Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас


Рассылка:


Избранная
или
Стартовая

Сhapaev.ru

ПРОТИВ ВЛАСТИ И КАПИТАЛА!

Гуляйпольский городской портал | www.gulaypole.info

Воронежский Анархист



Яндекс цитирования

Размещено в DMOZ

Rambler's Top100






Реклама: Андрей Рябинский и бокс : новости, факты, информация.


Савченко В.А.
Измена "Батьки" Махно и "Железная метла" Л.Д. Троцкого.
(Причины и следствия махновского мятежа 1919 г.)

С начала 20-х гг. не только в художественной литературе, но и в исторических работах создается и утверждается образ Н.И.Махно как уголовника, а не политической фигуры. Имя "махновец" стало нарицательным для разного рода бандитов, бунтующих без особых целей и программы, просто из-за своей природной склонности к грабежам, разрушению, беспорядкам.

Показательна в этой связи заметка в бердянских "Известиях", в которой утверждалось, что "…у Махно нет программы, как у Петлюры. Он просто носится с места на место, находя дикое удовольствие в удали разгулов и убийств. Это был ненормальный человек, находящий упоение в зверских убийствах".[1]

Первые попытки разобраться в причинах и следствиях махновского движения, в его эволюции и социальной основе были сделаны еще в 1921 г., в книгах видных партийных деятелей Я.А.Яковлева и Д.З.Лебедя.[2] Несмотря на использование в этих работах значительного фактического материала, они носят больше пропагандистский, чем исторический характер, а имеющиеся в них оценки отражают политические потребности момента.

На рубеже 20-30-х гг. вышли книги М. Кубанина, В Руднева и статья Д. Ерде.[3] В работе Кубанина, до сих пор являющейся наиболее полной, да, пожалуй, и единственной монографией по проблеме, на основе большого фактического материала показана эволюция махновщины от революционно-освободительного движения, к движению, враждебному Советской власти. Книга В. Руднева во многом повторяет монографию Кубанина, подчеркивая контрреволюционность и бандитизм махновцев. В статье Д. Ерде рассматривается идеология махновского движения.

В 60-80 гг. появилось несколько статей, представляющих краткий очерк истории махновского движения или описывающих эпизоды борьбы с ним.[4] Ни одна из названных работ не освещает вопрос о причинах перехода махновцев из лагеря союзников в лагерь противников Советской власти.

В условиях утверждения гласности в исторической науке настало время разобраться в этих причинах.

Возникнув летом 1918 г., махновское движение представляло собой революционно-освободительное движение украинского крестьянства против австро-германских захватчиков и их приспешников из марионеточного правительства "Украинской державы" гетмана П. Скоропадского, против белогвардейцев и реставрации помещичьего землевладения, против петлюровской националистической Директории. Движение охватило различные слои украинского крестьянства на территории нескольких южных губерний Украины (район, охватывающий нынешнюю Запорожскую область и соседние районы Днепропетровской, Донецкой, Херсонской областей). На первом этапе своего развития в 1918-1919 гг. оно выступало за изгнание интервентов и уничтожение власти гетмана и Директории, за уравнительное распределение помещичьей земли и развитие общинного земледелия.

Возникнув на территории знаменитого Запорожья, казацкого Войска Запорожского, махновское движение возрождало дух запорожской вольности. Позже, весной 1919 г., среди махновских повстанцев утверждаются анархистские идеи немедленного установления "безвластного анархического строя", возобладавшие в условиях калейдоскопичности власти на Украине, когда некоторые города и села по 20-30 раз переходили из рук в руки. В.П. Затонский (в 1919 г. – нарком образования УССР, в дальнейшем член Политбюро ЦК КП/б/У), указывая на частую смену власти в украинских селах, отмечал, что в таких условиях в 1919 г. Села и даже некоторые волости стали фактически независимы от центральной власти и имели свой отряд или полк, который оборонял независимость своей "деревенской республики".[5]

Махновцы выступали за независимую от центра советскую форму правления, и опирались на исполкомы местных Советов.

За беспартийные, независимые от центральной власти Советы, выражающие интересы мелкобуржуазной массы села, выступали анархисты, левые эсеры, меньшевики, видя в них альтернативу диктатуре пролетариата. Лидеры мелкобуржуазных, социалистических партий стремились воспользоваться демократическим, в принципе лозунгом – "Больше независимости местным Советам!", стихийным недовольством крестьянства, ущемлением прав Советов в период "военного коммунизма" и экономических прав середняка для подрыва структуры советских республик. Анархистская идеология, проникнув в махновское движение, подталкивала повстанцев к неприятию всякой власти, в том числе и пролетарской.

Хотя в 1918-1919 гг. махновцы не выступали за "Советы без коммунистов", допуская в контролируемые ими Советы большевиков, все же большинство членов исполкомов Советов в махновском районе были беспартийные и анархисты.

Выступая за "вольные Советы", махновцы полагали, что с их помощью они ограничат экономический и политический диктат центра, силовые методы политики "военного коммунизма", в своем районе избавятся от "назначенцев". Объективно же выступление за "вольные Советы" вели к расхождению с централизмом Советской власти и подрывали его.

В 1918 – первой половине 1919 г. Махновское движение находилось в начале своего эволюционного пути, в поисках политического выбора.

Нестор Иванович Махно (1889-1934) родился в бедняцкой семье, в с. Гуляйполе Екатеринославской губернии. Работал пастухом, маляром, рабочим в своем селе. В 1906-1908 гг. был членом анархистской группы "Вольный союз анархистов-хлеборобов", которая провела ряд террористических актов и экспроприаций, за что в 1908 г. Н.И. Махно был арестован и до 1917 г. отбывал срок в Бутырской тюрьме. В 1917 г. он возвращается в Гуляйполе, где избирается главой крестьянского союза и представителем местного совета. Махно создает анархистский отряд, который в сентябре 1917 г. изгоняет администрацию Временного правительства из волости и участвует в боях за установление Советской власти в г. Александровске (Запорожье). Летом 1918 г. Махно создает партизанский отряд для борьбы с оккупантами, тогда же он избирается партизанами "батькой" по традиции запорожских казаков за организаторские способности, талант военачальника и храбрость. В декабре 1918 г. подпольным Екатеринославским губкомом партии и ревкомом Махно назначается командующим повстанческими войсками Екатеринославщины. Под его руководством на несколько дней г. Екатеринослав (ныне г. Днепропетровск) освобождается от петлюровцев и становится советским.[6]

В августе 1918 г.- феврале 1919 г., в первый период существования махновского движения, силы повстанцев выросли с нескольких десятков человек до 15 тыс. Махно объединил большинство повстанческих отрядов Приазовья. Объективно махновское движение стало союзником Украинской Красной Армии и способствовало ее победам.

С февраля 1919 г. махновские отряды вливаются в части Заднепровской Советской дивизии, позднее в части 2-й Украинской Красной Армии как отдельная бригада с выборным командованием и внутренней самостоятельностью. Военный союз предполагал оперативное подчинение махновцев советскому командованию, введение в махновскую бригаду политработников. За махновцами сохранялось право добровольной мобилизации, право невывода бригады из Приазовья, сохранялись черные знамена как символ анархо-махновского движения.

В начале 1919 г. советская пресса восторженно отзывалась о Н.И. Махно. Так, в "Известиях Екатеринославского совета" отмечалось, что обвинение махновцев в бандитизме есть выдумки "полицейских чинов и правых социалистов". Газета прославляла военные успехи махновцев.[7] Ю.П. Гавен (председатель Таврического ВРК и комиссар по военно-морским делам Таврической Советской Республики) писал в "Правде", что Н.И.Махно борется за "советскую форму правления", что "батько" - " любимец крестьян-повстанцев, находчивый и смелый командир, умеющий установить дисциплину, и что махновцы тянутся к большевикам".[8] Подобные отзывы о Н.И.Махно и махновцах можно найти и в других газетах начала 1919 г.

