Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас







Старый 19.03.2009, 08:11   #1
Сидоров-Кащеев
Форумчанин
 
Аватар для Сидоров-Кащеев
 
Регистрация: 25.01.2007
Сообщений: 3,027
Сказал(а) спасибо: 556
Поблагодарили 1,341 раз(а) в 872 сообщениях
Сидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond reputeСидоров-Кащеев has a reputation beyond repute
По умолчанию Революция как часть эволюционного процесса

Реклю Э. Эволюция, революция и идеалы анархизма. М.: ЛИБРОКОМ, 2009.



Француз по происхождению, Жан Жак Элизе Реклю – один из ярчайших представителей анархистской мысли второй половины XIX века: географ, социолог, политический деятель. Он принял участие во многих событиях тех лет – был членом I Интернационала, участвовал в Парижской Коммуне 1871 года. Близкий друг и единомышленник Петра Алексеевича Кропоткина, Элтзе Реклю помогал развитию анархо-коммунистической теории, что особенно ценно, так как он имел непосредственный опыт активного участия в революционных событиях во Франции, переносил его на теоретические изыскания.

Книга Элизе Реклю «Эволюция, революция и идеалы анархизма» – это, прежде всего, попытка дать ответ на один из многочисленных вопросов, которые не дают покоя многим интересующимся анархизмом в частности и «левой» мыслью вообще: о соотношении понятий революции и эволюции, их взаимодействии, насколько они взаимодополняемы, либо, наоборот, взаимоисключаемы.

Реклю обращал особое внимание, что само противопоставление понятий «эволюция» и «революция» неверно, так как его источником является непонимание того, что же такое в первую очередь «революция». В этом он был солидарен с Петром Кропоткиным, утверждая, что революция – лишь частный случай эволюционного развития человечества («ускоренная эволюция»), когда изменения происходят в сжатых временных рамках: «…можно сказать, что эволюция и революция – являются сменяющими друг друга актами одного и того же явления: эволюция предшествует революции, которая в свою очередь эволюционирует до новой революции и т. д.» (С. 7). История предстает, таким образом, процессом постоянной смены медленного развития резким, скачкообразным.

При этом Элизе Реклю вовсе не идеализирует революцию: он прекрасно понимал, что она может принести с собой не только прогресс, но также и регресс, то есть послужить как расцвету, развитию, так и упадку, деградации.

Стоит отметить, что анархистам вообще и анархо-коммунистам в частности свойственно скептическое отношение к прогрессистской апологии человеческой истории, которая вовсе не представляется им процессом линейного прогресса, когда человечество постоянно и неуклонно движется по пути от «древнего варварства» к некоему неизбежному «светлому будущему»: «Однако не всегда революция означает прогресс, точно так же не всегда эволюция стремится к большей справедливости» (С. 9). Следует отметить, что Элизе Реклю отнюдь не идеализировал человека, в чем часто упрекают анархистов (и что отчасти верно применительно к Петру Кропоткину, который недооценивал сложность человеческой природы). Объяснялось это опытом участия французского анархо-коммуниста в Парижской Коммуне: Реклю мог воочию видеть, что люди, если это еще не сообщество сознательных личностей, обладающих необходимыми знаниями и умениями, вполне легко могут оказаться подверженными влиянию момента, ситуации, и пойти за революционерами не по зову сердца, не потому, что искренне желают перемен, но лишь из-за того, что захвачены стихией революции. Проявляется такая сиюминутность «революционных» настроений в момент спада революции, когда вчерашние восторги толпы сменяются ее же руганью и поношениями революционеров. И из этого вполне можно вывести, что Реклю противопоставлял народ как разумную совокупность индивидов, сознательно совершающих те или иные действия, и толпу как неразумную массу, которая живет скорее эмоциями и стихией, чем разумом, что выражается в возможности стремительной и радикальной смены, например, политических настроений, от увлечения новым, переменами, до воспеванием реакции, консервативных идей. Именно отсюда Элизе Реклю делал вывод, столь очевидный для анархистов и, в целом, левых начала XXI века: «Преобразование должно совершиться в головах и сердцах, прежде чем напрячь мускулы и превратиться в исторический феномен» (С. 22).

