Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас


Рассылка:


Избранная
или
Стартовая

Сhapaev.ru

ПРОТИВ ВЛАСТИ И КАПИТАЛА!

Гуляйпольский городской портал | www.gulaypole.info

Воронежский Анархист



Яндекс цитирования

Размещено в DMOZ

Rambler's Top100






Реклама:


"Сподвижник Батьки Махно"
Е.Рожанский

Правда о Леве Задове, анархисте и чекисте
Полковник в отставке Вадим Львович Зиньковский - человек удивительной судьбы. Сын начальника контрразведки армии Махно, того самого Левы Задова, которого мы знаем по фильму и одноименному роману Алексея Толстого "Хождение по мукам", Вадим Львович всю свою жизнь посвятил служению Отечеству и восстановлению исторической правды о своем отце.
Двухметровый гигант, несмотря на свой 75-летний возраст, Вадим Львович полон сил и энергии. Его закалили мрачные годы сталинских репрессий, когда он, сын "врага народа", не имея возможности продолжить учебу был вынужден с малолетства зарабатывать на хлеб. В 17 лет ушел добровольцем на фронт и прошагал простым пехотинцем пол-Европы. Затем было танковое училище и долгие годы службы офицера, имевшего отличные характеристики, но не имевшего в силу своего происхождения перспектив роста. Сын махновца - клеймо, которое ему суждено было не только носить.
Но никогда, ни при каких обстоятельствах он даже в мыслях не допускал возможности отречься от прошлого, отказаться от своего отца. И добивался его реабилитации. В январе 1990 года пленум Верховного суда СССР полностью реабилитировал Льва Николаевича Зиньковского-Задова, признав его заслуги перед революцией и тот факт, что он, будучи сотрудником иностранного отдела одесского НКВД, был арестован по доносу и 25 сентября 1938 года расстрелян.
Увы!.. Художественный образ блатного Левки Задова, созданный Алексеем Толстым и сыгранный народным артистом СССР Белокуровым, оказался сильнее правды. Он настолько въелся в подсознание советских людей, что стал чуть ли не символом махновщины в том ее виде, в котором ее представляла официальная пропаганда. И тогда Вадим Львович написал книгу "Правда о Зиньковском-Задове Льве Николаевиче - анархисте, чекисте". Книга была издана в 1999 году небольшим тиражом в Геленджике, где после выхода в отставку живет автор.
Но мне хотелось услышать правду из первых уст. Именно услышать.
- Насколько похож литературный и киногерой на настоящего Леву Задова?
- О какой схожести можно говорить, если Толстой пользовался материалами, которые появились после революции? - спокойно, как о чем-то давно известном, отвечает Вадим Львович. - Если бы Толстой и захотел написать иначе, ему бы не позволили. Поэтому блатной жаргон, одесский акцент - это все выдумки. Да и отцу, когда он служил у Махно, было всего лишь 25-28 лет, а в фильме его играет артист Белокуров, который был гораздо старше. Есть отдаленное сходство в лице, но отец был под два метра, а Белокуров небольшого роста.
Лева был седьмым ребенком в бедной еврейской семье Задовых. Жили на Екатеринославщине, перебиваясь с хлеба на воду. Окончив два класса, Лева стал помогать отцу по хозяйству да за лошадьми присматривать, потом устроился рабочим в доменный цех Юзовского металлургического завода, где впервые и познакомился с идеями анархизма. Его как сильного и бесстрашного юношу привлекают к участию в "экспроприациях" для партийной кассы. В результате - арест, суд и каторга. В тюрьме он берет себе псевдоним - Зиньковский.
Февральская революция освобождает 24-летнего анархиста. В сентябре 1917 года он избирается в Совет рабочих и солдатских депутатов, в декабре вступает в отряд Красной гвардии и участвует в боях с белоказаками. В апреле 1918 во время оккупации Украины немцами отступает с красногвардейцами в Царицын. Участвует в боях против атамана Краснова. В августе его посылают для подпольной работы в тыл к немцам, на Украину. Там Лев Зиньковский-Задов устанавливает тесные связи с Повстанческой армией Нестора Махно, где и остается до 1921 года. У "батьки" Лев Николаевич последовательно занимает должности: помощника командира полка, начальника контрразведки 1-го Донецкого корпуса, коменданта Крымской группы в период ликвидации армии Врангеля, члена штаба Повстанческой армии и, наконец, адъютанта.
После изгнания белогвардейцев из Крыма, в чем махновцы сыграли важную роль, форсировав Сиваш и ударив в тыл противника, большевики приказывают Повстанческой армии разоружиться. Некоторых сподвижников Нестора Ивановича расстреливают для острастки колеблющихся анархистов. И тогда Махно с горсткой преданных соратников, в числе которых был и Лев Зиньковский, уходит в Румынию. Лев Николаевич мечтает вернуться домой, и вскоре такая возможность предоставляется. Румынская контрразведка вербует его командиром диверсионной группы, которую в июне 1924 года засылают в Советскую Россию для подрывной деятельности. Решение о явке с повинной было принято еще до перехода границы.
Полгода чекисты продержали бывшего махновца под арестом. Допрашивали, проверяли в деле. Из неволи Лев Задов руководил выполнением сложных заданий за границей, которые ему поручали чекисты. И весной 1925 года он становится оперуполномоченным контрразведки одесского ГПУ. Там он обретает любовь и семью. Там, в Одессе, появился на свет и его сын Вадим.
- У отца и матери была образцовая семья, - показывает Вадим Львович пожелтевшие от времени фотографии из семейного альбома, самые дорогие для него реликвии. - Мать у меня русская дворянка, а отец из бедной еврейской семьи. Сошлись таких два разных человека и жили душа в душу. И никогда не тревожили наши детские души взрослыми проблемами. Я никогда не слышал в нашей семье грубого слова, не то что матерщины. Я никогда не видел никого в доме даже выпившим, хотя отец не считал себя трезвенником, но знал меру. У меня о нем на всю жизнь остались самые светлые воспоминания. Отца арестовали внезапно, прямо на работе, куда он ушел, как обычно, рано утром, чтобы уже никогда не вернуться. Семье сообщили, что он осужден на 10 лет без права переписки. На самом деле он был расстрелян и похоронен в братской могиле.
На Зиньковских обрушились гонения. От детей отвернулись друзья и одноклассники. Затем семью выселили из квартиры. После арестовали маму, и трое детей остались на руках у старенькой больной бабушки. Вскоре маму освободили, но жизнь не стала светлей и легче.
- Мне тогда было 11 лет, - горько улыбается Вадим Львович. - В этом возрасте верить или знать что-то было нельзя. Мы были так запуганы, что некогда было размышлять. Одно стремление - выжить. Потом появилась и цель - восстановить доброе имя неординарного человека, анархиста-чекиста Зиньковского-Задова Льва Николаевича, моего отца...
Сегодня отставной полковник пишет документальную книгу о Повстанческой армии батьки Махно. Собран уникальный материал, удивительные факты, заставляющие совершенно иначе смотреть на махновское движение.