Советское строительство в украинском селе шло в условиях разрухи и голода в городах. На селе Совет Народных Комиссаров Украины и руководство КП(б)У допустили ряд ошибок, которые надолго определили аграрную политику и подрывали основу союза трудящихся города и деревни.

Руководитель СНК УССР Э.И.Квиринг и нарком земледелия В.Н. Мещеряков уклонились от выполнения установок по земельному вопросу, изложенных в манифесте Советского правительства Украины о конфискации и уравнительном распределении помещичьих земель. Из 14.5 млн. десятин конфискованных земель только 5 млн. дес. Было передано середнякам и беднякам, остальная часть перешла к колхозам и государственным хозяйствам. На Юге Украины крупные товарно-зерновые помещичьи хозяйства, составляющие основу производства хлеба, были превращены в колхозы и совхозы. Эти меры восстановили против Советской власти часть крестьянства, не получившего ожидаемой земли. Несмотря на то, что В.И. Ленин неоднократность указывал на недопустимость принудительного отчуждения земли и нарушения добровольности в создании колхозов и требовал исправления ошибок, до февраля 1920 г. на Украине этого сделано не было. Кроме того, Наркомпрод Украины установил на всей ее территории одинаковый показатель для определения кулацких хозяйств, и эти меры, направленные против кулачества, задевали интересы середняков, поскольку на юге Украины на одно хозяйство середняка приходилось 7-10 дес. Земли, в то время как на Севере Украины – 4 дес.[9]

1 апреля 1919 г. на Украине была введена продразверстка. Она велась без учета классовой структуры села, неимущие слои не были заинтересованы в оказании содействия продотрядам. В организации продовольственной политики были совершены серьезные ошибки. Часто продразверстка производилась бесконтрольно, изъятия хлеба превышали допустимые нормы. В.И.Межлаук в телеграмме В.И.Ленину категорически возражал против попыток некоторых продработников рассматривать "Украину как обетованную страну, откуда можно многое черпать без учета".[10]

Кроме того, заявив на III съезде КП(б)У о недопустимости всяческих политических соглашений с демократическими и социалистическими партиями и группами, большевики обрекли себя на одиночество в борьбе с реакцией. В январе 191 г. Л.Д. Троцкий писал, что на Украине "… на голову анархистов, левых эсеров и просто уголовных искателей приключений сразу опустилась тяжелая рука революционных репрессий". Он призвал руководство ударами "железной метлы" "…загнать их в такие щели, из которых им лучше никогда не выходить".[11]

В этих условиях в феврале 1919 г., на Втором съезде махновцев и делегатов крестьян контролируемого ими района, махновцы потребовали автономии района и своих отрядов в решении внутренних вопросов, независимости местных "вольных Советов", созданных на беспартийных, бесклассовых началах. На съезде был организован Военно-революционный Совет, "совмещающий функции парламента и совещательного военного органа", определяющий политику и идеологию движения.[12] Съезд потребовал недопущения чекистских организаций и руководителей – "назначенцев" от центральной власти в район, выдвинул условия выборности руководства местным населением. В Харьков от имени съезда была направлена делегация, с целью добиваться от правительства независимости района. В то же время съезд утвердил резолюцию о необходимости единства всех революционных сил и дал отповедь сторонникам разрыва с Советской властью.[13]

В апреле 1919 г. состоялся Третий съезд махновцев и представителей крестьянства от 72 волостей Юга Украины. На съезде была подвергнута резкой критике земельная и продовольственная политика Советской власти на Украине. Были приняты резолюции против большевизации Советов, "комиссародержавия", против Чрезвычайных комиссий. Несмотря на экстремистские, анархистские лозунги, и этот съезд высказался за политику "единого фронта" с большевиками и указал, что свержение Советской власти или мятеж против нее приведет к торжеству реакции.[14]

Ошибки большевиков в аграрной, продовольственной политике, конфронтация с мелкобуржуазной демократией помогали враждебным Советской власти элементам провоцировать крестьянские мятежи. В апреле 1919 г. на Украине как следствие обострившихся классовых противоречий, экономических неурядиц и ошибок руководства они вспыхнули в сельской местности и среди солдат Украинской Красной Армии, которая в основном состояла из бывших партизанских и повстанческих частей. Мятежи атаманов Зеленого, Кацюры, Струка, Соколовского, Ангела продолжались до августа 1919 г., когда Украина была захвачена белогвардейцами и петлюровцами. Общим требованием мятежников различной политической окраски было изменение аграрной и продовольственной политики.

На съездах махновцев были приняты резолюции, призывающие к строительству анархистского общества на основе надклассовых экономических организация – "вольных Советов", рабочих союзов, крестьянских общин. Политическая борьба за центральную политическую власть объявлялась обманом народа и несовместимым с анархизмом действием. Критика ошибок Советской власти весной 1919 г. не имела целью подготовку мятежа, а была лишь проявлением недовольства крестьянских масс политикой "военного коммунизма" и установлением командно-административной централизованной системы управления. Старый анархистский лозунг "Врозь идти, вместе бить", характерен и для отношения махновцев к пролетарской партии весной 1919 г. Н.И. Махно приходилось сдерживать недовольство и открытую враждебность к коммунистам, которая наблюдалась у отдельных повстанцев его крестьянской армии. Он выступал против враждебности к коммунистам, одергивал наиболее ретивых анархистов из Конфедерации анархистских организаций Украины "Набат". Махно категорически отказался дать деньги на борьбу против большевиков известной анархистке Марусе Никифоровой.[15]

В то же время политика "единого фронта", за которую ратовали махновцы, не означала, что они готовы поступиться своими интересами. Махновское движение в поисках "своего" пути в революции скатывалось на позиции "третьей силы", заявляя о временном союзе с "государственниками" - большевиками "из тактических соображений", чтобы разладом в лагере революционных сил не помогать реакции.

Двойственная социальная природа мелкой буржуазии выражалась в колебании середняков, интересам которых не отвечала политика "военного коммунизма". В условиях противоборства реакции и революции середняк, зная об опасности восстановления помещичьего землевладения воздерживался от выступлений против Советской власти, однако под тяжестью продразверстки и различных повинностей произошло "…превращение этой мелкобуржуазной силы в анархический элемент, который выражает свои требования в волнении".[16]

Колебания настроений мелкой буржуазии приводили к попыткам организоваться в "третью" силу для защиты своих интересов в условиях всероссийской бойни. На третий путь, балансируя между двумя основными лагерями классовой борьбы, пытались выйти представители большинства партий средних слоев, от эсеровских "учредиловцев" до "мятежных" кронштадцев. За "третью" силу в лице среднего крестьянства, которое часто было далеко от понимания объективных законов классовой борьбы, боролись лидеры враждебных большевикам партий. Лидеры мелкобуржуазный партий стремились подтолкнуть к борьбе крестьянский слои, которые относились с сочувствием к лозунгам "улучшения", "исправления" политики Советской власти, стремились под лозунгом "демократизации" растворить пролетариат в мелкобуржуазной стихии.

Некоторые экстремисты их анархистских групп призывали готовиться к "третьей" революции (не учитывалась революция 1905-1907 гг.), которая, по их мнению, разрушит социалистическое общество и приведет к безвластию.

