Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас


Рассылка:


Избранная
или
Стартовая

Сhapaev.ru

ПРОТИВ ВЛАСТИ И КАПИТАЛА!

Гуляйпольский городской портал | www.gulaypole.info

Воронежский Анархист



Яндекс цитирования

Размещено в DMOZ

Rambler's Top100






Реклама:


ДОКЛАД ПОЛИТКОМА 3-й БРИГАДЫ
ЗАДНЕПРОВСКОЙ ДИВИЗИИ О ПОЛИТИЧЕСКОМ
СОСТОЯНИИ ЧАСТЕЙ БРИГАДЫ

5 марта 1919 г.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОДКА № 1 3-й Заднепровской советско-украинской бригады.

Прибыв на место назначения, Гуляй-Поле, в штаб, я увидел нижеследующую картину. Штаба как такового фактически не существовало. Было несколько человек во главе с командиром бригады, которые управляли всей бригадой. Отделов никаких не существовало, ни хозяйственных, ни снабжения, ни проч. Всеми хозяйственными и прочими делами, кроме оперативных, ведали полковые и ротные комитеты. Положений о штатах штаба и руководства также не имелось. В члены штаба и на должность командного состава существует выборное начало, все это было в неопределенном хаосе. В настоящее время выделены заведующие некоторыми отделами, как-то: финансов, снабжения, которые начинают работать. Но штаб полностью еще не организован, за отсутствием специалистов технических сил не представляется возможности скоро поставить на правильный путь. Настроение частей превосходное. Всегда замечаются порывы в бой с неприятелем. В данный момент есть полковые политические комиссары в трех полках и послано по одному политработнику в полк. Во всей бригаде нет ни одной коммунистической ячейки. Товарищеских судов также нет, не существует. Для борьбы с дезорганизаторами и другими серьезными явлениями приняты меры, организуется военно-революционный трибунал. Газеты не ежедневно поступают, литературы и библиотек не имеется, красноармейцы жаждут газет, литературы как хлеба. Митингов среди красноармейцев нашими работниками не устраивалось. К командному составу относятся по-товарищески, не подходящих по их взгляду переизбирают. В очищенных от неприятеля местах происходили беспорядки, чинимые несознательными красноармейцами и бандитами, втесавшимися в Красную Армию. К устранению беспорядков принимаются серьезные меры, в прифронтовой полосе положение удовлетворительное. Со стороны неприятеля есть много перебежчиков, даже с оружием в руках. В занятых местах организуются революционные комитеты, сельские и волостные Советы. Продовольствие для красноармейцев изыскивается большей частью на местах. К Советской власти население относится с уважением. Белогвардейцев, петлюровцев – ненавидят. Контрреволюционного элемента пока не замечается. Анархисты и левые эсеры относятся недоброжелательно. Формированной мобилизации не было, в армию много идет добровольцев, но не хватает оружия и обмундирования. Везде при штабах и по некоторым Советам засевшие анархисты и левые эсеры активно принялись пропагандировать против Советской власти рабочих, крестьян в лице Партии большевиков-коммунистов.

5 марта 1919 г.
Военно-политический комиссар
3-й бригады (подпись)

ЦГАСА, ф. оп. 1, д. 23, л. 21. Подлинник.

ДОКЛАД МАРИУПОЛЬСКОГО ПАРТКОМА КП(б)У
О ПОВСТАНЧЕСКОЙ БОРЬБЕ ПРОТИВ ДЕНИКИНЦЕВ
В МАРИУПОЛЬСКОМ УЕЗДЕ

20 марта 1919 г.

После объявления штабом Добровольческой армии мобилизации по Мариупольскому уезду с призывом в ряды армии подлежащих службе солдат 1917–1918 гг. из незанятых советскими войсками сел и волостей полетели курьеры в Мариупольский партийный комитет за инструкциями: как выйти из создавшегося положения в связи с призывом крестьян в Добровольческую армию, чтобы не подвергнуться репрессиям белой банды. Мариупольский партийный комитет ответил, чтобы солдат не давать, а если будут присылаться карательные отряды, то партийный комитет будет заранее уведомлять то село, куда направится отряд, и советует по возможности, если найдется у крестьян оружие, соединятся с ближайшими селами и отбивать наступление карательных отрядов, а если не хватит сил, то отступать по направлению к нашим передовым советским войскам.

