: «...всегда поддерживать наших братьев партизан в борьбе с нашими
заклятыми врагами коммунистами-большевиками» 46.
Весьма решительную резолюцию по докладу районного организатора С. И.
Белоусова одобрило 20 января 1921 г. собрание крестьян села Васильевка
Тамбовского уезда: «Приветствовать и бороться до последней капли крови за Уч-
редительное собрание впредь до конца существования презренных захватчиков
волости (так в тексте.— Авт.), у которых старается трудовой народ выбить
власть из рук над крестьянством, объединиться для осуществления партии
социал-революционеров». В чекистской сводке отмечалось, что резолюция об
Учредительном собрании приветствовалась криками «Ура!» 47
В деревне Павловка Васильевской волости Тамбовского уезда на собрании 26
января 1921 г. присутствовало 106 человек. Они приняли решение о поддержке
СТК, заявили о готовности «бороться со сворой коммунистов до последней
капли крови». В конце резолюции собрания содержался призыв: «Да здравствует
Учредительное собрание!» 48
Деятельность губкома, укомов, некоторых райкомов и многих волкомов и
селькомов СТК весьма подробно описана в десятках сводок, составленных в
июле 1921 г., т. е. после подавления крестьянской войны, уполномоченным 1-го
отделения секретного особого отдела губчека Хворовым. Хотя сведения ЧК
характеризуются неполнотой и запутанностью, на их основании можно выявить
главные направления деятельности крестьянских комитетов. Важнейшее место в
деятельности губкома занимали военные и политические вопросы, составлявшие,
по нашим подсчетам, 6% от всех рассматривавшихся. Они нашли отражение в
инструкции о создании конных отрядов внутренней охраны в районе, волостях и
селах, о наблюдении за передвижением красных войск, борьбе с советскими
шпионами, пресечении самовольной отлучки партизан из отрядов 49, в правилах
приема в ряды партизанских войск бывших офицеров и чиновников, по которым
следовало обращать особое внимание на рекомендации со стороны знающих их
организаций и партизан-земляков 50; в постановлениях: «стянуть все полки для
разрешения совместно в настоящее время боевой задачи», об улучшении связи
между партизанскими отрядами и мобилизации для этого у граждан лучших
лошадей и о наказании в революционном суде людей, виновных в
разгильдяйском и халатном отношении к организации связи51.
В июне 1921 г. губком издал распоряжение № 1 «К населению повстанческого
Тамбовского края». В нем провозглашалось, что после десятимесячной
вооруженной борьбы против насильников-коммунистов коммунистическая
власть в пов-
66
станческом крае объявляется низверженной и вся полнота власти переходит в
руки «революционных комитетов». В распоряжении заявлялось, что в случае
«красного террора» против партизан и крестьянских политработников семьи
коммунистов и шпионов, рядовые советские работники, оказывающие
содействие власти коммунистов, будут выдворены из пределов края» 52.
8 июня 1921 г. на Каменском районном совещании комитетов СТК при
участии представителей губкома было принято специальное решение о
«благоразумном» отношении к железнодорожным служащим, за исключением
коммунистов. Здесь же речь шла об особых пропусках, установленных для
передвижения порученцев сельской милиции 53.
К военно-политическим вопросам, обсуждавшимся руководством СТК,
примыкали и организационно-политические. На объединенном заседании
Тамбовского губернского, уездного и Каменского районного комитетов СТК 25
декабря 1920 г. были приняты решения о выделении помещений для уездного,
районного и волостного комитетов, для отделов связи и внутренней охраны в
домах частных лиц, которые в целях конспирации в документах упоминаются
только под инициалами, а также решение о назначении начальником внутренней
охраны района некоего Е. П. М.54
Инструкция райкомам «Союза» (декабрь 1920 г.) предусматривала на-
лаживание повседневной связи комитетов с партизанскими отрядами, волкомами
и селькомами СТК, организацию борьбы с грабежами и пожарами 55.