Махновцы в период 1918-первой половине 1919 г., признавая с оговорками Советскую власть как единственную силу, способную сокрушить реакцию, выражали середняцкие настроения и в зависимости от усиления или ослабления давления властей поддерживали пролетариат, пытаясь, не входя в военный конфликт, добиваться от власти уступок с помощью требований съездов, сходов, посылки делегаций с требованиями в центр. Такая позиция отличала махновцев от мелкобуржуазной контрреволюции, которая в лице атамана Григорьева призывала уничтожать коммунистов и воплощала свои лозунги на практике.

И хотя, как пишет В.А. Антонов-Овсеенко, махновское движение было "серьезным и резко заостренным против петлюровцев и деникинцев" и поначалу стремилось ограничить кулацкое влияние на селе, оно страдало от эклектизма идеологии и от неосознанности своего места в событиях, которые привели его к трагической развязке.[17]

С апреля 1919 г. в отношении между Н.И. Махно и его штабом с одной стороны, и командованием Красной Армии и РВС Республики – с другой – утверждается обстановка взаимного недоверия, перерастающего во вражду. Вызвано это было не только сопротивлением махновцев политике "военного коммунизма", но и дальнейшим развитием и утверждением анархистской идеологии в махновском движении. К чему с 1919 г. стремилась анархистская конфедерация "Набат"?[18] Анархисты-"набатовцы" Эмигрант (И. Готман), А. Барон, Я. Алый и др. возглавили махновский культпросвет и редакции махновских газет; В. Волин (В. Эйхенбаум) во второй половине 1919 г. возглавлял махновский РВС. Лидеры Конфедерации "Набат" пытались объединить различные течения – анархизм-коммунизм, анархизм-синдикализм и анархизм-индивидуализм – на основе отрицания переходной стадии от капитализма к анархическому коммунизму и требовали от своих единомышленников закладывать основы анархии, создавая не контролируемые государством экономические, синдикалистские организации, кооперативы, заводские комитеты, коммуны для постепенного захвата ими средств производства. Они утверждали, что на Украине, благодаря широкому повстанческому движению, сложились все условия для первой анархической революции, которая начнет всемирную анархическую революцию. С апреля 1919 г. "набатовцы" отказались от всякого сотрудничества и "компромиссов" с Советской властью, постепенно сползали на антибольшевистские позиции и толкали на них махновцев.[19]

В центральные органы Советской власти и командования приходили самые противоречивые сведения о состоянии дел в махновской бригаде и Гуляйпольском районе. Бюро Украинской Советской прессы сообщало о хорошей дисциплине у махновцев, о том, что у них отмечается отсутствие бандитизма, "нежелание отступать перед добровольцами" и "дружественное отношение" к населению.[20] Политком и политинструктор Заднепровской дивизии, докладывая о состоянии махновских частей, отмечали, что политработники принимаются в махновские части и ведут там работу, что у махновцев замечаются "порывы в бой с неприятелем", хорошая дисциплина и расположение к Советской власти. Они отметили, что, благодаря авторитету "батьки" Махно, "популярность которого невероятна", его отряды быстро растут за счет добровольцев.[21]

Однако наряду с положительными отзывами было много донесений о царивших в рядах махновцев антибольшевистских настроениях и "хулиганстве". Высшая военная инспекция РККА во главе с ее председателем Н.И. Подвойским советовали переформировать махновскую бригаду, отстранить от должности Махно и предать его командиров суду.[22] Член Реввоенсовета Г.Я. Сокольников в телеграмме В.И.Ленину и Х.Г.Раковскому (Председателю СНК УССР) сообщал, что "…Махно ведет решительную, открытую борьбу против коммунистов", грабит население, и предлагал, воспользовавшись военными неудачами махновцев "убрать Махно".[23]

Сложно сейчас определить точность тех или иных утверждений, однако есть факты, свидетельствующие о том, что весной 1919 г. махновцы не собирались поднимать мятеж. Так, ни в махновских газетах, ни в воззваниях весны 1919 г. нет призывов к немедленному мятежу и вооруженной борьбе против Советской власти; напротив, в них утверждается необходимость военного союза "левых сил". Взаимоотношения Махно и центра ухудшались и в связи с тем, что в 1919-1920 гг. на Украине остро стоял вопрос о злоупотреблениях ЧК. Во всех крестьянских мятежах того времени присутствовал лозунг разгрома ЧК. В июне 1919 г. В.И.Ленин писал М.И.Лацису (председателю Всеукраинского ЧК): "Каменев говорит – и заявляет, что несколько виднейших чекистов подтверждают, что на Украине Чека принесли тьму зла, будучи созданы слишком рано и впустив в себя массу примазавшихся. Надо построже проверить состав, - надеюсь, Дзержинский отсюда Вам в этом поможет. Надо подтянуть во что бы то ни стало чекистов и выгнать примазавшихся.

При удобной оказии сообщите мне подробнее о чистке состава Чека на Украине, об итогах работы".[24] В махновской печати было много высказываний против чрезвычайных комиссий на Украине и призывов к их ликвидации. От слов махновцы переходили к делу. Они упразднили Мариупольское и Бердянское уездные ЧК, отряд Бердянского ЧК отправили на фронт.[25]

В апреле 1919 г. А.Е. Скачко (командующий 2-й Украинской Красной Армией, куда входила махновская бригада) в телеграмме командующему Украинским фронтом сообщал, что "…местные ЧК ведут усиленную компанию против махновцев"; в то время, когда махновцы сражаются на фронте, в тылу их преследуют за одну принадлежность к махновскому движению. Скачко подчеркивал, что "…глупыми, бестолковыми выходками мелкие чрезвычайки определенно провоцируют махновские войска и население на бунт против Советской власти". О ненужной работе в "области чрезвычаек" сообщал и политкомиссар Заднепровской дивизии.[26] Большевистская газета "Звезда" (Екатеринослав) в мае 1919 г. указывала, что местные южноукраинские ЧК "…далеки от совершенства и идеала" и "не выдерживают критики с точки зрения революционного правосознания и социализма". Газета указывала на "всеобъемлющую компетенцию" и "бесконечные права" ЧК, в частности на право внесудебной расправы и предлагала реорганизоваться ЧК и подчинить их ревтрибуналам.[27]

С конца апреля 1919 г. в советской печати начали появляться обвинения по адресу Н.И.Махно. В газете "Известия" (Харьков) была напечатана статься, в которой говорилось об антисоветском характере махновского движения и призывалось ему предел.[28] Появились подобные статьи и в других изданиях. В.А.Антонов-Овсеенко, понимая, что конфронтация с махновцами может привести к тяжелым последствиям, в телеграмме правительству УССР требует "немедленно прекратить газетную травлю махновцев носящую провокационный характер".[29]

Клубок противоречий, скопившихся к июню 1919 г., грозил обратиться трагедией. Против Махно было выдвинуто обвинение в том, что его отряды задерживают эшелоны с углем и хлебом, идущие из Донбасса в центр России. Действительно, это имело место. В мае 1919 г. в связи с обострением отношений между махновцами и центральным военным командованием махновская бригада после ее перевода из подчинения Украинскому фронту в подчинение Южному фронту фактически перестала получать от командования провиант, боеприпасы, амуницию. Снабженческий саботаж поставил махновцев в очень тяжелое положение. Хотя по военному союзу между Красной Армией и махновцами командование обязалось снабжать всем необходимым махновскую бригаду, с мая 1919 г. это не делалось. Махновцы пытались путем задержки некоторых эшелонов и требований о налаживании товарообмена "выбить" у командования амуницию и боеприпасы.[30]

Однако цифры о задержке эшелонов были резко завышены. Следует учесть также, что в феврале 1919 г. махновцы передали в дар рабочим Москвы и Петрограда 90 вагонов трофейной муки.[31] В дальнейшем многие эшелоны беспрепятственно проходили в центр России через махновский район.

