Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас


Рассылка:


Избранная
или
Стартовая

Сhapaev.ru

ПРОТИВ ВЛАСТИ И КАПИТАЛА!

Гуляйпольский городской портал | www.gulaypole.info

Воронежский Анархист



Яндекс цитирования

Размещено в DMOZ

Rambler's Top100






Реклама: Актуальная информация физическая охрана тут.


Махновщина и борьба с антисемитизмом (по воспоминаниям участников движения)

Прежде всего, необходимо отметить, что ни один историк, более или менее серьезно исследовавший личность Махно и действия командиров его Повстанческой армии, не может привести ни одного факта конфликта на национальной почве, который не подвергся бы немедленному остракизму со стороны реввоенсовета махновцев. Те единичные проявления национальной нетерпимости в разноплеменной махновской армии, что имели место в 1919-1921 гг., беспощадно подавлялись. Это вынуждены признать и те советские историки, перед которыми была поставлена "социальным заказом" власти конкретная задача: обвинить Махно и его окружение во всем, в чем только можно обвинить политического и военного противника.

Вообще, Махно не мог позволить себе такой роскоши - натравливать бойцов своей армии, принадлежащих разным национальностям, на гражданское население. На поддержке этого населения и базировалась знаменитая неуловимость и маневренность повстанцев. Агенты махновцев действовали в украинских селах, среди русского населения городов, в еврейских и греческих колониях и местечках. Оседлое население поставляло махновской контрразведке данные, позволявшие штабу армии загодя принимать своевременные и быстрые решения. В составе махновской армии действовали и еврейские, и украинские, и греческие части и подразделения. Странно было бы, если бы бойцы еврейской батареи под руководством Абрама Шнайдера спокойно реагировали на антисемитские акции своих сотоварищей по оружию, а греческие колонисты - на ругань бойцов-украинцев. Впервые и украинцы, и евреи, и греки поняли, что такое братство по оружию, во время известного боя у местечка Большой Токмак, где Махно сконцентрировал для отражения атаки генерала Шкуро еврейские и греческие полки, славившиеся дисциплинированностью и ненавистью к белым (июнь 1919 года). Армия, раздираемая национальными противоречиями, в этих условиях не только не смогла бы успешно осуществлять свои боевые задачи, но просто распалась бы через короткое время...

Тут надо решительно отвергнуть бытующую до сих пор легенду об антисемитском характере махновского движения. Это в корне неверно, а закреплено в общественном сознании популярной когда-то поэмой Багрицкого "Дума про Опанаса". Там по приказу Махно убивают начальника продотряда по имени Коган, это некоторыми трактуется в духе сугубо национальном. Но характерно, что именно такую фамилию носил как раз предводитель Гуляйпольского Совета в годы гражданской войны, убитый деникинцами (об этом свидетельствует Аршинов)".87

"Многие до сих пор искренне убеждены, что Махно - "обыкновенный бандит" и погромщик, увлекший за собой темную и падкую до грабежа, разложенную войной солдатско-крестьянскую массу. Многие по сей день считают Махно "авантюристом", веря злостным и нелепым сказкам о том, что он "открывал" фронт Деникину, "братался" с Петлюрой и "объединился с Врангелем"... С легкой руки большевиков, многие все еще повторяют клевету, будто Махно "возглавлял контрреволюционное кулацкое движение", и будто "анархизм" Махно - лишь наивная выдумка некоторых анархистов, искусно использованная им в своих целях... Но Деникин, Петлюра, Врангель, это - лишь яркие военные эпизоды: за них ухватываются и нагромождают горы лжи. Борьба с контрреволюционными генералами далеко не исчерпывает махновщину".

Так писал Вс. Эйхенбаум (Волин), член культпросвета Революционной повстанческой армии88, проведший с Махно около полугода - с августа 1919 по январь 1920 (будучи арестован большевиками в начале 1920 года, провел в заключении около 10 месяцев. Освобожден во время действия договора Махно с советской властью. Позднее эмигрировал).

Эйхенбаум продолжает: "Нечего и говорить о том, что все сказки о бандитизме, об антисемитизме и других, якобы присущих махновскому движению, темных явлениях должны, с появлением этой книги, сойти на нет".89

Все подписанные договоры между Махно и большевиками регулярно нарушались советской властью. Москва неистовствала, наблюдая массовую поддержку обширных областей Украины махновскому движению. Еврейские общины Александровска, Мариуполя встречали повстанцев восторженно, видя в них защитников от петлюровских и белогвардейских погромщиков. Отрицательное отношение советской власти к анархическому движению усугублялось и личной ненавистью Троцкого по отношению к Нестору. Махно ни в грош не ставил "железного комиссара", не ценил его организаторские способности, не видел в нем блестящего оратора, - а, наоборот, повторял своим бойцам, что Троцкий - ни кто иной, как закомплексованный искатель славы, растущей на чужих костях, возможно - будущий диктатор России, способный утопить страну в крови во имя своих диких идеалов.