Распоряжением губкома от 4 января 1921 г. предписывалось создать при
уездных и районных комитетах суды (в более поздних решениях они назывались
революционными)56.
Высший политический орган повстанческого движения занимался и социаль-
но-экономическими вопросами. В его решениях они составили 39%. 25 декабря
был дан наказ районным и волостным комитетам обратиться к населению с
воззванием о пожертвовании партизанам продовольствия 57. Инструкция
местным комитетам (февраль 1921 г.) обязывала их проводить добровольные
пожертвования зерна, фуража, одежды, обуви58. На Каменском районном
совещании 8 июня 1921 г. в связи с трудным финансовым и материальным
положением повстанцев было решено организовать добровольные
пожертвования по принципу «кто чем может» 59. Обращает на себя внимание тот
факт, что руководители восстания постоянно заявляли о добровольности сборов
материальных средств, подчеркивая свое принципиальное несогласие с
насильственной разверсткой, проводимой коммунистическими властями.
Особое внимание губком уделил учету «народного имущества». 25 декабря
1920 г. было решено потребовать с мельниц сведения о работе в сентябре—
декабре 1920 г., а также установить там контроль за переработкой зерна. Кроме
того, предлагалось заключить соглашение с Главным оперативным штабом
повстанческого движения о передаче на учет местным комитетам «народного
имущества», прежде всего хлеба и скота, которые забирались партизанами в
совхозах и «других пунктах» 60.
31 декабря 1920 г. в связи с тем, что самогонщики приносили «неисчислимые
бедствия и вред народу и революции, лишая их хлебных продуктов», губком
предписал уездным комитетам вести «самую упорную и суровую борьбу» с само-
гоноварением. Виновные подлежали суду по законам революционного времени с
применением к ним «самых высоких мер наказания» (телесных и конфискации
имущества). Предупреждение об ответственности направлялось и в адрес
комитетов, которые будут слабо вести борьбу с этим злом 61.
4 января 1921 г. комитетам всех уровней было дано указание о принятии на
учет мельниц в местах, где нет препятствий (вероятно, со стороны советской
власти), и «потребовать отчет так, чтобы хозяева мельниц пустословием не отыг-
рывались»; в феврале 1921 г.— «следить за точным поступлением зерна с
мельниц, в распоряжение комитета» и за выдачей квитанций хозяевам за
принятое зерно.
3* 67
Предписывалось также установить контроль «за невывозом зерна, фуража и скота в
неорганизованных местностях».
В июньском 1921 г. распоряжении № 1, передавшем власть «революционным
комитетам», им было приказано взять на учет всех лошадей рабочего возраста, а в
целях «приискания хлеба» применить изъятие доходов с мельниц, «принудительное
обложение имеющих запасы» и т. п. жесткие меры б2. На Каменском совещании 8
июля 1921 г. было принято особое решение о запрещении рубки ценных пород леса и
жестком контроле за перевозкой лесных материалов 63. В приказе от 2 июля 1921 г.
намечались специальные u1084 меры по ограничению торговли хлебом в губернии. Этот
приказ был дополнением к ранее изданным распоряжениям «о прекращении
спекуляции хлебом под видом различных товарообменов». В соответствии с ним
лица, не имеющие пропусков СТК, задерживались, хлеб у них конфисковывался,
определялись тракты, на которых действовали пропуска 64.
Меры по учету и контролю, разработанные губернским комитетом «Союза
трудового крестьянства», сопровождались предупреждениями о серьезных нака-
заниях за нарушение установленных порядков. Особенно заметно это в решениях
Каменского совещания 8 июля 1921 г., определившего за хищение имущества и
конокрадство телесное наказание за первый случай и лишение жизни за второй; за
подделку пропусков — телесные наказания. Должностные лица, уличенные во
взяточничестве, наказывались плетью (50 ударов)65.
Существенная забота проявлялась о справедливом распределении взятого под
контроль «народного имущества». В декабрьской 1921 г. инструкции районным
комитетам устанавливался «потолок» натуральных и денежных заработков
мельников и маслобойщиков. Этим же документом предусматривалась полная
отмена карточной системы 66. 21 декабря местным комитетам было предложено
сообщать губкому и укомам о взятом на учет имуществе совхозов, которое забирали
партизанские отряды, «для правильного распределения между действительно
нуждающимися» 67.