Позднее Л.Д.Троцкий в своем приказе о разгроме махновцев, мотивируя их измену, выдал секреты снабжения махновской бригады. Так, Троцкий обвиняет махновцев в том, что они захватывали "…продовольствие, обмундирование, боевые припасы… где попало…", совсем забывая, что за снабжение частей Красной Армии отвечает командование. В том же приказе Троцкий обвиняет махновцев в том, что они "…отказываются отпускать уголь и хлеб иначе как в обмен на разные припасы".[32] Из этого всего следует, что снабженческая блокада махновской бригады, державшей важный участок фронта подорвала боеспособность махновских частей и создала экономические трудности для советского тыла.

Троцкий в донесении от 22 мая 1919 г. в Москву и Харьков предлагал с помощью большого отряда из чекистов, балтийских матросов и рабочих разгромить махновцев и вывезти хлеб и уголь из района, утверждая, что только ликвидировав махновщину возможно осуществить наступление на Ростов, хотя махновская бригада приковывала к себе значительные силы белогвардейцев, ведя с ними бои.[33] В.И.Ленин в телеграмме СНК Украины, предупреждая поспешные и жесткие меры в отношении махновцев, указывал, что отношения с махновцами по поводу вывоза угля и хлеба из Мариуполя должны решаться не силой, а налаживанием товарообмена.[34]

В первых числах мая 1919 г. командир 6-й дивизии 3-й Красной Украинской армии Н.А.Григорьев поднял антисоветский мятеж. Внезапность выступления позволила мятежникам захватить Центральную Украину с городами Екатеринослав, Елизаветград, Черкассы, Кременчуг, Николаев, Херсон. В выпущенном мятежниками "Универсале" (воззвании) лозунги антисемитизма и украинского национализма соседствовали с требованиями отмены продразверстки, ликвидации колхозов, свободы торговли. Григорьевцев поддержали некоторые другие советские воинские части – матросский экипаж в Николаеве, Черноморский полк в Екатеринославе.[35]

Положение складывалось очень серьезное, речь шла о существовании Советской власти на Украине. В.П. Затонский, указывая на критическую ситуацию в Украинской армии, писал: "По существу любой полк в то время мог поднять против нас восстание" и неизвестно было "…почему, та или иная часть борется на нашей стороне, а не против нас? Так, например, Махно оказал безусловно нам поддержку в борьбе против Григорьева".[36] Борьба с мятежниками заставила советское командование напрячь все силы и отвлечь многие части с фронтов. В конце мая 1919 г. главные силы мятежников были разбиты, но сам атаман Григорьев с небольшим отрядом продолжал борьбу до июня 1919 г.

Во время григорьевского мятежа у советского командования возникли опасения, связанные с возможностью поддержки григорьевцев махновцами. 12 мая 1919 г. Н.И. Махно был предъявлен ультиматум с требованием немедленно выпустить воззвание против мятежников и сообщить расположение своих частей. Невыполнение этого приказа грозило объявлением махновцев вне закона.[37] Махновский штаб выполняет эти требования и издает прокламацию "Кто такое Григорьев", в которой объявляет атамана Григорьева врагом революции. В прокламации говорилось о необходимости держать фронт против белогвардейцев и о том, что повстанцам не надо обращать внимание "…на распри Григорьева с большевиками за политическую власть".[38] Против мятежников впоследствии был выслан махновский Крымский полк.[39]

Троцкий и его единомышленники поспешили воспользоваться подходящей ситуацией для обвинения и разгрома махновского движения… В телеграмме Раковскому Троцкий предлагает "…после сокрушения главных григорьевских сил" ликвидировать махновское движение. "Задача сводится к тому, - утверждал он, - чтобы использовать эффект григорьевского бандитизма, подтянув достаточно надежные части, расколоть Махно. В целях, устранив верхушку, подтянуть внизу".[40] Эту задачу должна была выполнить группа войск под командованием К.Е. Ворошилова.

В мае 1919 г. Троцкий телеграфирует Раковскому о необходимости начать компанию в печати против Махно. "…В противном случае ликвидация Махно не будет понята".[41] В это время распространяются ложные слухи о расстреле махновцами всех своих политкомов во главе с Г.А.Колосовым. Эти слухи проникли в печать, и, хотя политкомы махновской бригады потребовали опровергнуть провокационное заявление, сообщив, что со стороны махновского руководства они не терпят насилия, опровержения слухов не последовало.[42]

Эти приготовления к борьбе против махновцев наносили вред политическому и военному положению Украины. Весной 1919 г. махновцы как союзники Красной армии были необходимы. Они удерживали важный участок южного фронта протяженностью около 100 верст (от Азовского моря до Волновахи и Гришино). В марте-апреле 1919 г. махновская бригада выбила войска белогвардейцев из Мелитополя, Бердянска, Волновахи, Мариуполя. За ряд побед над деникинцами Махно был награжден орденом Красного Знамени. В мае махновская бригада начала наступление на Таганрог-Ростов. Но фактически оказавшись без боеприпасов и амуниции, без связи и поддержки соседней 9-й дивизии, она потерпела поражение от кубанского корпуса генерала Шкуро, прорвавшего фронт на стыке 1-й бригады 9-й дивизии, 13-й армии и махновской бригады в районе Гришино. Часто 13-й армии и махновские полки начали отступление. Этот момент и был выбран сторонниками "железной метлы" для объявления махновцев мятежниками.

На заседании Совета Обороны УССР 26 мая сторонникам Троцкого удалось провести решение о "ликвидации Махно в кратчайший срок". Совет постановил ввести в махновский район чекистский полк и принять решительные меры по искоренению махновщины, в течение суток разработать военный план и скоординировать действия в этом направлении между Реввоенсоветами УССР и Южного фронта.[43] В.А.Антонов–Овсеенко (командующий Украинским фронтом) высказывался против конфронтации с махновцами. В телеграмме Раковскому он заявил, что на основании его инспекционной поездки в махновскую бригаду, можно сделать вывод, что махновцы против Советской власти не выступят. Махновцы, писал он, "кадр великолепный", их отряды "проникнуты желанием сломить контрреволюционное кулачество и офицерство", допускают в бригаду комиссаров и партийную литературу. Антонов-Овсеенко подчеркивал, что, хотя и вблизи Н.И.Махно и "вертится несколько прохвостов", сам батько и его командиры ведут агитацию против антисемитизма и бандитизма, за создание "единого революционного фронта", против реакции. Командующий сообщил, что на апрельском съезде махновцев батько не был и документов съезда не подписывал. Саботаж в снабжении махновцев и нападки на Махно озлобляют повстанцев и население, и Антонов-Овсеенко требовал прекратить эти нападки и наладить снабжение.[44]

Уполномоченный Совета Обороны Л.Б. Каменев, побывавший в начале мая 1919 г. у махновцев с инспекцией, положительно отозвался о них.

Восьмой съезд РКП(б), определяя курс военной политики, высказался за необходимость решительного перехода к централизованному управлению войсками. Перед армией была поставлена задача – изжить партизанщину.

Опираясь на решения VIII съезда, Л.Д.Троцкий стал ликвидировать партизанские части. Он призвал к репрессивным мерам, заявляя, что даже попытки сохранения партизанских форм в Красной Армии означают "вооруженное восстание", что партизанщину надо выжигать "каленым железом".[45] С таких же позиций он подходил и к Махно.