Троцкий официально призывал к ликвидации махновской армии уже в 1919 году, несмотря на то, что именно махновцы играли часто роль буфера для красных, находясь на самых тяжелых участках фронта. Отношение Троцкого не изменилось от того, что махновская конница и тачанки успешно громили Добровольческую армию Антона Деникина, били петлюровцев; от того, что именно обескровленная непрерывными боями махновская пехота, перевалив Сиваш, атаковала в Крыму Врангеля и погнала его к крымскому берегу. Врангелевцы отчалили в Константинополь в 1920 году, а поредевшие махновские части немедленно были атакованы красными, зажаты в тиски и почти полностью планомерно уничтожены, кроме маленькой группы конников, вырвавшихся из "крымской бутылки" обратно в украинские степи...

Не укладывались в прокрустово ложе большевистского марксизма ни интернациональный состав Повстанческой армии, ни классовый ее состав: абсолютное большинство крестьян-бойцов происходило из беднейших батрацких семей, отнюдь не из кулацких. Почти все полевые командиры-махновцы (Аршинов, а вслед за ним Семанов дает список из 28 фамилий) родились и росли именно в бедных, или, реже, в середняцких семьях. Кулаками в махновском штабе и не пахло...

Виктор Белаш приводит эпизод, ярко характеризующий взаимоотношения между Махно и Троцким.

"Третьего июня (1919 года - прим. автора) прибыли... Махно и Аршинов. Они возмущались поведением Троцкого, и Махно рассказал:

- Как не возмутительно! Вызывает меня к аппарату Троцкий и говорит:
- Шкуро угрожает Харькову... От Славянска до Гришина фронт открыт. Предлагаю его занять своими войсками и принять на себя ответственность за дальнейшую судьбу этого участка.

Я доложил ему о состоянии фронта, наших потерях, полном отсутствии боеприпасов, что на нашем участке от Азовского моря до ст. Еленовки действуют одна пехотная и две конных дивизии противника при пулеметах, орудиях, танках, бронепоездах, самолетах... Он и слушать меня не хотел.

Я говорю ему, что нет сил защищать имеющийся участок и что никак не могу растянуть его на новую сотню верст... А он и слушать не хочет.

- Я, - говорит, - председатель Реввоенсовета Республики, приказываю занять!
- Я обратил его внимание, - продолжал Махно, - на нереальность выполнения такого приказа. Не могу... бессилен... винтовок, патронов, снарядов... нет! Он стоит на своем.

- Приказываю! - Стал запугивать.

- Перетягивали канат, пока он не вывел меня из терпения. Я ему напоследок и сказал: "Пошел ты мухомор, к такой матери!" - Связь прервалась.

Обозлили людей, предали и развалили фронт, поставили нас перед фактом своего банкротства, а теперь проявляют агрессивную нетерпимость в этой обычной своей жвачке лицемерия и лицедейства".90

Весь 1920 год, а также и последующий (до разгрома Повстанческой армии и ухода Махно в Румынию) советвласть воевала с махновщиной под лозунгом "борьбы с бандитизмом". Пленных махновцев беспощадно расстреливали, их родственников - отцов, матерей, жен - истязали, пытали, нередко казнили, имущество неизменно разгромлялось, дома разрушались. Все это делалось поистине с гигантским размахом. Нужна была действительно сверхчеловеческая воля, чтобы, при наличии таких ужасов со стороны власти, широкая повстанческая масса удержалась на строго революционных позициях и в ожесточении не спустилась в пропасть действительного уголовного бандитизма...

Можно сказать, что поход большевиков на махновцев был одновременно и походом на украинскую деревню. Общая задача заключалась в том, чтобы, разбив армию повстанцев, обезглавить и прибрать к рукам непокорное крестьянство, озлобленное постоянными поборами ЧОНовцев, конфискацией запасов хлеба и зерна. Продотряды, усиленные спецподразделениями чекистов, сеяли смерть и ужас по всей Украине. Расстрелы еврейских семей - родственников евреев-махновцев - не считались актами антисемитизма...

В одном из продотрядов служил молодой, никому тогда неизвестный паренек, с именем которого связана отчасти судьба советской литературы. Белаш пишет об этом так:

"...Произошел весьма знаменательный случай, иначе не видать бы нам "Тихого Дона".

В бою пленили бойцов продотряда, оказавших сопротивление и прославившихся в округе своей жестокостью. Комиссия антимахновской деятельности приговорила их к расстрелу. И вот, когда выводили их за село, встретили Махно. Его внимание привлек подросток с довольно жалким видом. Махно поинтересовался, кто такие, куда ведут. Он подозвал пленника, который назвался Шолоховым, и после короткого разговора заявил: "Отпустим его, пусть подрастет и осознает, что делает..."

Очевидно, это и послужило поводом М.Шолохову написать рассказ о махновцах "Путь-дороженька".91

Некоторые современные исследователи полагают, что чудовищный мор украинской деревни в 30-х годах, миллионы умерших от голода крестьян, о которых ничего не говорилось в советской прессе - ни что иное как планомерная, садистская месть Сталина за "отступничество" украинского крестьянства в годы гражданской войны.

"Когда, неделю спустя после изменнического нападения большевиков на Гуляй-Поле, Махно вновь вошел туда, то крестьяне и крестьянки массами окружили махновцев и горестно повествовали о том, что только вчера коммунисты расстреляли свыше трехсот человек местных крестьян. Население... напряженно ждало со дня на день прихода махновцев, которые бы спасли несчастных. Тот же массовый расстрел... нашли через несколько дней в с. Новоспасовке. В этом последнем культпросветотделом армии махновцев и Советом повстанцев были зарегистрированы случаи, когда опьяненные убийствами чекисты заставляли матерей брать на руки своих грудных детей и затем одним выстрелом поражали их... И таких случаев было немало... Те же массовые расстрелы... были произведены большевиками в селах М.Токмачка, Успеновка, в Пологах и других.