Получив инструкции, курьеры разъехались, а мы, Мариупольский партийный комитет, следили за движениями карательных отрядов и призывниками, являвшимися по мобилизации.

Результаты мобилизации были неутешительны для белогвардейцев. До 17 февраля н. ст. явилось не более 500 человек из двух волостей плюс г. Мариуполь, когда следовало взять минимум 8 тыс. человек.

После нескольких мелких стычек белых с нежелавшими являться к призыву крестьянами 1 февраля двинулся карательный отряд к с. Мангуш. Нами был послан курьер опередить отряд и известить ячейку коммунистов в Мангуше.

По приходе в Мангуш карательного отряда собрали сход, но солдаты и крестьяне-коммунисты на сход не явились. Белые потребовали солдат, на что сход ответил: "Солдат не дадим". Тогда белые заявили: "Подумайте, пока мы съездим в с. Ялты, и приготовьте солдат, а не дадите добровольно, возьмем силой и еще призывников за три года: 15-й, 16-й и 17-й". После чего карательный отряд направился в с. Ялта. Но Мангушская ячейка послала курьера, опередившего отряд белых и предупредившего Ялтинскую ячейку. Крестьяне, годные к ношению оружия, сейчас же другим путем вышли из Ялты и направились к с. Урзуф.

Когда белые пришли в Ялту, они собрали сход, окружили его цепью и потребовали солдат, им ответили, что солдат нет – ушли неизвестно куда. Тогда белые, видя, что потерпели фиаско, прибегли к жестоким репрессиям. Разграбили имущество, живой и мертвый инвентарь ушедших крестьян, вплоть до детских игрушек. Жен и стариков, отцов ушедших избивали шомполами, допытывались, куда ушли их мужья и сыновья. Когда солдаты отказались от избиения, офицеры приняли эту миссию на себя, так что до 25 женщин впали от побоев в бессознательное состояние.

Быстро организовавшись, несколько сел, как-то: Мангуш, Урзуф, Новоспасовка, Деревецкая, Ялты и др., окопались возле Мангуша. Но ввиду своей малочисленности и боязни быть разбитыми, так как находились в скверных условиях, выступили под руководством члена уездного Ревкома, все время находившегося там, и перешли к нашим красным войскам, стоявшим в селах Андреевка и Ивановка.

Между тем южные села Мариупольского уезда успели укрепиться, и когда к ним прибыл наш курьер, они заявили, что уже хорошо сорганизовались и имеют достаточно оружия и патронов. При наступлении белых с Ялты на Мангуш они были разбиты южными повстанцами и обращены в бегство, причем повстанцами захвачено несколько винтовок, два пулемета и 50 заложников – офицеров. После этого белые предприняли вторичное наступление на новообразовавшемся фронте – Мангуш, Старый Крым и Никольское. Они заняли было Старый Крым и продвинулись к Никольскому (ныне пгт. Володарский – Л. Я.), но в это время повстанцы получили подкрепление, и белые опять потерпели фиаско. Им пришлось с большими потерями отступить, оставив награбленные обозы, два пулемета и большое количество убитых. С нашей стороны небольшие потери убитыми и увезено немного продовольствия, награбленного в с. Старый Крым. В это время растянувшийся до Малояниселя фронт связался с красными советскими войсками.

Ввиду полного восстания сел и окружности Мариуполя пронесся слух в городе, что возникшее восстание – это работа Мариупольского партийного комитета коммунистов, после чего Мариупольской белогвардейской контрразведкой приняты были самые решительные меры к розыску такового.

Во время одной из облав была накрыта квартира секретаря Мариупольского партийного комитета, но благодаря его геройству он спасся и спас все документы, списки, печать и партийные материалы при помощи своей сестры, вынесшей на улицу оставшиеся печать и документы под предлогом, что идет позвать соседей для присутствия при обыске.

Таким образом, ничего не было найдено, кроме трех книжек и литературы, карточек Троцкого и Ленина и копировального листа, посредством которого секретарем редактировались приказы подрайонным ячейкам, что и послужило доказательством существовавших организаций, но лица, работающие там, остались неизвестными.

