Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас


Рассылка:


Избранная
или
Стартовая

Сhapaev.ru

ПРОТИВ ВЛАСТИ И КАПИТАЛА!

Гуляйпольский городской портал | www.gulaypole.info

Воронежский Анархист



Яндекс цитирования

Размещено в DMOZ

Rambler's Top100






Реклама:


"…Одна сатана".
Любимая жена Махно пережила батьку на 40 лет.

Музы бывают не только у художников и поэтов. Иногда они сопровождают трубочистов, революционеров и даже военных. Такова была знаменитая Лида, с восторгом описанная певцом Александром Вертинским, сопровождавшая белогвардейского генерала Слащева во всех походах и не раз спасавшая жизнь своему возлюбленному. Но, возможно, еще больше в этом смысле повезло Нестору Махно: в подругах знаменитого батьки ходила женщина настолько выдающаяся, что могла легко поспорить с супругом на поприще политики и войны.

Монахиня поневоле
Галина Андреевна Кузьменко увидела свет в 1894 году в семье малороссийского крестьянина средней руки Андрея Ивановича Кузьменко. В молодости родитель отличался привлекательной внешностью и могучим голосом и лучше всех пел в церковном хоре. Благодаря своим физическим данным военную службу он проходил в лейб-гвардии, Измайловском полку, и очень этим гордился. Уйдя в запас, Андрей Кузьменко служил жандармским офицером в украинском городе Могилев-Подольском. Будучи заботливым отцом, он изо всех сил стремился дать дочери образование и в этом своем стремлении преуспел: в 1920 году Галина окончила шесть классов женской гимназии. В следующем году ее отца, который пристрастился к спиртному, изгнали со службы, и он вернулся на родину - в село Песчаный Брод Александровского уезда Екатеринославской губернии, затерявшееся среди мягких холмов на берегу тихой речки Черный Ташлык.
Деревенская жизнь тяготила недавнюю гимназистку, и она решила уйти в послушницы в Красногорский женский монастырь на Полтавщине. В монастыре она получила новое имя - Анфиса. Однако и монастырская жизнь Галине, что называется, "не показалась". В монастырских стенах Галина познала первую любовь. Избранником ее чувства оказался молодой аристократ барон Юрий Корф, не задумываясь предложивший вчерашней крестьянке руку и сердце. При помощи своего возлюбленного она бежит из монастыря в его имение Синицы Уманского уезда. Но родители незадачливого жениха не дали согласия на столь экстравагантный брак, и Анфиса-Галина поневоле была вынуждена вернуться обратно в монастырь. Разгоревшийся скандал вынудил игуменью Красногорской обители отправить несостоявшуюся монахиню в деревню к родителям.

Батькина любовь
Осенью 1911 года Галина поступила в Добровеличковскую женскую семинарию и окончила ее с золотой медалью. В 1916 году по распределению Херсонской губернской земской управы она отправляется учительствовать в двухклассную школу богатого села Гуляйполе. Здесь спустя два года и встретил ее Нестор Иванович Махно, бывший на пять лет ее старше и к тому времени уже дважды женат. Среднего роста, стройная, Галина, по словам знавших ее людей, не уступала первым столичным красавицам. Ее властный характер, необычайная сила воли, независимость в суждениях и красота сразу же привлекли внимание Махно. Со своей стороны, Нестор с его уже легендарным прошлым и неутомимой жаждой изменить существующую жизнь, создать нечто вроде казачьей вольницы, показался Галине незаурядной личностью.
Знакомство Махно с Галиной Кузьменко, которая скоро стала его женой, обросло множеством легенд и вымыслов. Справедливости ради надо сказать, что Махно был верным мужем, хотя белогвардейская пресса неизменно изображала его как бандита, "наиболее развращенного, потерявшего всякий культурный облик".
В начале июня 1919 года, когда для махновщины наступили тяжелые времена, батько отправил Галину к отцу в Песчаный Брод и обещал при первой возможности ее забрать. Слово свое он сдержал.