Конфликт между командованием и махновцами обострялся также из-за недоразумений, связанных с переводом бригады махновцев из подчинения Украинскому фронту в подчинение Южному фронту, и нежелания Троцкого и командования Южным фронтом разворачивать переукомплектованную бригаду (более 20 тыс. штыков и сабель) в дивизию. Несмотря на согласие о развертывании махновской дивизии, полученное от командующего 2-й Украинской Красной Армии и наркома по военным делам УССР, Троцкий запретил создание махновской дивизии.

Объединение вооруженных сил республик и линия на искоренение партизанщины в целом отвечали требованиям обострившейся классовой борьбы. Но принимаемые с этой целью меры приводили часто к негативным результатам; выступлениям и протестам в воинских частях.

Махновский штаб в конце мая 1919 г. в телеграмме В.И. Ленину – Х. Г. Раковскому выразил свое несогласие с запретом Л. Д. Троцкого на развертывание махновской дивизии, которое фактически было уже начато. Члены штаба предупредили, что этот запрет вызвал просьбу Махно об отставке с поста комбрига, что в свою очередь может привести к неприятию махновцами другого командования. Они утверждали, что обвинения в адрес Махно вызваны "неверной информацией агентов властей". Махновский штаб предложил преобразовать махновские отряды в Повстанческую армию, которая, сохраняя внутреннюю автономию, в оперативном отношении подчинялась бы центральному командованию.[46] В телеграмме об образовании Повстанческой армии Махно призвал повстанцев вступать в ее ряды для борьбы с белогвардейцами. Объявляя о своем уходе с поста комбрига, Махно призвал сплотиться перед лицом наступления белогвардейцев и бросить "тайные разногласия".[47]

В конце мая 1919 г. комиссия по проведению съезда махновцев объявила о созыве очередного, четвертого съезда 15 июня 1919 г. в Гуляйполе. На съезде предполагалось выработать меры по обороне махновского района, по созданию Повстанческой армии, по укреплению автономии района и местных Советов.

Попытка созыва несанкционированного центральными властями съезда, перевода бригады на особый статус армии дали новые козыри для обвинения махновцев в измене и мятеже.

2 июня 1919 г. газета штаба РВС Республики "В пути" опубликовала статью Л. Д. Троцкого "Долой махновщину", в которой автор объявлял Н.И. Махно мятежником и "гуляйпольским анархо-григорьевым".[48] Через несколько дней приказом Троцкого был запрещен махновский съезд на основании подозрения в том, что результатом его может быть только "…новый безобразный мятеж в духе григорьевского и открытие фронта белогвардейцам". За организацию съезда, участие в нем и распространение воззваний о съезде по приказу полагался суд Ревтрибунала.

Съезд, намеченный на 15 июня, не состоялся из-за того, что к этому времени Гуляйпольский район был захвачен белогвардейцами.

6 мая 1919 г. Троцкий призвал разгромить махновщину, которая, по его словам, "приступила к организации заговора". 8 мая в новом приказе Н.И.Махно и его окружение объявлялись вне закона и подлежали суду Ревтрибунала. "Махновщина должна быть стерта с лица земли", - отмечалось в приказе.[49]

На махновцев возлагалась вина за то, что они "открыли фронт" белогвардейцам. Обвинения против махновцев были надуманны и имели целью оправдать "превентивный" удар по махновщине. В приказе от 8 июня 1919 г. утверждалось, что на съезде махновцев "…Махно открыто призвал к восстанию против Советской власти"[50], хотя съезд так и не состоялся, а Н.И. Махно до объявления его вне закона не призывал к мятежу против Советской власти.

Когда издавались эти приказы, махновцы вели тяжелые бои, стремясь не допустить белогвардейцев в свой район. После прорыва фронта конным корпусом генерала Шкуро стремительно отступила 9-я советская дивизия, открывая путь белогвардейцам на Гуляйполе, в то время как отдельные махновские полки продолжали вести оборонительные бои. В двухнедельных кровопролитных боях махновцы понесли значительные потери из-за отсутствия боеприпасов и военной поддержки. Собрать повстанческую армию не удалось. 6-9 июня 1919 г. несколько собранных Махно полков гибнут в боях за Гуляйполе и Токмак. 8-9 июня Махно телеграфирует Ленину и Раковскому о своем уходе с поста комбрига из-за необоснованных обвинений в заговоре и мятеже и "личной вражды Троцкого". Махно утверждал, что, несмотря на положительные результаты инспекций и длительную борьбу с белогвардейцами, нагнетается вражда к махновцам. Чтобы ее избежать и предотвратить столкновение Красной Армии с махновцами батько решает уйти с поста, выразив надежду. Что после этого с повстанцев снимут все подозрения в заговорах.[51] Однако ответа на телеграммы не последовало.

Н.И. Махно и его штабу было приказано явится на ст. Гайчур (в 20 верстах от Гуляйполя) для переговоров с К.Е. Ворошиловым (тогда наркомом внутренних дел УССР и командующим 14-й армией). На станциях Чаплино и Гайчур были сосредоточены красноармейские части, которые занимали выжидательную позицию и не вмешивались в бои у Гуляйполя. После разгрома белогвардейцами махновцем 9 июня 1919 г. красноармейские части вошли в Гуляйпольский район для борьбы как с белогвардейцами, так и с разгромленными махновцами. Части особого назначения под командованием комбрига К. Медведева и автобронедивизион арестовали в Гуляйпольском районе более тысячи махновцев из разбитых белогвардейцами полков.[52] Прибывшие на станцию Гайчур члены махновского штаба были расстреляны как изменники, такая же участь постигла махновскую делегацию в Харькове.[53] Однако сам Н.И. Махно был предупрежден о возможности ареста и ушел с небольшим отрядом вдоль линии фронта в тыл к белым для борьбы с ними. С ним ушли командиры, объявленные вне закона, - Ф. Щусь, С. Правда, П. Коробка, М. Никифорова.[54]

Некоторые махновские части, не явившиеся в начале июня 1919 г. к Гуляйполю на призыв Махно, продолжали вести оборонительные бои против белогвардейцев. Части махновских командиров – В. Куриленко, А. Буданова, П. Калашникова – находились в составе Красной Армии до середины августа 1919 г., когда, арестовав политработников, они перешли в Повстанческую армию Махно. Первая повстанческая махновская бригада (командир В. Куриленко, политком Манкевич), состоявшая из четырех полков, в середине июня 1919 г. занимала оборону по линии Стулово – Инзовка – Азовское море, задерживая продвижение белогвардейцев к Мелитополю.[55] На эти махновские части не распространились репрессии, в отличие от махновских частей Гуляйпольского района, где организовывалась Повстанческая армия.