Всей этой карательной экспедицией руководил командующий армиями южного округа Фрунзе... Он въехал в украинскую деревню с обнаженной шашкой, сея смерть направо и налево".92

В примечании к главе 9 своей "Истории махновского движения" П.Аршинов сообщает следующее:

"Во время занятия Екатеринослава в октябре 1919 года махновцы совсем не трогали находящихся в лазарете деникинских солдат и офицеров, считая убийство находящихся в лазарете врагов недопустимым для чести революционера.

Пришедший в Екатеринослав, месяц спустя, деникинский генерал Слащев... истребил всех махновцев, находившихся в лазаретах. Коммунистическая власть пошла дальше Слащева: она расстреляла человека, который, будучи ранен на общем с ней фронте, приехал к ней за помощью, считая свою жизнь под охраной договора, подписанного этой властью". 93

(Аршинов в данном случае имеет ввиду крестьянина-махновца Середу, который даже не был анархистом. Был он казначеем Повстанческой армии, в октябрьских боях 1920 года во время сражения с врангелевцами ранен в грудь навылет. Приехал в Харьков к большевикам - лечиться, был арестован ЧК в больнице и расстрелян).

В главе 10 своего труда Аршинов специально рассматривает отношение махновцев к евреям. Этому посвящено довольное большое количество страниц его книги. Глава так и называется - "Еврейский вопрос".

"С первых дней своего зарождения движение охватило бедноту всех национальностей, населявших район. Подавляющее большинство составляли, конечно, украинские крестьяне. Около 6-8% было крестьян и рабочих из Великороссии. Затем шли греки, евреи, кавказцы и бедняки других национальностей. Греческие и еврейские поселения, расположенные в приазовском районе, находились в постоянной связи с движением. Из греков вышло несколько прекрасных революционных командиров, и до последнего времени в армии имелись особые греческие отряды.

…Абсолютно не интересовались ни своей, ни чужой национальностью...

Однако, ненавистники движения старались в этой области особенно дискредитировать движение. И в русской, и в заграничной прессе неоднократно сообщалось о махновщине, как об узком партизанском движении, чуждом идеалов международной братской солидарности и даже несущем на себе грех антисемитизма.

...В армии махновцев немалую роль играли евреи революционеры, из которых многие отбывали каторгу за революцию 1905 года или жили в эмиграции в государствах Западной Европы и Америки. Укажем из них на следующих лиц:

Коган - Помощник председателя высшего органа движения - Районного Гуляй-Польского Военно-Революционного Совета. Рабочий. Но еще до революции 1917 года, по мотивам духовного характера, ушел с фабрики к земледельческому труду в беднейшую еврейскую земледельческую колонию. В бою с деникинцами был ранен, а затем, будучи раненым, захвачен в уманьском лазарете деникинцами, по сообщениям, зарублен ими.

Л.Зиньковский (Задов) - Начальник контрразведки, а впоследствии комендант особого кавалерийского полка. Рабочий. До революции пробыл свыше 10 лет на каторге по политич. делу. Один из активнейших деятелей революционного повстанчества.

Елена Келлер - Секретарь культ, просвет, отдела армии. Участница профес. рабочего движения в Америке. Работница. Одна из организаторов Конфедерации "Набат".

Иосиф Эмигрант (Гетман)94 - Член культ.-просвет. отдела армии. Рабочий. Один из активных участников анархич. движения на Украине. Один из организаторов и член секретариата Конфедерации "Набат".

Я.Алый (Суховольский) - Рабочий. Член культ.-просв. отдела армии. Отбывал каторгу по политическому делу. Один из организаторов и член секретариата Конфедерации "Набат".

Список евреев-революционеров, принимавших участие в различных областях махновского движения, мы могли бы значительно удлинить...

В среде революционного повстанчества трудовое еврейское население занимало подлинно братское место. Еврейские трудовые колонии, во множестве разбросанные в уездах Мариупольском, Бердянском, Александровском и других, принимали самое активное участие в районных съездах крестьян, рабочих и повстанцев, имея на них, а также в районном Военно-Революционном Совете, своих представителей.

В феврале месяце 1919 года, в виду случаев антисемитизма, Махно предложил всем еврейским колониям организовать самооборону и выдал необходимое количество винтовок и патронов каждой колонии. В это же время он организовал и провел по всему району ряд митингов, на которых призывал массы к борьбе со злом антисемитизма.

...По зову Военно-Революционного Совета пополнять армию повстанцев добровольными борцами, еврейские колонии дали из своей среды значительное количество бойцов в ряды повстанческой армии.

В армии повстанцев-махновцев имелась особая еврейская батарея, обслуживавшаяся одними евреями-артиллеристами и имевшая еврейскую полуроту прикрытия. Эта батарея, под руководством... Шнайдера, героически обороняла Гуляй-Поле от наступавшего в июне 1919 года Деникина и, сражаясь до последнего снаряда, вся погибла под Гуляй-Полем в борьбе с полчищами Деникина".95

Аршинов с фактами в руках доказывает суровую расправу Махно и членов его штаба над антисемитами:

"...Решительной рукой махновцев был убит Григорьев со своим штабом. Одним их главных оснований этой казни послужила его причастность к еврейскому погрому.