Муза с шашкой
В лице Галины Махно обрел не только жену, но и соратника. Она не только выполняла поручения батьки, но и охотно рисковала по собственной охоте на благо общего со своим мужем дела. Первым заданием стала для нее совместная с подругой Феней Гаенко поездка в Киев для свидания с Симоном Петлюрой.
В августе 1919 года село Песчаный Брод было занято советским отрядом. Военно-полевой суд приговорил к расстрелу нескольких кулаков, а заодно и тестя Махно, бывшего жандарма Андрея Кузьменко. В ту же ночь гонец из Песчаного Брода доставил в стан батьки это печальное известие. Не мешкая, Махно отрядил 300 кавалеристов, чтобы отомстить за смерть тестя и хоть как-то утешить жену. Окружив село на рассвете, махновцы бесшумно сняли красноармейские посты и уничтожили практически весь отряд. На следующее утро в село приехал сам Махно со своей убитой горем женой и неразлучной с ней Феней Гаенко. Махновцы разыскивали тех, кто выдал красным Андрея Кузьменко. Под подозрение попала местная жительница Бродская, которую Галина зарубила собственноручно. После этого на площадь перед церковью вывели 16 пленных. Мстя за убийство отца подруги, Феня Гаенко лично расстреляла их всех. По свидетельству очевидцев, Махно мрачно смотрел на эту картину, не участвуя, но и ни во что не вмешиваясь…

Ничто женское было ей не чуждо…
В боях с деникинцами Махно впервые столкнулся с грозным оружием - бронепоездами. В первые два года Гражданской войны махновцы привыкли действовать вдоль железных дорог, сделавшихся для них рогом изобилия. Теперь же вместо поездов к отрядам повстанцев на всех парах вылетали бронемашины, поливая их огнем, меткой артиллерийской стрельбой разбивая в щепки тачанки. Махновцам пришлось приноравливаться к борьбе с этими новыми противниками. Одним из них, под названием "Непобедимый", махновцы завладели на станции Помощная благодаря разведданным, добытым Галиной Кузьменко. Переодевшись светской дамой, она под предлогом розыска без вести пропавшего мужа-офицера проникла в белый штаб, где познакомилась с неким полковником Борисом Ковалевым. Убив штабиста, Кузьменко завладела сведениями о маршруте и времени следования "Непобедимого". Устроив засаду, махновцы захватили бронепоезд и, взорвав мост, сбросили его в реку Синюху.
Во второй половине 1919 года вокруг Махно сплотилась группа украинской интеллигенции, пытавшейся привить махновщине чуждое ей до сих пор националистическое направление. Разуверившись в Петлюре, который предал украинский народ, вступив в союз с Деникиным, они стали возлагать на Махно большие надежды в деле национального освобождения Украины. Впрочем, надежного союзника украинские националисты нашли только в лице Галины Кузьменко, не чуждой самостийных устремлений.
Но и ничто женское было не чуждо "крестьянской царице", как называли ее в родных местах. В декабре 1919 года она даже взяла на воспитание малолетнюю дочь командира Стального полка коммуниста Михаила Полонского, расстрелянного батькой за подготовку большевистского заговора в недрах махновской армии.

