Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас


Рассылка:


Избранная
или
Стартовая

Сhapaev.ru

ПРОТИВ ВЛАСТИ И КАПИТАЛА!

Гуляйпольский городской портал | www.gulaypole.info

Воронежский Анархист



Яндекс цитирования

Размещено в DMOZ

Rambler's Top100






Реклама: http://karamelka-vip.ru/ услуга эротический массаж в тюмени.


"Настоящее лицо Левы Задова"
Евгений Рожанский


Легендарный Нестор Махно и его сподвижники создали непобедимую армию и навели порядок на обширной территории юга России, но стали жертвой предательства большевиков

Большевики умышленно исказили историю махновского движения в Повстанческой армии, очернили память батьки Махно. К такому выводу пришел геленджичанин Вадим Зиньковский, отставной полковник танковых войск, сын ближайшего соратника Нестора Махно - Льва Зиньковского-Задова. Того самого Левки Задова, героя романа Алексея Толстого «Хождение по мукам».
В течение 34 лет Вадим Львович добивался реабилитации своего отца, сотрудника иностранного отдела Одесского управления ОГПУ - НКВД, казненного в 1938 году своими же сослуживцами по ложному навету. Сын собирал документы об отце, кропотливо изучал историю махновского движения. Плодом этой огромной работы стало не только восстановление доброго имени отца, но и книга «Правда о Зиньковском-Задове Льве Николаевиче, анархисте, чекисте». В ней документально воссоздан образ человека, который кардинально отличается от литературного персонажа и киногероя. Оказывается, никакой это не мелкий жулик и одесский куплетист, вовсе не пьяница, а выходец из бедной еврейской семьи, потомственный рабочий, человек сдержанный и целеустремленный, убежденный борец за справедливость и народное счастье, абсолютный бессребреник, до самой смерти веривший во всеобщее братство свободных людей.
- Вообще литература и искусство социалистического реализма многие десятилетия изощрялись в создании карикатурного образа анархистов, - рассказывает Вадим Львович. - В головы людей вдалбливали, что анархисты - сбор пьяной матросни и уголовщины. Одной из мишеней стал мой отец. Но главным объектом издевательства был, конечно, Нестор Иванович Махно.
В понимании обывателя анархия - это безвластие. А Махно, как убежденный анархист, говорил о том, что никакая партия не должна вмешиваться в местное самоуправление. Ни коммунисты, ни анархисты. Никто! С этим большевики, конечно же, не могли смириться.
Именно Махно в 1918 году организовал в Гуляйполе первые коммуны, где каждый, кто в них вступал, трудился по способностям, а результаты труда делились поровну между всеми. В одной из таких коммун в свободное от боев время Нестор Иванович был простым сапожником. Советская власть разогнала эти коммуны.
Еще в 1917 году, когда Февральская революция освободила Махно из царских застенков и вознесла его в лидеры Совета рабочих и крестьянских депутатов, а также движения анархистов на юге Украины, он первым решил земельный вопрос, который у нас не решен до сегодняшнего дня. Нестор Иванович не стал никого грабить, ничего экспроприировать. Он поровну разделил все земельные наделы в Гуляйполе между всем работающим населением. Поровну! Что зажиточному, что бедному крестьянину, что помещику. Без какого бы то ни было отличия по классовому признаку, за что ратовали большевики. Поэтому они и выжигали махновщину каленым железом.
Мы практически ничего не знаем об организаторских и полководческих способностях Нестора Махно. Ну разве что какой-нибудь эрудит вспомнит, что именно Махно изобрел самое мощное оружие времен Гражданской войны - тачанку. Собрав отряды против немецких и австрийских оккупантов, он первым поставил пулемет на легкую рессорную повозку, что позже большевики сделали символом несокрушимой Красной конницы. Но кто скажет, что Махно создал самую маневренную и мобильную по тем временам армию? Кто знает, что его Повстанческая армия численностью в 60-80 тысяч бойцов сыграла решающую роль в разгроме войск генералов Врангеля, Шкуро, Слащева, Деникина? А в боях за освобождение Крыма Михаил Фрунзе при форсировании Сиваша и штурме Турецкого вала впереди наступавших войск поставил части Повстанческой армии. Неся огромные потери, махновцы выполнили задачу, и последний оплот белогвардейцев был разгромлен. Но лавры победителей достались Красной Армии, а махновщина тут же была объявлена вне закона, и многие соратники Нестора Ивановича погибли от предательских выстрелов в спину.
Махновцам приписывают насилие и еврейские погромы. Но на самом деле в Повстанческой армии действовал жесткий и даже жестокий приказ, согласно которому каждый насильник и грабитель, независимо от национальности и социального происхождения, подлежал расстрелу на месте. А когда украинские националисты начали массовые еврейские погромы, Махно со своими отрядами объехал все еврейские колонии, раздавая многострадальным людям оружие и боеприпасы с призывом: «Защищайтесь!» И сам громил националистов. В штабе Махно были политотдел и культурный отдел. Последний занимался организацией досуга махновцев (это к вопросу о пьянстве и дебошах анархистов).
После разгрома Врангеля Повстанческую армию окружили части Красной Армии и предложили разоружиться. Группа убежденных анархистов в 250-300 человек во главе с тяжелораненым батькой была вынуждена с боями против своих же вчерашних союзников прорываться из окружения.
Лишь 77 человек из некогда грозной Повстанческой армии вместе с батькой ушли в Румынию. Нестору Махно уже никогда не суждено было вернуться на родину. Из Бухареста он перебрался сначала в Польшу, как «пособник большевиков» был арестован и вдвоем с женой посажен в тюрьму. Там, в камере, супруга Галина Андреевна Кузьменко родила Нестору дочку Лену. Польский суд оправдал Махно. Помог тот факт, что командующий Повстанческой армией отказался от участия в бесславном походе Красной Армии на Варшаву в 1920 году. После освобождения Махно с семьей переезжает сначала в Берлин, а затем в Париж.
- Говорят, что махновцы награбили много добра, - продолжает Вадим Зиньковский. - Но еще в Бухаресте те из них, кому румынские власти предоставили полную свободу, уже через неделю попросились в лагерь для интернированных, потому что жить было не на что. А Нестор Махно в Париже устроился на местную кинофабрику простым плотником, а жена его пошла горничной в детский воспитательный дом, где убирала и стирала.
В 1934 году открылись старые раны, обострился туберкулез, и Махно скончался. Жена и дочь оставались жить во Франции. В годы Второй мировой войны фашистские оккупанты интернировали их в Германию как русских пленных. Освободили женщин англичане, они же передали их в руки советских властей. В СССР их, уже как врагов народа, вновь отправили в заключение. Супруге Махно гуманный советский суд определил 10 лет лишения свободы, а родившейся в польской тюрьме дочери - 5 лет. После освобождения они так и остались жить в Казахстане.
- С Еленой Нестеровной я встречался, - рассказывает мой собеседник. - Она сменила фамилию на Михненко, затем вышла замуж, но детей у нее не было. Несколько лет назад она умерла. Так закончился род батьки Махно. Но в Гуляйполе живет семья его внучатого племянника Виктора Ивановича Яланского. Мы с ним тоже виделись, когда я ездил на 110-летие Нестора Ивановича к нему на родину. Тогда снова, в который уже раз, удивило всех вольное, непокоренное Гуляйполе, наперекор всему и всем вернувшее из далекого небытия того, которого сам народ признал своим батькой.