Имея на руках такой документ, белые еще пуще стали производить облавы и аресты, чтобы раскрыть организацию, но последняя еще глубже забралась в подполье и, не отступая ни перед какими облавами, продолжает работать и доныне.

"Донецко-Криворожский коммунист",№ 17.
20 марта 1919 г.

ТЕЛЕГРАММА НАЧАЛЬНИКА 1-й ЗАДНЕПРОВСКОЙ
ДИВИЗИИ СОВНАРКОМУ УССР ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ
г. МАРИУПОЛЯ СОВЕТСКИМИ ВОЙСКАМИ И ПОБЕДЕ
НАД ДЕНИКИНЦАМИ

2 апреля 1919 г.
Через Екатеринослав (в) Киев
Вне очереди

Взятие Мариуполя велось под моим командованием. В боях отличились 8-й и 9-й полки, артиллерийский дивизион, разбив наголову противника, захватив богатую военную добычу. Стойкость и мужество полков было неописуемое. При наступлении полки обстреливались со стороны противника и французской эскадры с 60 орудий. Несмотря на губительный огонь противника, полки шли без выстрела до соприкосновения с противником, после чего под командованием доблестного командира 8-го полка, неоднократно отличавшегося в боях т. Куриленко, бросились в атаку. Укрепления противника были взяты штурмом. Во время штурма мы потеряли 18 убитых, 172 раненых. Противник опрокинут был в море. Эти славные полки без отдыха снова перешли в наступление. Прошу награждения 8-го и 9-го полков, артиллерийского дивизиона особыми красными знаменами и командира 8-го полка т. Куриленко орденом Красного Знамени. Командиру 9-го полка т. Тахтамышеву и командирам батарей артиллерийского дивизиона объявить благодарность. Захвачено более 3,5 млн. пудов угля. Французская эскадра после предъявленного нами ультиматума спешно покинула порт. За один день из порта вывезено 300 тыс. пудов угля. Погрузка угля продолжается. Средства пока отпущены. Из дивизии требуется срочно комиссия для отправки и распределения угля. Захвачено два тральщика, которые спешно приводятся в исправность, мной временно назначены на тральщике старшины, машинисты, трюмные кочегары, сигнальщики, рулевые и комендоры, требуются командиры, механики, штурман. При дальнейшем наступлении казаки с оружием в руках сдаются целыми сотнями. Наши части подошли вплотную к Таганрогу.

Начдив 1-й Заднепровской ДЫБЕНКО.
ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 1, д. 115 Лл. 14-19.

ИЗ РАПОРТА КОМАНДИРА МАРИУПОЛЬСКОГО
ВОЕННОГО ПОРТА В ШТАБ БЕЛОГВАРДЕЙСКОГО
ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА О ЗАНЯТИИ
г. МАРИУПОЛЯ СОВЕТСКИМИ ЧАСТЯМИ,
ДВИЖЕНИИ КРЕСТЬЯН И ВОССТАНИИ
РАБОЧИХ В ТЫЛУ БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ
Начало апреля 1919 г.

В ночь с 15 на 16 марта (ст.ст.) гарнизон г. Мариуполя под давлением превосходящих сил неприятеля вынужден был оставить защищаемый им город и порт. Обстановка, в которой произошли вышеуказанные события, такова.

Уже задолго до эвакуации Мариуполя, в связи с приказом Екатеринославского генерал-губернатора о мобилизации, в уезде вспыхнули беспорядки. Крестьяне не желали давать солдат и с оружием в руках сопротивлялись отряду Добрармии; в последний месяц перед сдачей город оказался совершенно изолированным от уезда, где движение против мобилизации уже приняло организованные формы.