Различные инструкции, решения, приказы губкома СТК предусматривали «тща-
тельный осмотр» для определения истинно нуждающихся в хлебе и топливе68,
разрешение заготавливать лес только тем «лицам, которые имеют крайнюю необ-
ходимость прокормления» 69, распределение между селами и деревнями взятых на
учет степей, лугов, а за неправильный расход степей и лугов — передачу дела на
виновных в суд 70.
В обстановке жесткой борьбы с советской властью высший орган повстанческого
движения пытался по своему разумению защищать житейские интересы
крестьянства (39% всех решений). Его деятельность вполне u1084 можно рассматривать как
попытку частично реализовать даже в неблагоприятных условиях гражданской
войны эсеровскую социалистическую программу. Но уже на уровне уездных и
районных его органов социально-экономические мероприятия явно отходят на
второй план, занимая в их решениях 16%.
Связующее положение укомов и райкомов между губернским и местными
комитетами, начальная стадия их существования вынуждали прежде всего
заниматься организацией работы. Борисоглебский и Тамбовский укомы в своих
инструкциях (декабрь 1920 г.) предписывали волостным и сельским комитетам
охранять «народное имущество», поддерживать непрерывную связь с другими
комитетами и партизанскими отрядами, организовывать борьбу с пожарами, давать
ежедневные отчеты высшей инстанции, «точно и аккуратно» исполнять все
распоряжения вышестоящих органов СТК 71.
Ставились многочисленные военно-политические задачи. В частности,
инструкции Борисоглебского и Тамбовского укомов предписывали создание конных
отрядов внутренней охраны, наблюдение за передвижением частей Красной Армии,
борьбу со шпионами, пресечение дезертирства из партизанских отрядов, ведение
пропаганды среди красноармейцев-отпускников о невозвращении в свои части 72.
68
Некоторое внимание уделялось социально-экономическим проблемам, во многом
подчиненным задачам военного противостояния. Так, одним из главных пунктов
постановления 3-го Туголуковского районного съезда сельских комитетов «Союза»
от 24 января 1921 г. был пункт о добровольном пожертвовании продовольствия,
фуража, денег местным комитетам. Съезд решил также взять на учет мельницы,
предусмотрел распределение добровольно пожертвованного хлеба, в первую очередь
среди партизан и голодающих, призвал мельников и маслобойщиков к
«добровольному отчислению заработка еженедельно». Правда, добровольность
трактовалась весьма оригинально: «Если они на это не пойдут, то мельницы закрыть
по усмотрению местных комитетов, к таким мельникам приставить контроль». В
феврале 1921 г. Туголуковский райком подчеркнуто справедливо решил вопрос об
обеспечении мясом расквартированного в с. Туголуково штаба 1-й партизанской
армии. «Не желая применять коммунистические методы приобретения мяса, т. е.
путем реквизиций», он предложил сельским комитетам самим добровольно решить
этот вопрос по принципу «сколько возможно» 73.
Инструкцией Борисоглебского и Тамбовского укомов предусматривалось ока-
зание продовольственной и иной помощи нуждающимся лицам (в первую очередь
семьям партизан), введение наказаний для самогонщиков 74.
Контент-анализ конкретных мероприятий волостных и сельских комитетов СТК
показал, что в их деятельности явно на первом месте стояли мероприятия военного
характера (50% от числа всех решений) формирование партизанских отрядов путем
записи добровольцев, разведка, «излом» полотна железных дорог, помощь
партизанам снаряжением, захват в плен отдельных красноармейцев, участие в
некоторых боевых операциях, борьба с советскими шпионами.
Местные комитеты «Союза трудового крестьянства» немало внимания (12%)
уделяли организационным вопросам: собраниям членов «Союза», выборам воло-
стных и районных комитетов или, наоборот, созданию волкомами низовых сельских
комитетов и т. п.