Последний поход
В ноябре 1920 года, после того как войска Южного фронта красных вынудили Русскую армию Врангеля оставить Крым, столкновение их с Махно стало неизбежным. "С махновщиной надо покончить в три счета", - призвал своих бойцов и командиров Михаил Фрунзе. Однако покончить с Махно одним ударом не удалось. Крестьянский батько продолжал сопротивляться до конца лета 1921 года и даже сумел уничтожить штаб 14-й кавдивизии во главе с ее прославленным начальником Александром Пархоменко.
Еще зимой для спасения ядра армии батька предложил уйти за границу. Внутри махновского реввоенсовета разгорелись споры: одна часть предлагала заключить новый союз с Советской властью и выступить в Турцию на помощь руководителю национально-освободительной революции Мустафе Кемалю, другая, во главе с Махно, высказывала идею двинуться в Галицию и поднять местное население на революционную борьбу. 21 июля в селе Исаевка Таганрогского уезда Махно провел последнее совещание своего комсостава. За Турцию проголосовали 750 человек. Батька остался в меньшинстве. Простившись с другими повстанцами, Махно со своими сторонниками вихрем пронесся по поволжским степям, рассчитывая пробиться в Сибирь, но голод вынудил его круто повернуть на запад. Раненный уже в одиннадцатый раз, Махно неудержимо рвался к западной границе, чтобы уйти от окончательного разгрома. "По пути движения и на правом берегу Днепра, - вспоминала Галина, - мы встречали многие наши отряды, которым освещали цель нашего выезда за границу, и от всех слышали одно: "Уезжайте, вылечите батьку и возвращайтесь снова к нам на подмогу".
Но увидеть родные поля батьке было не суждено. На рассвете 28 августа 78 кавалеристов во главе с Махно и Галиной Кузьменко опрокинули советскую пограничную заставу и ушли в Румынию. Румынские власти разрешили Махно, его жене и нескольким командирам проживание в Бухаресте. Во время Генуэзской конференции правительство Румынии позволило Махно, Галине Кузьменко и еще 17 бывшим повстанцам перейти в Польшу. 25 сентября 1923 года Нестор Махно, Галина Кузьменко, а также махновцы Хмара и Дорошенко были арестованы и преданы суду. О далеко не женской роли Галины Кузьменко говорит тот факт, что польское правосудие рассматривало ее в качестве одной из главных обвиняемых на процессе, где в вину супругам ставились планы подготовки восстания в Восточной Галиции и построения там анархо-советского государства без коммунистов. Варшавский окружной суд вчистую оправдал как самого Махно, так и его сподвижников, и вскоре Нестор с женой и дочерью поселился в небольшом городке Торуни. Поморский воевода писал министру иностранных дел Польши: "Можно предположить, что весной следующего года Махно попробует удрать из Торуни в Россию".
В декабре 1923 года в ряде европейских газет Махно открыто заявил о своей готовности продолжать борьбу с большевиками, возложив главные надежды на крестьянские бунты. Но даже смерть Ленина 21 января следующего года не оправдала этих надежд. Махно впал в депрессию и попытался покончить самоубийством.
В том же году с помощью друзей- анархистов Махно перебрался сначала в Германию, а затем в Париж. В пригороде французской столицы - Венсене - семья Махно прожила почти 10 лет. Жили они скромно, постоянно испытывая материальные затруднения. Галина работала прачкой в одном из пансионов для девочек русских эмигрантов в парижском предместье.
С начала 1934 года здоровье батьки резко пошатнулось. Вот как описывает последние дни своего мужа Галина Кузьменко. "Однажды в конце июня, - писала она 18 марта 1974 года своим родственникам в Гуляйполе, - я зашла к нему в госпиталь. Он был уставший, измученный, ослабевший. На мой вопрос: "Ну как?" - он ничего не ответил, только из глаз покатились слезы. Я тоже заплакала, нам больше не о чем было говорить, я поняла, что ему очень тяжело, что жизненные силы покидают его, что он уже больше не жилец на этом свете… Через пару дней мы похоронили его на кладбище Пер-Лашез".

Эпилог
В годы Второй мировой войны, после оккупации столицы Франции, гитлеровцы вывезли Галину Кузьменко и ее дочь Елену на работы в Германию. После разгрома фашистов в июле 1945 года Галина Андреевна была осуждена на 10 лет за участие в махновском движении. Пробыв в заключении 8 лет и 9 месяцев, подруга грозного батьки была освобождена по амнистии 1954 года, объявленной после смерти Сталина. остаток жизни Галина Кузьменко провела в городе Джамбуле Казахской ССР, где до выхода на пенсию трудилась на хлопчатобумажном комбинате. Известно, что несколько раз ей удалось побывать в Гуляйполе.

Опубликовано: газета Хронометр (Вологда) № 38 (180) от 17.09.02.