Подвоз продовольствия и фуража прекратился, и продовольственный кризис стал принимать более острый характер. Гарнизон г. Мариуполя, насчитывавший тогда не больше 7 штыков, и другие незначительные отряды, расположенные в уезде вдоль линии железных дорог, не могли своевременно ликвидировать это крестьянское движение. Отряд добровольцев, посланный из Мариуполя на с. Мангуш, 6 марта потерпел жестокое поражение и потерял две тяжелых гаубицы зарядным ящиком, не успев привести их в негодное состояние. Пока в уезде оперировали восставшие против мобилизации крестьяне, городу не угрожала серьезная опасность, но вскоре в этот район подошли регулярные советские войска, и дело приняло иной оборот. Накоплявшиеся в районе с. Мангуш (в 18 верстах от города) советские части уже приняли участие в операции против высланного на отряда Мангуш отряда Добрармии и, энергично преследуя наши отступающие части в течение нескольких часов, подошли вплотную к Мариуполю. В помощь нашему отступающему отряду были посланы все имеющиеся в городе резервы, которые с трудом задержали наступление неприятеля до прибытия отступившего из Волновахи отряда сводно-гвардейского полка полковника Михайлова. Только тогда, и то с большими усилиями, удалось сломить это неожиданное и для самого неприятеля наступление 6 марта. Весть о приближении неприятеля облетела весь город, и дорога в порт на протяжении семи верст покрылась вереницей обозов и подвод с бегущими воинскими частями и мирными обывателями, стремящимися оставить Мариуполь.

До 14 марта неприятель, охвативший город с трех сторон, видимо, накапливал силы, и серьезных боев за время с 6-го до 14-го не происходило. 14 марта со стороны ведущей к Мариуполю железнодорожной линии неприятель повел энергичное наступление, которому за отсутствием патронов и снарядов не было оказано должного сопротивления. Восставшее в тылу наших передовых частей рабочее население двух металлургических заводов оказало неприятелю значительную поддержку – ими были обстреляны отступающие добровольческие части и ими же в тылу нашего бронированного поезда "Вперед за родину" был взорван железнодорожный мост и разобран путь. Поезд пришлось оставить неприятелю, а персоналу поезда – с большим трудом отступить. К 11 часам утра добровольческие части были вытеснены из города и отброшены в район порта, который подвергался артиллерийскому обстрелу. В порту добровольческие части держались еще двое суток, после чего на совещании у начальника гарнизона начальников частей было признано невозможным дальше вести борьбу, и в ночь с 15 на 16 марта началась эвакуация гарнизона, которая прошла в полном порядке. Потери гарнизона в бою 14 марта достигли внушительной цифры в 250 человек убитыми и ранеными. По сведениям контрразведки, на стороне неприятеля оперировало два регулярных советских полка с легкой батареей и бронепоезд "Матрос". В распоряжении неприятеля были прожектора и аэроплан, сбрасывавший бомбы...

Инж.-мех., капитан 1-го ранга ИВАНОВ.
ЦГАВМФ, ф. Р-72, д. 69, л. 78. Подлинник.

СООБЩЕНИЕ ИЗ МАРИУПОЛЯ
О ВЗЯТИИ ГОРОДА ТРЕТЬЕЙ БРИГАДОЙ
В МАРТЕ 1919 г.

Представитель советской власти Мариуполя докладывал в наркомвоен:

"19 марта было первое наступление и войска советские с батько Махно сбили противника в город, после долгой перестрелки под самым городом отошли, по причинам мне неизвестным верст на 7–10 от города. Радость была сверх ожидания, народ сразу воскрес, паника среди добровольцев ужасная. 25 марта было второе наступление, и 27 марта город был занят партизанами во главе с батько Махно. Народ встречал их радостно с приветствиями, в городе сейчас же был организован комитет подпольной партии коммунистов-большевиков, Военно-революционный комитет и Комиссариат народной советской милиции. Из вступивших в город войск был 8-й Заднепровский, о других не знаю. С 27–28 ночью начались грабежи, самочинные обыски, с которыми ревком был бессилен бороться, не имея в своем распоряжении вооруженной силы. В грабежах принимали участие также и солдаты, партизаны бригады батьки Махно. Кроме того, носились слухи, что по деревням велась агитация: "Не давайте городу хлеба, пусть накормят комиссары", – но эти слухи остались непроверенными. Была разогнана чрезвычайная комиссия и угрожающие выступления против председателя ревкома за обложение контрибуцией мариупольской буржуазии в 25000000 рублей.

Лично я вынес впечатление, что, если не принять срочных мер, то Советской власти на Украине в самом непродолжительном времени придется иметь серьезную борьбу с батько Махно, который, из всего видно, старается завоевать симпатию среди крестьян и, оперевшись на них, поведет поход против Советской власти.