Сравнительно небольшими были число и удельный вес чисто политических
мероприятий (5%) — репрессии против коммунистов и их семей, разгром совхозов,
проверка благонадежности проезжающих через села лиц.
Наконец, мы насчитали только 15 мероприятий (12%), которые можно отнести к
разряду социальных. Это была материальная, прежде всего продуктовая, помощь
семьям партизан, т. е. мера, опять-таки подчиненная главным, военным интересам.
Объективные условия деятельности волостных и сельских организаций,
находившихся на переднем крае повстанческого движения, почти не имевших
постоянного и серьезного контроля над «подвластными» территориями, естественно,
не позволяли проводить последовательные u1080 и масштабные социально-экономические
мероприятия.
Но и в этих условиях предпринимались попытки защитить жизненные интересы
крестьянства. Так, Знаменский сельский комитет Троицко-Росляйской волости
Тамбовского уезда создал комиссию по обсеменению полей75. 1-й и 2-й Казыванские
сельские комитеты того же уезда провели изъятие собранных по продразверстке
1920 г. и хранящихся у отдельных крестьян продуктов, имея в виду вернуть их
законным владельцам 76. Туголуковский волостной комитет вернул крестьянам
инвентарь, отобранный за неуплату разверсток77. Наиболее примечательным было
решение Токаревского волкома Тамбовского уезда о том, что с 1 февраля 1921 г. «в
с. Токаревка открывается базар вольной торговли всеми производствами (так в
тексте.— Авт.) каждую субботу» 78.
И все-таки комитеты «Союза трудового крестьянства» всех уровней, какими бы
благими намерениями они ни руководствовались, оставались прежде всего органами
восстания. Хотя, как уже говорилось, в программе СТК намечалось скорейшее
окончание гражданской войны, в документах и практической деятельности
организации «Союза» абсолютно отсутствовали конкретные шаги к достижению
гражданского мира. Как и советская власть, зачаточные органы
69
самостоятельной крестьянской власти Тамбовской губернии были нацелены на
беспощадную борьбу со своими политическими противниками.
Уполномоченный губчека Хворов в сводке о Токаревском волкоме СТК писал:
«...По отношению же к семьям коммунистов и трудовых артелей ими
(партизанами и местным комитетом СТК.— Авт.) применяются самые
репрессивные меры, а также к лицам, заподозренным в хранении оружия. Плеть
гуляет вовсю. Избивают до полусмерти» 79.
В 1989 г. публицист В. Голованов в статье о батьке Махно сделал очень
интересное заключение: «Как и многие диктатуры, махновская возникла на греб-
не кризисной ситуации в экономике — точнее, кризиса крестьянского хозяйства
в условиях „военного коммунизма". А невозможность разрешения кризиса путем
уступок, которые последовали лишь в 1921 г., предопределила ту особую, дикую,
„крестьянскую" форму этого диктата, которая само слово „махновщина"
окрасила трупным запахом уничтоженных противников — красных командиров,
коммунистов, крестьян, заподозренных в сочувствии советской власти. Быть мо-
жет, трагическая неизбежность диктатуры такого рода объяснялась тем, что
„махновщина", подобно „бессмысленным и беспощадным" бунтам прошлого, вы-
полнив разрушительную задачу, не реализовала — да, вероятно, и не могла
реализовать — свою, хоть и небогатую, конструктивную программу, не имея на
то ни материальных средств, ни людей, ни (как бы возвышенно это не звучало)
духовной силы» 80.
Эти соображения, пожалуй, за исключением жесткого применения понятия
«диктатура», во многом подходят для оценки деятельности Тамбовского «Союза
трудового крестьянства».
Мы уже писали, что его устав большую роль отводил комитетам, нежели
общим собраниям членов организации. Это было скорее не проявлением ее неде-
мократичности, а результатом учета реальной ситуации. На территории, лишь
эпизодически контролируемой повстанцами, просто невозможно было систе-
матически проводить общие собрания граждан, записавшихся в СТК. Со-
хранившиеся материалы ничего не сообщают о существовании постоянного
членства или о имеющихся списках членов «Союза трудового крестьянства».