К.Е. Ворошилов, командующий войсками, посланными против махновцев, торжествовал победу – руками белогвардейцев была практически уничтожена формировавшаяся Повстанческая армия. Ворошилов 9 июня 1919 г. телеграфировал Троцкому: "Махновия разбита Шкуро вдребезги, отдельные махнята вопят о защите и покорности Сов. Власти. Момент ликвидации этого гнойника самый удачный. Наша беда – отсутствие регулярных частей, которыми нужно занять махновский фронт и ликвидировать остатки банд. Состояние фронта требует экстренных мер. Нужно хоть одну регулярную дивизию для очищения всего Донбасса".[56]

8 июня 1919 г. Троцкий приезжает в Екатеринослав, чтобы лично руководить борьбой с махновщиной. Тогда же он издает приказ об образовании Военно-революционного Чрезвычайного трибунала, которому были даны чрезвычайные карательные полномочия для того, чтобы "каленым железом" выжечь махновское движение. В числе мер борьбы с махновщиной применялись круговая порука в селах и расстрел заложников, военная блокада сел и расстрел за сокрытие оружия, позже – карательные и заградительные отряды.[57]

Л.Д. Троцкий требовал "беспощадных мер не только в отношении враге, но и в собственной среде", "суровой расправы с нездоровым элементом".[58] Он утверждал, что "главной" опасностью являются махновцы, которые "…ложно считают себя коммунистами. Махновцы под коммунистическим флагом гораздо опаснее, чем под анархистским и левоэсеровским".[59]

В июне 1919 г. Н.И. Махно с отрядом уходит из тыла белогвардейцев в район Александровска, в Черный лес. Там он собирает несколько тысяч своих приверженцев, контролируя Кичкасский мост через Днепр, препятствуя белогвардейцам переправится на Правобережье Украины. В дальнейшем под ударами белогвардейцев махновцы отступают к Елизаветграду (ныне Кировоград). В июле-августе махновцы стремятся контролировать Елизаветградский уезд, ведя оборонительные бои против белогвардейцев. В эти дни Махно заключает временный союз с атаманом Григорьевым, но вскоре убивает его, обвинив в контрреволюции, сговоре с белогвардейцами, и предлагает военный союз командующим Красной армии.[60] В августе у Махно вновь собралось многотысячное войско, куда входили бывшие части бригады махновцев, крестьянские отряды Екатеринославской и Херсонской губерний, выступавшие против как Советской власти, так и белогвардейцев, бывшие григорьевские мятежники, пленные красноармейцы и несколько полков Красной Армии из Южной группы И. Э. Якира, которые вошли в Повстанческую армию, не пожелав отступать с Украины.

Осень. 1919 г. махновцы сыграли значительную роль в разгроме деникинской армии. Внезапный рейд махновцев по деникинским тылам, создание в глубоком тылу белых " Вольного махновского района" с охватом большой территории, утверждение махновцев в крупных городах – Екатеринославе. Александровске, Мариуполе, Мелитополе, Бердянске. Никополе – подорвали тылы белогвардейцев, заставили их перекинуть крупные военные силы с главного направления на Москву, на Юг Украины против махновцев. Это ослабило давление белых на главном участке фронта и облегчило их разгром.[61]

Семена вражды, посеянные летом 1919 г., не давали утвердиться военному союзу Красной Армии с махновскими повстанцами. В декабре, когда Красная Армия, громя белогвардейцев, начала освобождать территорию Украины, Л.Д. Троцкий заявил, что "после освобождения Украины махновщина станет смертельной опасностью для рабоче-крестьянского государства".[62] Тогда же, в специальной секретной директиве № 108 он приказал при встрече с махновскими отрядами разоружать их, арестовывая командиров и расстреливая подозрительных и несогласных. "Разоружение, следствие и расправа должны совершаться в кратчайший срок, по возможности не более 24 часов", - говорилось в приказе.[63]

Части 45-й и 46-й советских дивизий, войдя в соприкосновение с махновцами у г. Александровска, приступили в январе 1920 г. к разоружению и ликвидации Повстанческой армии. Успешно боровшиеся с белогвардейцами махновские корпуса, дивизии и бригады, которые насчитывали до 50 тыс. повстанцев, практически не оказывали сопротивления частям Красной Армии. Махновцы ждали нового соглашения с красной Армией, и, не желая с ней бороться, целыми полками переходили на ее сторону и сдавались.[64] Повстанческая армия быстро таяла, часть повстанцев была поглощена Красной Армией, часть расходилась по домам, считая свою миссию по борьбе с белогвардейцами выполненной, в махновских частях свирепствовала эпидемия тифа. В Александровске, Мелитополе, Никополе махновские полки сдавались частям Красной Армии. В Никополе у махновцев были отобраны основные оружейные склада, 10 орудий, 2 бронепоезда, аэроплан.[65]

Реввоенсовет 14-й армии приказал махновским частям немедленно двинуться на Польский фронт в район г. Ковеля для борьбы в рядах Красной Армии с белополяками. Этот приказ являлся по сути предлогом для разгрома махновцев, так как ко времени его издания махновская армия никакого соглашения или договора с Красной армией и по сути находилась вне закона, согласно директиве № 108. Командующий 14-й армией И. П. Убороевич признавал, что этот приказ "…является известным политическим маневром и только. Мы меньше всего надеялись на положительные результаты в смысле его выполнения Махно".[66]

В этот момент, в начале января 1920 г., махновский РВС распался, часть его членов выразили недоверие Н.И. Махно в связи с расстрелом махновского командира – коммуниста А. Полонского за попытку создать в Повстанческой армии большевистский ревком и убить Н. И. Махно. Часть членов РВС перешла на сторону Красной Армии и выпустила воззвание, в котором призвала махновцев вступать в советские части. Председатель РВС анархист Волин был арестован, а батько, больной тифом, находился в бессознательном состоянии. Махновцы оказались предоставлены сами себе. Несколько тысяч их ушли из Александровска в Гуляйполе, увезя с собой больного командира.[67]

9 января 1920 г. Н.И.Махно и его единомышленники были снова объявлены вне закона. Начались военные операции против них. Все не сложившие оружия и поддерживающие Н.И.Махно повстанцы по приказу командования должны были "беспощадно истребляться".[68] Предвзятость и неправильность этого решения была понятна даже некоторым советским военным специалистам.[69] Опять, как летом 1919 г., неправильное решение командования порождало братоубийственную бойню, опять на махновцев обрушились обвинения в мятеже и бандитизме... Так, Я.А. Яковлев утверждал, что Махно – "помощник" Деникина, что махновцы – это сборище "…налетчиков, воров, всех анархо-деникинцев".[70] Эта ложь распространялась спустя несколько месяцев после того, как махновцы разгромили деникинские тылы, после того, как тысячи повстанцев пали в боях с белогвардейцами, после того, как в конце 1919 г. большевистская газета "Звезда" писала о "…неокупаемой заслуге перед революцией и огромной революционной ценности махновского движения, о его ярко революционном происхождении, о заслугах в разгроме белогвардейского тыла".[71]

Н.И.Махно и махновцы обвинялись в антисемитизме, хотя в их прессе постоянно велась компания против антисемитизма и национализма, а в руководстве махновского культпросвета и РВС было много членов конфедерации "Набат" еврейского происхождения, которые во многом определяли идеологию движения (В. Волин, А. Барон, И. Готман, Я. Алый, И. Тепер, А. Коган).

Бандитизм, в котором махновцев обвиняли и красные и белые, в виде отдельных проявлений у несознательных элементов безусловно существовал, да и не мог не существовать в крестьянской армии. Но в 1918-1919 гг. он не был главной линией движения, как пытаются изобразить это некоторые историки, напротив, в махновских приказах и газетах постоянно порицался бандитизм, а на практике он нередко карался расстрелом. Лидеры махновцев старались удержать повстанческую массу от грабежей местного населения, так как, опираясь на местное крестьянство Н. И. Махно стремился к популярности в его среде, ограничивая поборы своих отрядов и часто прибегая к раздачам среди крестьянства трофейного имущества.[72] Опора на середняка была главной политической линией махновского движения. Л.Д. Троцкий, игнорируя эту особенность махновского движения, заявлял в 1919 г., что махновцы "причинили крестьянству столько ущерба, сколько, пожалуй, не причинял ему и царизм, который грабил и насиловал систематически".[73] Это была ложь.