Кроме того, среди бригады усиленное негодование против еврейского населения и говорят, что с подавлением Дона примутся за евреев. Солдаты же 1-го Ударного партизанского полка, прибывшие на Мариупольский фронт из-под Севастополя, прямо говорят, что в их принципе не оставлять по своему пройденному пути немцев-колонистов и евреев".

Цит. по книге В.А. Антонова-Овсеенко "Записки о гражданской войне", т. 4.с. 104.
Упомянутый здесь Ударный полк, присланный Дыбенко из Крыма на помощь Махно, весь разошелся по домам, хотя на фронте был одним из самых лучших.

ИЗ ДОКЛАДА ВРЕМЕННОГО ИСПОЛНЯЮЩЕГО
ОБЯЗАННОСТИ ПОЛИТКОМА 1-й ЗАДНЕПРОВСКОЙ
ДИВИЗИИ О СОСТОЯНИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ
В ЧАСТЯХ И СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ

2 апреля 1919 г

2-я бригада. Политком т. Кан. Политическое состояв полков бригады прекрасное, в особенности 4-го и 5-го. В последних боях под Мариуполем выбыло из строя много политработников убитыми и ранеными в бою. Политработники 2-й бригады всегда были на передовой линии. Политком 4-го полка т. Мартыненко ранен, отправлен на излечение. Вместо Мартыненко назначен т. Васильев. В Мариуполе нашей труппой устроен ряд концертов, митингов, прошедших с громадным подъемом. Повсюду выносились резолюции о всемерной поддержке Советской власти. В городе нашей культурно-просветительской комиссией организованы хор и оркестр из местных рабочих.

3-я бригада. Политком т. Ткач. Работа в полках 3-й бригады очень трудна благодаря сильной агитации анархистов и левых эсеров. Устраиваются митинги нашими политработниками как для красноармейцев, так и для местного населения. В последнее время крестьяне начинают под влиянием пропаганды наших политработников объединяться, организовываются коммунистические ячейки. Сильное противодействие оказывают крестьяне из числа зажиточных кулаков. Войсковые части Гуляйпольского гарнизона также настроены враждебно против коммунистов и устраиваемых ими коммунистических ячеек. Все время идут сильные передвижения войсковых частей, местной роты. Почти все целиком выступили на фронт с организованной ячейкой. Все повстанческие войска сильно утомлены, просят отдыха. Большинство из войсковых частей состоят из повстанцев, среди которых много беспартийных, а также анархистов и эсеров. В 9-м полку не хватает вооружения и обмундирования. Из 7-го и 8-го полков сведения поступают очень скудно, так как эти полки сейчас в бою, и роты и батальоны этих полков разбросаны по всем местностям Бердянска и Мариуполя… (текст документа неразборчивый. - Л. Я.) Открываются школы инструкторов красных офицеров. Политкомом назначен т. Чубенко. Крестьяне жаждут нашей литературы. Литературы получено один вагон в подарок из Москвы. Не хватает политработников.

При сем прилагаю дополнительный список политработников 6-го полка: 1) Медведев Никита, политработник 1-го батальона, коммунист, в партии с октября 1917 г., в армии с февраля 1919 г.; 2) Позняков Василий, политработник и председатель культурно-просветительной комиссии, коммунист, в партии с июня 1917 г., в армии с февраля 1919 г.; 3) Белоусов Мефодий, политком 6-го полка, коммунист, в партии с сентября 1918 г., в армии с ноября 1919 г.; 4) Бубнов Емельян, врио политкома, коммунист, в партии с ноября 1917 г., в армии с января 1919 г. При полку организована коммунистическая ячейка, в ячейке 34 человека.

Врио (политкомиссара) 1-й Заднепровской дивизии
(подпись)
Заведующий информационным подотделом Бутаков.
ЦГАСА, ф. 174, он. 2, д. 5, л. 32. Подлинник.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ПОЛИТКОМА
О ПОЛОЖЕНИИ В БРИГАДЕ МАХНО

Довожу до Вашего сведения, что я как политический работник был послан для работы в 1-ю Заднепровскую дивизию, откуда и был направлен в 3-ю бригаду Махно в качестве политкома одного из полков. Прибыв в Гуляй-Поле в политотдел бригады и в беседе с товарищами, которые уже работали здесь, я услышал от них, что работа здесь ужасная и с нами как с политотделом в некоторых случаях уже не хотят считаться. Да впоследствии я и сам убедился, что здесь нужны хорошие силы наших работников, чтобы поставить на ноги работу. Народное достояние растаскивается направо и налево, говоря, что это отбили все партизаны и только им это принадлежит. На коммунистов смотрят как на каких-то предателей с выражением: назначенцы из ЧК.