В громадном повстанческом круговороте 1918-19 годов могли, конечно, быть отдельные лица с антиеврейским настроением, но они являлись продуктом не повстанчества, а общей русской действительности, и не имели никакого значения в целом движении. И когда такие лица прорывались с антиеврейскими действиями, они попадали под суровую руку повстанцев-революционеров".

В главе 10 Аршинов конкретно называет местечки, колонии, цифры, имена людей, причастных к антисемитским акциям в районах действия махновской армии. Напомним, что "История махновского движения" была написана вскоре после ухода Махно в Румынию, и впервые увидела свет в Берлине, в 1923 году. Прошли десятилетия, и сын последнего начштаба армии Виктора Белаша, расстрелянного в 1938 году - Александр Белаш, роясь в архивах, нашел документальное подтверждение каждому факту, приведенному Аршиновым.

Так, Аршинов пишет об инциденте, произошедшем 12 мая 1919 года в еврейской земледельческой колонии Горькой (Александровского уезда): было убито около 20 человек. Штаб Повстанческой армии для расследования дела немедленно назначил комиссию, которая установила, что убийство было делом рук крестьян соседнего села Успеновки, явившихся в колонию пограбить в количестве 7 человек. Крестьяне не участвовали в армии повстанцев, были опознаны в родном селе, задержаны и расстреляны. Впоследствии, отмечает Аршинов (а Белаш подтверждает), было доказано, что этот случай и другие подобные имели отношение к агентам деникинской разведки, инфильтрованным в районы действия махновцев для подготовки благоприятной почвы в среде крестьянства перед общим наступлением деникинцев на Украине.

Оба - Аршинов и Белаш - рассказывают, как 4 или 5 мая 1919 года Махно с несколькими полевыми командирами спешно ехал с фронта в Гуляй-Поле, где его в течение дня ожидал чрезвычайный уполномоченный Республики Лев Каменев. На станции Верхний Токмак он неожиданно увидел плакат с надписью "Бей жидов, спасай революцию, да здравствует батько Махно".

- Кто повесил плакат? - спросил Махно.

Оказалось, это - дело рук одного из партизан, лично знакомого самому Махно, отличившегося в боях с деникинцами, человека в общем неплохого, как указывает Аршинов. Боец немедленно явился на вызов, подтвердил написание плаката - и тут же был расстрелян.

Белаш в связи с этим пишет:

“Секретарь Каменева... описал пребывание... в "угрожаемом районе":

"Каменев: - Ваши повстанцы - герои, они помогли прогнать немцев, они прогнали помещика Скоропадского, они дерутся со Шкуро и помогли взять Мариуполь... Значит, вы - революционеры.

Маруся Никифорова: - Даже оскорбительно, ну право.

...Гуляют на перроне в ожидании батьки, которого ждут из Мариуполя. Наконец, комендант станции сообщает: "Батька едет". Локомотив с одним вагоном подходит к перрону, выходит Махно с начальником штаба.

Махно - приземистый мужчина, блондин, бритый, синие, острые, ясные глаза. Взгляд вдаль, на собеседника редко глядит. Слушает глядя вниз, слегка наклоняя голову к груди, с выражением, будто сейчас бросит все и уйдет. Одет в бурку, папаху, при сабле и револьвере.

- Как у вас с антисемитизмом? - спрашивает Каменев
- Вспышки бывают, мы с ними жестоко боремся. По дороге сюда на одной из станций вижу, какие-то плакаты расклеены. Читаю: погромного характера. Вызываю коменданта, требую объяснений. Он ухмыляется. Хвастает, что вполне согласен с тем, что сказано в плакате. Я застрелил его"”96

Аршинов продолжает: "В момент отступления повстанческой армии к Умани, летом 1919 года, было несколько случаев ограбления партизанами еврейских семейств. Когда повстанцы расследовали эти случаи, обнаружилось, что виновниками их неизменно была одна и та же группа 4-5 человек. Все они оказались из григорьевских отрядов, которые после убийства Григорьева целиком перешли в армию махновцев. Группа эта по обнаружении была ликвидирована, а вслед за этим были удалены... из армии все бойцы, бывшие в григорьевских отрядах, как идейно невыдержанный элемент, на перевоспитание которого не было ни подходящих условий, ни времени...

Там, где еврейское население соприкасалось с махновцами, оно находило в последних лучших защитников себе от антисемитских проявлений. Еврейское население Гуляй-Поля, города Александровска, Бердянска, Мариуполя, все земледельческие еврейские колонии, расположенные в донецком районе, могут самым полным образом свидетельствовать о том, что в лице махновцев они имели неизменных друзей революционеров, и что благодаря суровым и решительным действиям последних антисемитские старания контрреволюционных сил в этом районе всегда рубились в корне.

Антисемитизм существует как в России, так и в ряде других стран...

Всегда махновцы сурово боролись с ним словом и делом. За время существования своего движения они выпустили ряд изданий, в которых призывали массы на борьбу с этим злом".97

В главе, посвященной еврейскому вопросу, Аршинов приводит два воззвания махновской армии. Оба воззвания зафиксированы в исторических архивах, откуда спустя почти восемьдесят лет были извлечены Александром Белашем.