Конечно, превращать махновцев в безгрешное воинство было бы фальсификацией. Летом 1919 г., после объявления махновцев вне закона, они с оружием в руках выступили за сохранение своего движения, против войск Красной Армии. В боях с махновцами и при налетах махновцев на города и села гибли красноармейцы, коммунисты, милиционеры. После объявления Н.И. Махно вне закона, в январе 1920 г., мстя за аресты и расстрелы, за несправедливые обвинения, махновцы переходят к жестокой борьбе с Советской властью. С марта по сентябрь 1920 г. махновские отряды сеют смерть и разрушения, проводя рейды по всей Левобережной Украине. В борьбе с махновщиной, которая постепенно вырождается в реакционное движение, гибнут тысячи красноармейцев, коммунистов, советских работников. Осенью 1920 г., когда врангелевская армия захватила Приазовье, крестьянство единым фронтом выступило против белогвардейцев. Н.И. Махно несколько раз предлагал свой военный союз командованию Красной Армией для совместной борьбы с белогвардейцами. В октябре 1920 г. был подписан военный союз Красной Армии с Повстанческой Армией, по которому махновцы переходили в оперативное подчинение советскому командованию, сохраняя внутреннюю самостоятельность, старые порядки и своих командиров. При подписании договора махновцы старались достигнуть утверждения автономии Гуляйпольского района, но этот пункт договора так и не был подписан. Махновские полки, войдя в состав Красной Армии, участвовали в разгроме врангелевцев в Северной Таврии и Приазовье, в боях за Крымский полуостров, в штурме Сиваша и чонгарских укреплений. Условия договора с советским командованием иногда махновцами не выполнялись. Отдельные махновцы были уличены в бандитизме, антисоветской агитации, в убийствах красноармейцев.[74]

23 ноября 1920 г., после полного освобождения Крыма от белогвардейцев, командующий южным фронтом М.В. Фрунзе отдал приказ, по которому махновские полки должны быть переформированы и подготовлены к переброске на кавказский фронт. "Существование Повстанческой армии с особой организацией приводит к совершенно недопустимым явлениям", - говорилось в приказе.[75]

25 ноября начались операции против махновцев, а на следующий день был издан приказ, в котором за неподчинение и бесчинства махновцы и Н.И. Махно объявлялись врагами революции. С конца 1920 г. части Красной Армии ведут упорные бои по разгрому махновских войск, в которых насчитывалось около 15 тыс. человек. Борьба с махновцами затянулась до августа 1921 г. Еще более года взаимное озлобление приводило к тысячам жертв. После введения нэпа Махно лишился массовой поддержки со стороны крестьянства и его малочисленные отряды пополнялись лишь за счет активных врагов Советской власти. В этот период зверства и бандитизм махновцев стали массовыми.[76] В августе 1921 г. основная часть махновцев во главе с батькой, потеряв всякую надежду на продолжение борьбы, бежала в Румынию.[77] Но еще до конца 1921 г. отдельные махновские банды продолжали свой кровавый террор на Украине.

Трагедия махновского движения была порождена как экстремизмом и нетерпимостью руководства УССР и Красной Армии, пошедшего на конфронтацию с махновщиной, на чем настаивал Троцкий, так и попытками анархистов столкнуть махновщину на "третий путь" в революции, оторвав его от союза с Красной армией. В 1919 – начале 1920 гг. конфликта с махновцами можно было избежать, если бы советское командование проявило больше гибкости.

Разрыв с махновцами стал не просто разрывом с группой анархистов и махновских командиров, он привел к разрыву с определенными слоями южноукраинского крестьянства, идущего за Махно, к развалу последних звеньев политики "единого революционного фронта", всех социалистических сил против реакции. Махновщина с ее анархистской фразеологией особенно раздражала сторонников "закручивания гаек", хотя махновцы в 1919 – 1920 гг. объективно являлись потенциальными союзниками Красной Армии в борьбе с контрреволюцией. В.А. Антонов-Овсеенко подчеркивал, что Н.И. Махно мог быть сильным союзником и мог бы быть "…великолепно использован нами".[78]

Конечная цель махновского движения – создание анархистского, безвластного общества на ограниченной территории – была утопична и не соответствовала ни экономическим, ни политическим возможностям того времени. Романтизм анархических идеалистов шел вразрез с очередными задачами Советского государства. Перед махновским движением стояло не три, а два пути: отказавшись от анархистских идей, от автономии района и отрядов, от возможности проводить свою политическую линию под руководством большевиков защищать завоевания революции, или, последовательно отстаивая анархистские цели, вступить в конфликт с Советским государством, и, требуя свободы и равенства, стать по сути врагами нового общества. Объявление махновцев вне закона толкнуло их на второй путь. События июня 1919 г. и января 1920 г. предопределили эволюцию махновского движения.

Примечания:

1. Известия Бердянского уездного ВРК и парткома. 1920 г. 4 октября

2. Яковлев Я.А. Русский анархизм в великой русской революции. М.,1921; Лебедь Д.З. Итоги и уроки трех лет анархо-махновщины.

3. Кубанин М. Махновщина. Л., 1927 г.; Руднев В. Махновщина. Харьков 1928 (укр); Ерде Д.Д. Программа анархо-махновщины //Летопись революции (Харьков). 1930 № 1-2 (укр)

4. Семенов С.Н. Махновщина и ее крах //Вопросы истории, 1966 № 9; Билый П.Х. Разгром махновщины // Український историчний журнал, 1971 № 6; Комин В.В. Махновщина в гражданской войне в России // Большевики и непролетарские партии в период Октябрьской революции и в годы гражданской войны: Сб. 1982 г.

5. Затонский В. Водоворот //Октябрьская революция. Первое пятилетие: Сб. Харьков, 1982. С. 518

6. Белаш В.Ф. Махновщина //Летопись революции (Харьков), 1928 г. № 3, стр. 191-235; Аршинов П. История махновского движения. Берлин. 1923; Махно Н.И. Русская революция на Украине. Кн. I, Париж. 1929.; Его же Под ударами контрреволюции Кн. II. Париж 1936.; Его же Украинская революция. Кн. III Париж 1937.; Герасименко Н.В. Батько Махно М., Л., 1928 и т. д.

7. Известия Екатеринославского Совета. 1919. 4 февраля

8. Правда. 1919. 14 февраля.

9. Супруненко Н.И. Очерки истории гражданской войны и иностранной военной интервенции на Украине. М. 1966. С.200; Кубанин М. К истории кулацкой контрреволюции // На аграрном фронте 1925. № 7-8. С.108-110.

10. ЦГАОР СССР. Ф.130 Оп 3Д 628 Л 54

11. Троцкий Л.Д. Как вооружалась революция. Сб. док. и ст. Т.2 Кн.1 М. 1924 С. 163-164.

12. Ефремов Н. Действия против Махно с января 1920 г. по январь 1921 г. // Сб. трудов Военно-научного общества. Кн.1 М.1921 г. С. 196.

13. Протокол заседания съезда фронтовиков, Советов и подотделов. 12-16 февраля 1919 г. Гуляйполе. 1919. С. 1-25

14. Чего добиваются повстанцы-махновцы. Гуляйполе. 1919 г. С. 2-13

15. Кубанин М. Махновщина С. 196

16. Ленин В.И. ПСС. Т.43 С. 148.

17. Антонов-Овсеенко В.А. Записки о гражданской войне. Т. 4. М.- Л. 1933. С. 97. ; Кубанин М. Махновщина. С. 32.