Когда на фронте требовалось подкрепление, здесь были собраны люди, которые абсолютно были все пьяны, и то невежество, которое проделывали руководители этой массы, невероятно. Абсолютно беспорядочная стрельба, которой никто не постарался предупредить. Сам Веретенников, который именовался якобы начальником штаба или адъютантом, травил открыто тех заблудшихся крестьян на рабочих, выражаясь, что они рабочие – лодыри и им не нужно давать хлеба, а гнать их из деревни. В дальнейшем похвалялся, что этих назначенцев мы уничтожили или же абсолютно будем гнать их из деревни, где они только появляются. Эта вся грязь ложится на тех, кто первый поднял красное знамя с лозунгом: "Да здравствует Октябрьская революция!" И я говорю, что таких негодяев мы должны убирать с дороги. Все я не перечисляю, потому что его слова я сам слышал, в чем могу всегда подтвердить.

Руководители допускают то, что какая-то кучка ходит по госпиталям и спрашивает коммунистов-большевиков. В одном из госпиталей был коммунист, и эта кучка узнала, что он действительно член партии коммунистов-большевиков. Вытащили его в коридор и начали его избивать. В это время на это преступление наскакивает заведующий госпиталем, говоря им, что это делать нельзя, он такой же рабочий, который вернулся недавно с фронта. Видя, что заведующий помешал их замыслу, они оставили его и сами удалились. Это подтверждаю тем, что заведующий госпиталем делал личный доклад политотделу 3-й бригады и просил предупредить эти поступки в дальнейшем. Когда уже нужно было выехать окончательно людям на фронт, я вышел посмотреть на эту боевую часть, которая окончательно была в разнузданном положении. Я здесь же мог слышать выкрики: "Здесь есть ЧК, которую нужно арестовать и отправить в балку или яр". В это время ко мне подошел один товарищ и сообщил, что в степи на окраине села лежит труп еще свежий, у которого порублена голова шашками, и упомянул дальше, что здесь это бывает очень часто. И действительно, в политотделе было известно раньше, что где-то в поле лежит шесть или семь неизвестно кем убитых. И смотря на эту обстановку дел, которая сейчас творится в рядах махновщины, этого всегда можно ожидать, и я говорю, как член партии, что этого мы не должны допустить. Напрячь силы и в корне разогнать эту банду, которая засела в Гуляй-Поле, съехавшись со всех концов Советской России, откуда давно ее прогнали наши товарищи рабочие и крестьяне.

Докладчик О. Зеленов.
ЦГАСА, ф. 174, оп. 2, д. 6, л. 1. Копия.

ДОКЛАД ПОЛИТКОМА 3-го РЕЗЕРВНОГО ПОЛКА В
ПОЛИТОТДЕЛ 2-й АРМИИ О БОЯХ
ПОД НОВОНИКОЛАЕВСКОЙ

22 апреля 1919 г.