Обычно речь идет о единственном собрании, где создавалась местная
организация, и буквально в единичных случаях — о периодических созывах
низовых организаций. В основном в документах характеризуется деятельность
комитетов СТК, состоявших из нескольких человек.
Эти данные никак не позволяют считать «Союз трудового крестьянства» мас-
совой народной организацией. Отсюда и лозунг лидеров восстания тамбовских
крестьян «Советы без коммунистов!» следует признать недостигнутым. В ус-
ловиях гражданской войны комитеты СТК смогли стать только чрезвычайными
органами руководства повстанческим движением. Интересно заметить, что два
сельских комитета СТК деревни Корень Кочетовской волости и Эртиль Троицко-
Росляйской волости Тамбовского уезда назвали себя «военно-революционными
комитетами» 81.
Аналогичная эволюция большевистских Советов, которые уже с лета 1918 г.
практически перестали быть массовыми организациями, во многом были подме-
нены исполкомами и ограничены ревкомами и чрезкомами, свидетельствует о
том, что в обстановке революции, гражданской войны идея многих социалистов
о Советах как представительных органах народного самоуправления была в
принципе нереализуема.
Несложно заметить, что многие решения и мероприятия комитетов «Союза
трудового крестьянства» имели весьма очевидные аналогии с политикой совет
ской власти: от политического «комиссарского» контроля за принятыми в
партизанские армии офицерами и чиновниками, широкого учета и контроля за
«народным имущертвом» до суровых наказаний за любые проступки «по законам
революционного времени». Видимо, логика времени вынуждала социалистов лю
бых оттенков, пытавшихся взять власть, действовать одинаково.
70
Хотя в программе СТК содержалось немало призывов к свободной
экономике, на практике, в условиях гражданской войны, экономической
разрухи, острой нехватки материальных ресурсов, он так же, как советская
власть, должен был идти на жесткое регулирование coциaльнo-эконoмических
процессов, во многoм сходное с «военным коммунизмом».
Эти противоречия можно обнаружить даже в отдельно взятом документе.
Так, декабрьская (1920 г.) инструкция губкома «Союза» районным комитетам в
одном и том же пункте отменяла карточную систему и вводила ограничения на
заработки всех мельников82. Третий Туголуковский районный съезд СТК
заявлял о нежелании применять «коммунистические меры приобретения мяса»
и наряду с этим грозил судом мельникам, не пожелавшим «добровольно
отчислять заработки на нужды крестьянского движения» 83.
Сопоставление практической деятельности Тамбовского «Союза трудового
крестьянства», выступившего под эсеровскими социалистическими лозунгами,
с политикой социалистов-большевиков, доказывает, что реально в России
разорительного военного времени мог появиться только примитивно-распре-
делительный социализм, основанный на мнооговековой традиции общинного
выживания в лихую годину. Противоречие между социалистическими
лозунгами политических лидеров тамбовского крестьянства и отсутствием
объективных условий для реализации подлинной социальной справедливости
как свободы экономически сильным гражданам и защиты экономически слабых
обрекало зачатки «Советов без коммунистов», возникшие лишь в одной
губернии, на поражение в борьбе с коммунистическими Советами, которые
также выступали под социалистическими лозунгами, но фактически опирались
на сложившийся к концу 1920 г. мощный централизованный аппарат
государственного управления и подавления. Обреченность движения
тамбовских крестьян весьма образно и точно выразил один из его видных
деятелей — Ф. С. Подхватилин, который добровольно сдался советской власти,
убедившись, что «муха со слоном не может бороться» 84.
«Антоновский нэп» на практике не состоялся. Но борьба тамбовских
крестьян подтолкнула введение «ленинского нэпа». Последний оказался
недолговечным. Тоталитарное государство с жестко регулируемой на основе
военно-ком мунистических принципов экономикой на долгие десятилетия, к
сожалению, ока залось наиболее соответствующей историческим традициям и
реалиям России XX в. альтернативой развития страны.