Реклю считал, что система эксплуатации человека человеком, само существование государственной власти и капитализма держится во многом за счет того, что существует неравный доступ к наукам, знанию для разных социальных групп. Gо мнению Элизе Реклю, это – одно из мощнейших препятствий на пути построения безгосударственного коммунистического общества.

Как и многие социалисты тех лет, он уделял внимание и критике теории Мальтуса, развенчивал миф, что нищета и голод существуют потому, что люди размножаются быстрее, чем растут их производительные возможности, то есть на всех не хватает еды, и потому рабочие должны иметь меньше детей: дескать, они сами виноваты в своем бедственном положении. Реклю утверждал, что не продуктов, одежды и прочего не хватает на всех, производится меньше, чем необходимо трудящимся, но сама существующая система распределения устроена так, что одновременно существуют забитые продукцией народного труда склады, существует привилегированное меньшинство, которое ест в свое удовольствие, и одновременно с этим миллионы голодных обречены на такое жалкое состояние самой логикой капитализма, который не может существовать без того, чтобы были богатые и бедные.

Особо Элизе Реклю останавливался на наивной вере в то, что правящая элита сама, без какого-либо внешнего давления, может «даровать» народу справедливое общество. Он, впрочем, как и другие анархисты, утверждал, что существующая власть не просто никогда не даст осуществиться коммунистическим безгосударственным идеалам, но не произойдет этого и в случае прихода к власти социалистов: «Социалисты, сделавшись хозяевами положения, будут поступать и поступают уже так же, как их предшественники, республиканцы; законы истории не могут измениться в их пользу» (С. 57).

При этом мыслитель был уверен, что хотя, на первый взгляд, кажется, будто силы революции и силы порядка не равны, будто власть имущие имеют намного больше возможностей удержать власть, отстоять существующее положение вещей, – это лишь иллюзия. Если народ, общество, будет сообща бороться за свои интересы, то вполне может сломить сопротивление «сил порядка». И одним из важнейших элементов, требующихся для победы Социальной Революции, по мнению Реклю, является необходимость преодоления внутреннего страха перед Властью. Сила народа как единого целого намного больше силы властей предержащих, пусть даже и охраняемых армией и полицией. Что, в общем-то, и доказывают революции, да и просто политические перевороты, когда существующая власть рушится вследствие потери уважения и страха в народе. Мы вполне можем провести параллель между этими рассуждениями французского анархиста и «Бегством от свободы» Эриха Фромма.

Конечно же, Элизе Реклю верил, что анархистская мысль пробьет себе дорогу, и в будущем все-таки будет построено безвластное общество. Подтверждением своей правоты он считал опыт I Интернационала, Парижской Коммуны, анархистских коммун, так как их опыт – это опыт борьбы за новое общество не кабинетных мечтателей, а самих трудящихся.

Как и многие революционеры тех лет, Реклю, вероятно, ожидал, что если не в конце XIX, то в начале XX века Социальная Революция наконец-то свершится, и буржуазно-капиталистический тип общественного устройства, государственная власть – всё это уйдет в прошлое. Этого не произошло, однако мысли, высказанные Реклю, Кропоткиным и другими теоретиками и практиками анархизма, не становятся менее значимыми. Во многом они актуальны и сегодня, поэтому изучение социалистического наследия во всем его многообразии представляется чрезвычайно важным, в особенности на фоне тех событий, что происходят в мировой политике, а также в области международной экономики, которая все более поглощается новым мировым экономическим кризисом. Возможно, нынешний кризис превзойдет по своим последствиям Великую депрессию 1929–1930 годов, что неизбежно ведет к поиску и созданию более устойчивой модели общественного устройства. В 30-е это были торжество тоталитаризма во многих странах, Вторая мировая война и распространение кейнсианской модели экономики, создание социальных государств.

Что нас ждет в обозримом будущем, пока неизвестно. И будем надеяться, что такие книги, как «Эволюция, революция и идеалы анархизма», пригодятся в поиске ответов на новейшие вызовы времени, когда человечество вновь оказалось на распутье и выбирает, по какому пути двигаться дальше.


Андрей Федоров

http://www.rabkor.ru/?area=articleItem&id=2148
__________________
http://aitrus.info/
Сидоров-Кащеев вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 05:08. Часовой пояс GMT +4.



Реклама:


Перевод: zCarot