1919 г. апреля 5 дня я, Ступаков Михаил, был назначен политкомом 3-го резервного полка, который был расположен в г. Мелитополе, 6 апреля с. г. я прибыл в полк, и 6-го была получена от командующего дивизией т. Дыбенко, чтобы полк выступил по направлению ст. Волноваха. Я в самом срочном порядке собрал весь полк и первым долгом объявил красноармейцам, что я ваш политком, и стал проводить митинг. Но когда я проводил митинг, то пришел к заключению, что ни в коем случае такой полк нельзя посылать на позицию; и когда я объявил красноармейцам, что во что бы то ни стало должны выступить на позицию, все красноармейцы единогласно заявили, что мы не пойдем, потому что мы разуты и половина нас безоружная. И действительно, много было совершенно босых и плохо вооруженных. Тогда я, Ступаков, вызвал по прямому проводу начальника штаба т. Сергеева и обрисовал т. Сергееву настроение красноармейцев и их недостатки как в политическом отношении, и также в боевом, потому что командный состав был не на своем месте и плюс к тому в полку не было ни одного коммуниста и также политработника. В заключение всего этого я передал в штаб дивизии, что полк можно послать не раньше, чем через две недели. Весь этот разговор т. Сергеев передал т. Дыбенко и после этого была получена следующая телеграмма: "Выступить в 24 минуты по направлению на ст. Волноваха". Тогда я принял все усилия, обезоружил 3-ю роту, которая больше всех агитировала и не хотела идти на фронт. 7-й полк бы погружен в два эшелона и отправлен по месту назначения. По дороге догнал т. Дыбенко и выдал нам оружие. Оружие было разных образцов, как-то: берданки со свинцовы пулями, австрийские, итальянские и проч. При полку было три пулемета, которые были неисправны. В полку не было ни одного телефона и даже телефонной связи. 11 апреля в селе Слеповка были разбиты 2-й и 3-й батальоны, которые находились под командой т. Шапошникова, пом. командира. Я с командиром полка т. Киреевым был при 1-м батальоне, с которым мы направлялись в с. Слеповка, куда были направлены 2-й и 3-й батальоны, только другой дорогой, где их окружили и разбили. 12 апреля я с 1-м батальоном выступил в Новониколаевку в 5 часов утра по распоряжению начальника боевого участка т. Белаша. В 10 часов утра в Новониколаевке мы были окружены неприятелем со всех концов, кавалерией и пехотой, при броневом автомобиле, трехдюймовом орудии и пулеметах, а у нас были берданки и один испорченный пулемет, из которого не удалось выстрелить ни одного патрона. Мне удалось прорваться с несколькими красноармейцами и добраться до ст. Волноваха. По распоряжению Махно был отправлен с остальными красноармейцами на ст. Пологи, (где застал) остатки своих красноармейцев в числе 400 человек и по распоряжению политкома дивизии возвратился в дивизию.

Политком 3-го резервного Советского полка М. Ступаков.
ЦГАСА, ф. 174, оп. 2, д. 5, л. 8–9. Подлинник.

РЕЗОЛЮЦИЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО СЪЕЗДА СОВЕТОВ
МАРИУПОЛЬСКОГО УЕЗДА О БОРЬБЕ
С БАНДИТИЗМОМ

Уездный чрезвычайный Съезд Советов Мариупольского уезда, заслушав доклад о борьбе с бандитизмом, устанавливает, что разлившаяся волна бандитизма по уезду дезорганизовала всю советскую работу как в городе, так и в уезде.

Безответственные бандиты во главе с так называемым батько Махно расхитили и уничтожили те (ничтожные) продовольственные запасы, которые Советской власти при помощи крестьянства удалось собрать, и тем самым заставили рабочих города и Донецкого бассейна и наших беззаветных красных бойцов голодать.

Убийствами советских работников они нарушили спокойное течение плодотворной работы по охранению народного здравия, по народному просвещению, по землеустройству и по охране революционного порядка в деревне.

Прерывая телефонную и телеграфную связь и железнодорожное сообщение по уезду, бандиты, называемые махновцами, тем самым способствовали и способствуют засевшим в Крыму белогвардейцам и польским панам, содействуют, таким образом, закабалению крестьянства и рабочих.

И в это же самое время, разрушая всю полезную работу Советской власти, уничтожая все запасы и средства к жизни и затягивая войну на фронте своей помощью белым, эти бандитствующие и не желающие подчиниться государственному порядку элементы все взваливают на голову Советской власти.

Прикрываясь проповедью идейного анархизма и безвластия, ничего иного не показала крестьянству, кроме своей способности грабить, грабить, грабить.

Поэтому съезд, учитывая, что вся работа махновцев ложится неимоверной тяжестью на плечи крестьянства и рабочих, что эта работа является тормозом революции, постановляет:

Все честные труженики, крестьяне и рабочие, которым дороги завоевания революции, должны не только отказаться от тайного или явного содействия махновцам, но и всемерно бороться с бандитизмом, как бы он ни назывался.