Примечания
1 См.: Есиков С. А., Протасов Л. Г. «Антоновщина»: новые подходы//Вопросы истории.
1992. № 6, 7. С. 47—57. 2Донков И. П. Антоновщина: замыслы и действительность. М., 1977. С. 19—22, 30—31. 3 РЦХИДНИ, ф. 274, оп. 1, д. 25, л. 63 об. 4 Там же, ф. 17, оп. 84, д. 138, л. 17. 5 Там же: 6Там же, л. 18. 7Партия социалистов-революционеров после Октябрьского переворота 1917 года:
Документы из архива ПСР. Амстердам, 1989. С. 224. 8 Революционная Россия (Берлин). 1921. № 6. С. 24. 9 Там же. С. 26. В дореволюционные годы. А. С. Антонов начинал свою
политическую деятельность именно в составе «Тамбовской организации независимых
социалистов-революционеров». 10 Революционная Россия. С. 26; РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 84, д. 138, л. 17
об. 11 РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 84, д. 138, л. 25 об. 12Там же, л. 30 об. 13 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 16. 14ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 3. 15Там же, л. 13. 16 Там же.
17 Архив УМБРФ, д. 1267, л. 59.
18ГАТО, ф. Р-5201, оп. 2, д. 1306, л. 28 об.
19 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 17.
20ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 4.
71
21 Там же; Архив УМБРФ, д. 1207, л. 6.
22 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 227. 23 Там же, л. 228.
24 Там же, л. 227. 25 Чернов В. М. Основные вопросы пролетарского движения. Пг., 1918. С. 97. 26 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 227—228. 27 Там же, л. 221—222. 28ГАТО, ф. Р-5201, оп. 2, д. 1306, л. 9, 20, 45.
29ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 180.
30ГАТО, ф. Р-5201, оп. 2, д. 1947, л. 20. 31ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 16, 20, 23, 25, 38, 41, 48, 54, 63, 67, 102, 127, 130, 165; д.
1112, л. 5, 8, 11, 18, 27, 31, 48, 51, 73, 117.
32 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 13.
33ГАТО, ф. 5201, оп. 1, д. 1306, л. 45. 34ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1112, л. 8, 31, 51, 73.
35 Там же, л. 5. 36 Там же, л. 1. 37 Там же, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 23, 59, 89, 102, 106, 127, 130. 38 Там же, д. 1112, л. 27. 39ГАТО, ф. 5201, оп. 2, д. 1306, л. 13—14, 20, 45. 40Там же, л. 14. 41ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 157. 42 Там же, л. 2; д. 1112, л. 1—3, 88—89. 43 Там же, л. 51. 44 Там же, л. 8. 45 Там же, л. 5.
46 Там же, д. 1110, л. 23.
47Там же, л. 48. 48 Там же, л. 127. 49 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 223.
50ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 13. 51 Там же.
52Там же, л. 14. 53 Там же. 54 Там же, л. 13. 55 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 223.
56ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 13. 57 Там же. 58 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 230.
59 ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 14. 60 Там же, л. 13. 61 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 230—321. 62 ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 14. 63 Там же. 64 Там же. 65 Там же. 66 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 223. 67 ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 13. 68 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 320—321. 69 ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, 2, д. 1110, л. 14.
70Там же. 71 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 224—225, 233. 72 Там же. 73 ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1112, л. 77. 74 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 224—225, 233.
75ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 70.
76 Там же, л. 80.
77 Там же, д. 1112, л. 77. 78 Там же, д. 1110, л. 157. 79 Там же. 80 Литературная газета. 1989. 8 февраля. 81 ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1110, л. 68, 87. 82 Архив УМБРФ, д. 4306, л. 223. 83 ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 1112, л. 77. 84ГАТО, ф. 5201, оп. 2, д. 1306, л. 45
  Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 14:15. Часовой пояс GMT +4.



Реклама:


Перевод: zCarot