18. Конфедерация "Набат" была создана летом 1918 г. в условиях подпольной и партизанской борьбы против интервентов на Украине, в которой участвовали и анархисты. Окончательно сформировалось в ноябре 1918 г. на первой конференции в Курске, утвердив идеологическую платформу "единого анархизма". В 1919 г. имела около 30 организаций в городах и селах Украины. Издавала в 1919 – 1920 гг. 5 газет. Руководил ею секретариат в составе: В. Волина, А. Барона, Я. Алого, Эмигранта и др. С весны 1919 г. организация подвергается репрессиям со стороны карательных органов Советской власти, летом 1919 г. уходит в подполье. Ликвидирована в ноябре 1920 г.

19. Первая конференция анархистских организаций "Набат" [Б.М.]. 1918; Резолюции Первого съезда конфедерации "Набат" [Б.М.]. 1919.

20. ЦГАОР УССР Ф. 1738 Оп 1 Д 32 Л 92

21. Гражданская война на Украине: Сб. док. и материалов. Т. 1 Кн. 2. Киев, 1967. С. 193, 224, 248

22. ЦГАОР УССР Ф 1738 Оп 1 Д 232 Л 92

23. Там же. Ф 130 Оп 3 Д 682 Л 7

24. Ленин В.И. ПСС Т. 50 С.338

25. ЦГАОР УССР Ф 2 Оп 1 Д 253 Л 14; Лебедь Д.З. Указ. соч. С. 21. Весной 1919 г. на Украине "разгоны" ЧК красноармейскими частями были распространенным явлением. Так, солдатами местных гарнизонов были ликвидированы уездные ЧК в Бердичеве, Белой Церкви, Новомосковске. ЦГАОР СССР Ф 5 Оп 1 Д 17 Л 42; Д 19 Л 47

26. Переписка Секретариата ЦК РКП(б) с местными партийными организациями. Т. VIII М. 1974. С. 697-698.

27. Цит. по: Лебедь Д.З. Указ. соч. С. 19

28. Известия ВУЦИК и Харьковского совета. 1919 г. 25 апреля.

29. Антонов-Овсеенко В.А. Указ. соч. С.113.

30. В конце мая 1919 г. Комиссия военной инспекции, разобравшись в деле о задержании товарных эшелонов по приказам П.Е.Дыбенко и Н.И.Махно, полностью оправдала Дыбенко и признала задержку махновцами незначительного количества вагонов оправданным действием, вызванным "исключительной обстановкой" (Антонов-Овсеенко В.А. Указ. соч. С. 101)

31. ЦГАОР СССР Ф 130 Оп 3 Д 691 Л 32

32. Троцкий Л.Д. Указ.соч. С. 189-191

33. Peters V. Nestor Machno. Canada. Winnipeg, 1970. P 80 (ссылка на архивы Л.Д. Троцкого)

34. В.И.Ленин Биографическая хроника. Т.7 М. 1976. С.230.

35. Ряпов Я. Революционная борьба в Николаеве// Летопись революции (Харьков) 1924 №4(9) с.62; Аверин В. К борьбе против григорьевщины и деникинщины за Днепропетровск (укр) // Там же 1931 №3 с. 119

36. Затонский В. Указ. соч. С. 519.

37. Семанов С.Н. Указ. соч. С. 45

38. ЦГАСА СССР Ф 40808 Оп 1 Д 14 Л 186.

39. Антонов-Овсеенко В.А. Указ. соч. С. 304

40. ЦГАОР УССР Ф 2 Оп 1 Д 157 Л 52

41. ЦГАСА СССР

42. Там же. Ф 199 Оп 2 Д 129 Л 269.

43. На защите революции. Киев 1971 г. С. 86

44. Антонов-Овсеенко В.А. Указ. соч. С.102, 107-113.

45. Троцкий Л. Д. Указ. соч. С. 180.

46. ЦГАОР СССР Ф 130 Оп 1 Д 574 Л 24

47. Там же. Оп 3 Д 574 Л 24; ЦГАОР УССР. Ф 2579 Оп 1 Д 54 Л 80

48. Троцкий Л.Д Указ. соч. С. 201-202; "Звезда" (Екатеринослав) 1919, 5 июня.

49. Известия Екатеринославского Совета. 1919 г. 9 июня.

50. Троцкий Л.Д. Указ. соч. С. 181-191

51. ЦГАОР СССР. Ф 130. Оп 3 Д 574 Л 25

52. Селявкин А.И. В трех войнах на броневиках и танках. Харьков 1981 г. С. 95.

53. Троцкий Л. Д. Указ. соч. С. 210; Volin V. The Unknown Revolution. N.Y. 1955.

54. ЦГАОР УССР. Ф 2579 Оп 1 Д 52 Л 60

55. ЦГАСА СССР Ф 2283 Оп 1 Д 1 Л 1

56. Там же Ф 199 Оп 1 Д 26 Л 2

57. Троцкий Л. Д. Указ. соч. С. 199, 261.

58. Там же С. 207

59. Там же. С. 99

60. Годы борьбы. Зиновьевск, 1927. С. 99; Аршинов П. Убийство Григорьева // Летопись революции (Харьков) 1924, №2 С.130; ЦГАСА СССР Ф 199 Оп 2 Д 156 Л 26

61. Коневец (Гришута). 1919 год в Екатеринославе и Александровске. Коммунисты среди партизан. //Летопись революции (Харьков). 1925 № 4(13). С.160.; Деникин А.И. Очерки русской смуты Т. 5 Берлин 1926. С. 234-236.

62. Троцкий Л.Д. Указ. соч. С.28.

63. Гражданская война на Украине. Т. 2 С. 540; Троцкий Л.Д. Указ. соч. С. 308

64. Ефремов Н. Указ. соч. С. 195.

65. Харьковский областной архив. Ф 1650 Оп 1 Д 3 Л 12; "Звезда" (Екатеринослав), 1920, 15 января; "Одесский коммунист" № 146 1920 Январь.

66. Семанов С. Указ. соч. С. 52.

67. Левензон Ф.Я. Против Махно на деникинском фронте (укр) // Летопись революции (Харьков) 1929. № 4(37); Аршинов П. Указ. соч. С.156-151.; Беленко С. Махно и Полонский. // Минувшее. Париж 1987, № 4, С. 274 - 290

68. Гражданская война на Украине. Т 2 С. 638

69. Ефимов Н. Указ.соч. С. 195

70. Яковлев Я. Советская власть на Украине и махновщина. Харьков. 1920. С. 7-10

71. «Звезда» (Екатеринослав) 1919. 23 ноября, 6 и 12 декабря.

72. Яковлев Я. Махновщина и анархизм //Красная новь 1921. №2. С. 252.

73. Троцкий Л.Д. Указ. соч. С. 218.

74. М.В. Фрунзе на фронтах гражданской войны: Сб. док. М. 1941. С. 452.

75. Там же. С 453.

76. Карательная политика в отношении махновцев и сочувствующих ей была тоже очень жестокой. Расстрелы заложников, пособников, укрывателей, артиллерийские обстрелы мятежных сел, карательная деятельность чрезвычайных троек ревтрибунала и карательных отрядов озлобляли население.

77. После бегства в Румынию Н.И. Махно некоторое время вынашивал планы возобновления борьбы с Советской властью. Но в 1922 г. его арестовывают в Польше по обвинению в попытках поднять восстание в Западной Украине, принадлежавшей Польше. После освобождения из тюрьмы он перебирается в Париж, где пишет свои мемуары и статьи для анархистских эмигрантских изданий. В 1934 г. он умирает от туберкулеза.

78. Антонов-Овсеенко В.А. Указ. соч. С.335.