Вот отрывки одного воззвания по поводу антисемитских проявлений весной 1919 года, которые анархисты связали с деятельностью диверсантов-деникинцев, готовивших широкое наступление на Украине:

"Рабочим, крестьянам и повстанцам.
С угнетенными против угнетателей - всегда!

В тяжелые дни реакции... в ряды ваши стали вкрапливаться отрицательные преступные элементы. ...Стали раздаваться тяжелые, душу раздирающие крики несчастных забитых евреев бедняков... На светлом... фоне революции появились темные несмываемые пятна запекшейся крови, бедных мучеников-евреев, которые в угоду злой реакции являются теперь, как и раньше, напрасными невинными жертвами... Творятся акты позора. Происходят еврейские погромы.

...Вы знаете, что в страшной пропасти бедноты прозябают одинаково рабочие всех национальностей: и русские, и поляки, и немцы, и армяне, и т.д. Вы знаете, что тысячи еврейских девушек, дочерей народа, покупаются и бесчестятся капиталом... Вы знаете, что много честных искренних евреев... погибло за свободу в России в течении всего нашего освободительного движения... Ваш революционный долг - пресечь в корне всякую национальную травлю и беспощадно расправляться со всеми виновниками еврейских погромов.
Исполком Военно-революционного Совета Гуляй-Польского района.

Гуляй-Польская группа анархистов "Набат".
Командующий армией повстанцев Батько-Махно
Нач.штаба армии... Б. Веретельников
Село Гуляй-Поле. Май 1919 г."

В приложении к главе "Еврейский вопрос" Аршинов цитирует Приказ №1, выпущенный в момент сбора и формирования всех политических сил в единую армию. В районе Елисаветграда в махновскую армию были влиты григорьевские части и красноармейские подразделения, пришедшие из Нового Буга. Реввоенсовет Повстанческой армии, видя массовый наплыв "идейно невыдержанных" отрядов, выпускает специальное постановление.

"Приказ №1

Командующий рев. повстанческой армией Украины Батько-Махно. Всем командирам. По пехоте: корпусов, бригад, полков, эскадронов и взводов. По артиллерии: дивизионов, батарей, полубатарей. Всем начальникам штабов, гарнизонов, всем комендантам. Всем без исключения повстанцам-революционерам.

1. Задачей нашей... армии... является честная борьба за полное освобождение трудящихся Украины от всякого порабощения. Поэтому каждый повстанец обязан помнить и следить за тем, что среди нас не может быть места лицам, стремящимся... к личной наживе, к разбою или к ограблению мирного еврейского населения.

2.Каждый революционный повстанец должен помнить, что как его личными, так и всенародными врагами являются... те, кто охраняет... несправедливый порядок, т.е. советские комиссары, члены карательных отрядов, чрезвычайных комиссий, разъезжающие по городам и селам и истязающие... народ, нежелающий подчиниться их произвольной диктатуре. Представителей таких карательный отрядов... каждый повстанец обязан задержать и препровождать в штаб армии, а при сопротивлении расстреливать на месте. За насилие же над мирными тружениками, к какой бы национальности они ни принадлежали, виновных постигнет позорная смерть, не достойная революционного повстанца.

3. Всякие самочинные реквизиции и конфискации... без бумаг от начальника снабжения, воспрещаются под страхом суровой ответственности. ...Не может быть несправедливости в нашей среде. Не может быть обиды от нас ни одному сыну и дочери трудового народа, за который боремся. И всякий, кто это допустит, покрывает себя позором...

Командующий революц. повстанческой армией Украины Батько-Махно
Местечко Добровеличковка, Херсонской губ. 5-го августа 1919 г."99

В феврале 1919 года в Гуляй-Поле проходил съезд местных Советов фронтовиков-повстанцев, рабочих и крестьянских депутатов.

На заседании 16 февраля были сделаны доклады относительно беспорядков, имевших место во многих местах и часто принимавших характер антисемитских эксцессов. Яков Поляков, делегат от колонии Межирич, рассказал, что колония сильно пострадала от грабежей, налетов, самочинных реквизиций разных банд, прикрывающихся именем партизан. Инвентарь забирали, беззащитное еврейское население избивалось, подвергалось насилиям, часто просто подвергалось расстрелам. Такие же доклады были сделаны представителями других местечек и общин. По этому вопросу заседание съезда единогласно приняло резолюцию, в которой говорилось, в частности:

"...против грабежей, насилий и еврейских погромов, чинимых разными темными личностями, прикрывающимися именем честных повстанцев.

...Все лица, принимавшие участие в вышеупомянутых бесчинствах и насилиях, являются врагами революции... и должны быть расстреляны на месте преступления.

...Долой национальную ненависть!"100

В другом воззвании по борьбе с антисемитизмом говорилось:

"...В ряды идейных борцов стали вкрадываться... преступные элементы, для которых... революционная борьба сделалась громоотводом на пути к издевательствам, насилию и личной наживе...

...Драма ...повстанческого движения омрачена безумной, дикой вакханалией антисемитизма, зверского издевательства над еврейской беднотой, влачащей жалкое, рабское, нечеловеческое существование.

Ваш революционный долг - закричать громко, во всеуслышание, против еврейских погромов, против вырезывания мирных еврейских жителей.