Для этого крестьянство уезда должно:

1) о всех замеченных передвижениях бандитов группами или частями сообщать ближайшим Советским войсковым частям;

2) изловить всех одиночных бандитов, которые ждут только случая, чтобы выкопать винтовку и стать в ряды махновцев;

3) указывать волисполкому всех, кто скрывает оружие, и всячески содействовать таковому для изъятия этого оружия;

4) охранять и следить за исправностью телефонной и телеграфной связи по уезду и за железными дорогами.

Все замеченные попытки к уничтожению телеграфных и телефонных столбов, проволоки и т. д., а также железнодорожного полотна и железнодорожных сооружений каждый честный труженик должен пресекать немедленно.

В случае же невозможности без промедления сообщить об этом властям.

Для точного и неуклонного исполнения этих задач съезд поручает уездному исполнительному комитету разработать правила об охране средств связи и дорог, положив в основу круговую поруку всех крестьян.

Съезд заявляет всем крестьянам уезда, что только общими усилиями, только тогда, когда каждый крестьянин будет считать дело охраны порядка в уезде своим собственным делом, только тогда нам удастся справиться с бандитствующими элементами и пресечь в корне их разрушительную работу.

Товарищи рабочие и крестьяне, помните, что враг силен только тогда, когда мы разъединены, когда в нашей среде нет единодушия. Об стальную же стену объединенных рабочих и крестьян разобьются в прах все темные силы врагов революции.

Да здравствует единение рабочих и крестьян, направленных на борьбу с бандитизмом!
Долой грабителей и бандитов, называющих себя махновцами-анархистами!
Смерть всем противникам Советской власти!
Да здравствует Советская власть!

"Известия", орган Мариупольского ревкома и парткома. № 101 от 13 июня 1920 г.

* * *

Но в селах Мариупольского уезда, как и во многих местах юга Украины, пели:
За горами, за долами
Ждет сынов своих давно
Батько храбрый, батько добрый,
Батько мудрый наш – Махно.

ПРИКАЗ ОТДЕЛА УПРАВЛЕНИЯ
МАРИУПОЛЬСКОГО ВОЕННО-РЕВОЛЮЦИОННОГО
КОМИТЕТА ВСЕМ ПОДРАЙОНАМ И ВОЛРЕВКОМАМ
ОТ 25 НОЯБРЯ 1920 г.

Ввиду состоявшегося соглашения между Советской властью, с одной стороны, и партизанскими отрядами Махно с другой, в уезде последними устраиваются сходы и собрания, где, критикуя Советскую власть, ораторы предлагают не подчиняться государственным законам Республики, не выполнять продразверстку и не признавать власть Советов.

Такого рода агитация является недопустимой, потому что контрреволюционеры, шпионы и другие слуги буржуазии от имени махновцев подготавливают против Советской власти восстание и хотят создать новый фронт.

Для правильного освещения вопроса о целях и задачах соглашения Советского правительства с Повстанческой Армией Махно и поведении анархистов отдел управления приказывает соблюдать следующий порядок:

1) Никаких собраний без ведома волревкомов в волости, подрайкомов в подрайоне и Отдела Управления в городе не допускать.

2) Устроители митингов и собраний обязаны доводить каждый раз до сведения указанных выше учреждений с предоставлением списка официальных ораторов, выступающих от имени легальных партий. Остальные же ораторы берут слово в общем порядке и несут ответственность за свои речи самостоятельно.

3) На всех митингах обязаны присутствовать представители Советской власти для фиксирования заявлений о неправильных действиях комиссаров или уполномоченных Советской власти. С целью привлечения последних к ответственности за совершенные преступления, а также для привлечения ораторов к ответственности за ложь и клевету на советских и партийных работников, если таковая будет иметь место в выступлениях.

4) Всем инструкторам и членам Ревкома вменяется обязанность разъяснять гражданам, что митинги и собрания, проводимые политическими партиями, даже коммунистической, не носят законодательный характер, а являются дискуссионно-агитационными, а невыполнение существующих постановлений и распоряжений Советской власти влечет за собой серьезную ответственность перед законом Республики.

Наблюдение за исполнением данного приказа возлагается на чрезвычайную комиссию и милицию.
(Запорожский областной госархив Ф. 1204, оп. 1, д. 2, л. 76).

Составлено и опубликовано: Л.Д. Яруцкий "Махно и Махновцы" Мариуполь 1995.