Все лица, сеющие национальную травлю, точно так же, как и те бандиты, которые вырезывают мирных еврейских обывателей, являются явными врагами трудящихся и революции. Они должны быть сметены с лица земли самым беспощадным образом...

Н.Махно, Б.Веретельников"101

В.Белаш вспоминает:

“Гуляй-Поле передавало, что в еврейской колонии Горькой неизвестной бандой учинен погром. Тут же на летучем заседании было решено выделить комиссию для расследования...

Махно их напутствовал: "Выезжайте..., и самым жестоким образом, показательно накажите виновных, а мы заедем в Бердянск, проконтролируем формирование новых полков".

...15 мая, когда мы остановились на станции Пологи, к нам вошли Долженко и Могила102,члены комиссии, ездившей на расследование погрома... Мы слушали доклад: Могила говорил то, о чем позднее писалось в газете "Путь к Свободе" от 24 мая 1919 г. под заглавием "Где же конец насилию?"

"...Мы были на месте погрома и вот, что выяснили. В ночь с 11 на 12 мая по дороге из Успеновки вооруженный отряд в 22 человека подъехал к еврейской колонии Горькой, население которой состоит исключительно из беднейших евреев. Отряд цепью окружил колонию и начал дикую вооруженную расправу... Одна часть отряда схватила... жителей, попавших под руку на улице и потащила в Совет, где начали всех раздевать, бить, а после рубить и расстреливать. Другая часть отряда рассыпалась по домам, насиловала невинных девушек, а после расстреливала всех, кто только попадется. Разгул диких, полусумасшедших людей, потерявших совесть, продолжался около трех часов.

Еще за две-три версты до колонии мы услышали крик, вопли и плач детей, матерей и стариков... От таких жутких воплей... обдавало дрожью, волосы на голове шевелились. При въезде в колонию дети, старики и старухи... хватали нас за ноги и кричали: "Спасите же, наконец, или заберите всех и расстреляйте сразу..."

Перед нами открылась кровавая картина: в центре колонии вокруг Совета лежали 24 окровавленных, изуродованных трупа, остальные валялись по улицам, огородам и домам. Над каждым убитым склонились их родственники.

Двадцать два успеновских бандита нами арестованы и во всем сознались..."

Могила закончил доклад. Собравшиеся вынесли двадцати двум бандитам смертный приговор, свое решение направили в штаб дивизии.

На махновской территории это был 2-й погром, учиненный необузданной сворой бандитов. Они подняли головы, как только вспыхнула григорьевщина. Со всех сторон тыловой отрядовщины веяло антисемитизмом... надо было принимать самые суровые репрессивные меры.

Развитие антисемитизма объясняется исторически сложившимися отношениями населения с евреями и весьма большим процентом наличия их в партийном и государственном аппарате, активно проводящем земельную, продовольственную и однопартийную политику, которая не поддерживалась большинством населения на Украине...

...Могила не мог забыть виденного и продолжал возмущаться, доходя до того, что обругивал систему махновии, при которой безнаказанно процветал бандитизм".103

В исследовании Гусева-Оренбургского описаны еврейские погромы на Украине в 1919 году. Отмечается, что в революционные эпохи 1881 и 1905 годов погромы были кратковременны и налетали как мгновенный шквал. Автор подчеркивает, что в эпоху гражданской войны погромы - "это сплошное, непрерывное бедствие". По евреям, распластанным на украинской наковальне, бил не один молот, не два, а "все молоты, которые только работали на этой дикой и злой почве. Они бьют без устали, днем и ночью, зимой и летом".

Гусев-Оренбургский констатирует, что в 1919 году были известны 402 населенных пункта, подвергшихся погромам. Их них в Киевской губернии - 231 город, село, местечко, в Подолии - 62, на Волыни - 56, в Херсонской губернии - 25, в Полтавской -16, на Черниговщине - 9 и на Екатеринославщине -3. Общее число погибших - не меньше 100 тысяч человек.104

"Нынешняя эпидемия погромов отличается... особой, из ряда вон выходящей свирепостью и безграничной утонченностью мучительства", пишет автор. Погромы одновременно проводили белогвардейцы (Главковерх Добровольческой армии А.Деникин сам антисемитом не был, но для предотвращения насилий не делал ничего решительно), петлюровцы (гайдамаки не только проводили погромные эксцессы, но и побуждали к ним крестьян, организуя кулацкие восстания против большевиков - на Подолии, Волыни, Киевщине, Черниговщине и других губерниях)105, а также самые различные повстанческие движения, в первую очередь - григорьевцы. В 1919-1921 годах были зафиксированы и погромы, проводимые красными: в Россаве (февраль 1919), в Умани (май 1919), в Любаре (май 1920). "Погромы устроили Богунский и Таращанский полки Первой Конной армии (Буденного - прим. авт.). Особенно жестокие погромы Первая Конная армия устраивала при отступлении из Польши в конце августа 1920 года"106. Особо прославилась 6-я дивизия И.Апанасенко.

Были всего две организованные силы в кровавой неразберихе гражданской войны, действительно боровшиеся с погромами и антисемитизмом: красные и махновцы. Борьба эта велась самыми радикальными средствами - от яростных филиппик в прессе и листовках - и до расстрелов на месте преступления.

Знаменитый указ советской власти об объявлении антисемитизма вне закона уравновешивался обилием подобных указов, приказов и воззваний, подписанных Махно, реввоенсоветом и культпросветом его армии, а также соответствующими документами анархистских организаций, в первую очередь - секретариатом анархо-синдикалистской конфедерации "Набат", идеологического прикрытия махновщины.

Замечательно, что если в авторах подобных воззваний можно заподозрить евреев, занимавших видное место в интеллектуальных кругах махновского движения, то при этом нужно отметить огромную роль десятков полевых командиров Повстанческой армии, членов штаба, - простых украинцев и русских, крестьян и рабочих, активно проводивших решения реввоенсовета в жизнь. Это именно они, руководствуясь интернационалистической идеологией своего вождя, воспитали в себе и в своих подчиненных резкую нетерпимость к юдофобству. Расстрелы антисемитов проводились именно ими.

Махно полагал, что оспорить антисемитизм можно только оружием, опровергнуть - кровью.

Обширнейшую информацию о еврейских погромах на Украине содержит книга А.Чериковера "Антисемитизм и погромы на Украине (1917-1918 гг.)", подробно перечисляющая всех всех участников погромного движения - от немецких оккупационных властей до войск гетмана Скоропадского и Центральной Рады. Сотни документальных свидетельств, иллюстративный материал, фотокопии указов и приказов властей, прямо и косвенно призывающих к эксцессам против мирного населения. Все погромщики видели в евреях коммунистов, во всех коммунистах - подозревали евреев. Основной мотив погромов на Украине - "это вам за революцию, это вам за Троцкого". Личная ненависть Троцкого к Махно, а с другой стороны - ярко выраженная неприязнь самого Махно к "железному комиссару", тем не менее, никоим образом не сказывались на отношении махновской армии к еврейскому населению.107

Ленин и его партия не терпели никаких политических соперников - даже левых эсеров распылили и отправили в небытие, еще в начале 1918 года разгромили в Москве центр буйных анархистов. С этого, собственно и начинается история разгрома анархистского движения в советской России. Мы коснулись этой темы в предыдущих главах. Особо интересующихся историей этого разгрома адресуем к книге Мельгунова "Красный террор в России".108

Весной 1919 года Махно и его сторонники оказались у власти во главе громадного густонаселенного пространства Восточной Украины - от Днепровских порогов до Донбасса. С Запада хлынул поток бывших эмигрантов-анархистов, в основном евреев, до которых дошла весть о первом удачном практическом опыте построения безвластного общества в степях Украины. Эмма Голдман, Алекс Беркман, Иосиф Гутман поверили в реальную возможность устройства "свободной либертарной республики", где не будет ни экономической эксплуатации, ни национального шовинизма, - и ринулись в Гуляй-Поле. Голдман, с трудом изъяснявшаяся на русском языке, знаменитая пропагандистка, литератор, общественный деятель, - вынуждена была прибегать во время разговора с Махно и его культпросветом к помощи переводчиков-евреев. Наверное, дико смотрелись американские анархисты в обществе бородатых свирепых мужиков-пехотинцев и кавалеристов Махно... Но, нужно признать, встретили они в реввоенсовете и культпросвете Повстанческой армии полное понимание. В американских, немецких, французских анархистских газетах статьи и заметки о революционных повстанцах Украины стали появляться регулярно - каждый месяц, а то и каждую неделю.

В начале мая 1919 года Украину, а вместе с тем и южный фланг советских войск потряс мятеж красного командира Николая Григорьева. Все исследователи гражданской войны рисуют его портрет примерно одинаково: честолюбец, авантюрист с некоторой претензией на интеллектуальность (завзятый театрал - любитель, конечно), человек, жаждавший власти, обожавший помпезность... При этом - бесстрашный командир, знавший психологию толпы и умевший ей понравиться, - популист. Обладал неплохими задатками военачальника среднего, так сказать, звена: в свое время, в царской армии, был штабс-капитаном. К этому портрету можно добавить еще одну характеристику: Григорьев был патологическим антисемитом. Служил украинской Центральной Раде, затем гетману Скоропадскому, затем перешел к Петлюре. В феврале 1919 года Григорьев со своими небольшими тогда частями перешел к красным.

По ходатайству Антонова-Овсеенко бывший петлюровец получил звание комбрига, через два месяца стал начальником 6-й украинской дивизии. Бесшабашный краском атакует (и весьма успешно) Николаев, затем - Херсон и Одессу. Все три города взяты им сходу, французские и иные интервенты бегут. Грабежи и насилие в этих городах превосходят всяческое воображение. Победы вскружили Григорьеву голову: 7 мая новоиспеченный красный командир открещивается от большевиков и объявляет себя "Атаманом Херсонщины и Таврии". К тому моменту в его войсках насчитывалось до 20 тысяч человек бывших петлюровцев, всяких "зеленых" партизан, отбившихся от основных частей красноармейцев, дезертиров, крестьян и прочего разномастного люда, - в основном любителей хорошо пограбить безоружных гражданских, выпить и закусить за чужой счет.

Григорьев поставил на украинский национализм, ненависть к "кацапам", жидам, Советской власти и капитализму. Все вместе это организовало чудовищный винегрет, проглотить который, не давясь, было тяжело. Махновцы, например, крайне нуждавшиеся в военной поддержке, проглотить его не смогли.

"Уже в начале григорьевского мятежа политическая обстановка стала очевидной: Григорьев был крайне заинтересован в поддержке махновцев", пишет Семанов109. Махновцы же поддержки оказывать не желали, но в начале выжидали хода событий. К Махно пробирались посланцы Григорьева, он слал в Гуляй-Поле депешу за депешей, одна из них дошла до наших дней. Она весьма выразительна: "Батько! Чего ты смотришь на коммунистов? Бей их! Атаман Григорьев". Махно не реагировал. Его культпросвет прожужжал ему уши, что с этим атаманом говорить не о чем, и вообще пора с ним кончать (то же самое утверждал в Москве Троцкий, пообещавший за голову мятежного атамана немалую сумму).

Григорьевский мятеж сильно ослабил красных на Украине. Махно тогда был связан с большевиками очередным соглашением, его армия пятилась под натиском добровольческих войск Деникина. За стойкость в сопротивлении белым Махно, числившийся комбригом, был удостоен ордена Красного Знамени. Такова легенда, до сих пор не опровергнутая.

Семанов пишет: "В свое время я спросил о том Галину Андреевну (Г.А. Кузьменко, вдова Махно - прим, авт.), она ответила кратко, но безоговорочно:

- Нестор был действительно награжден орденом Красного Знамени, когда это случилось, я не помню, но орден помню очень хорошо, он был на длинном винте, его полагалось носить, проколов верхнюю одежду, но Нестор не надевал его никогда. Хранился он у меня, а во время бегства побросали все вещи, видимо, среди них и орден".110

В июле 1919 года между Кременчугом и Елизаветградом махновцы встретились с григорьевцами.

Не сохранилось ни одной фотографии Григорьева, но Галина Кузменко видела его и составила краткую портретную зарисовку:

"Григорьев был низкорослый (не выше Махно), коренастый, плотный, весь в ремнях, увешан оружием. В селах, где стояли григорьевцы, убивали евреев. Это очень не нравилось нам, и Нестору в частности".111

Убивали - это неподходящее слово. Резали, душили, насиловали, жгли живьем, распарывали животы, сажали на кол. Существуют сотни свидетельств очевидцев, зафиксированных в многочисленных исследованиях по истории гражданской войны в России. Но нас интересует один аспект григорьевщины, а именно взаимоотношения с махновцами.

Безымянный автор публикации о махновщине в парижском журнале "Мулета" за 1986 год описывает эти взаимоотношения предельно лаконично:

“"Кропоткинский полк" Махно в 250 сабель, отборная гвардия, проскочила Кичкасский мост у Александровска, и вошла в район, где безумствовал атаман Григорьев, ранее успешно боровшийся с Антантой в Одесском районе, а теперь объявленный предателем. 21.07.1919 года Махно вошел в штаб-квартиру Григорьева... и всадил пулю ему в лоб. Тут же телеграфировал Ленину в Москву: "Тут лично Махно... Мною убит предатель, погромщик, провокатор Григорьев..." Штаб бравого атамана был перебит на месте. Троцкий обещал за голову атамана 500 тысяч червонцев - Махно сделал это бесплатно”.

В общих чертах так оно и было. Нас интересует мнение махновских анархистов по поводу антисемитизма Григорьева, его штаба и рядовых бойцов.

"Мы... собрались в штабе дивизии послушать доклад. Рассказывал член комиссии А. Чубенко112:

- Мы отправились... чтобы на месте убедиться в... политической физиономии (Григорьева - прим, авт.). Мы отправились смотреть жертвы... 75% из числа убитых были евреи...

Лицо погромщика начало принимать все более определенный облик... В Мироновке, возле ст. Верховцево, нашли 59 изуродованных трупов евреев и одного русского рабочего. В некоторых окрестных деревнях крестьяне открыто заявляли, что они григорьевцы. Пленные григорьевцы говорили, что им приказано идти бить, жидов и что они за советскую власть.

...В общем мы выяснили, что григорьевщина - это петлюровщина, - закончил Чубенко.

...Собрание решило объявить Григорьеву войну"113.

Григорьевский штаб выпустил документ, призванный идеологически обосновать действия "атамана Херсонщины и Таврии". Это воззвание, размноженное в тысячах экземпляров, получило название "Универсала Григорьева". В Универсале довольно прозрачно намекалось, кто именно является врагом трудового люда. Коллегия махновской армии, в работе которой принимали участие сам Махно и Петр Аршинов-Марин, немедленно составили воззвание против Универсала, опубликованное в махновской газете "Путь к Свободе".

В воззвании, озаглавленном "Кто такой Григорьев?", сказано следующее:

"...Что говорит нам атаман Григорьев? С первых слов своего Универсала он говорит, что Украиной управляют люди, распявшие Христа, и люди, пришедшие из московской "обжорки".

Братья! Разве вы не слышите в этих словах мрачного призыва к еврейским погромам?... Григорьев говорит, что он борется против комиссаров, за подлинную власть Советов. А в том же самом Универсале он говорит: "Я - атаман Григорьев... Вот мой приказ - избирайте своих комиссаров". И далее, заявляя, что он против пролития крови, ...объявляет мобилизацию и рассылает гонцов на Харьков, на Киев и пишет: "Приказ мой прошу исполнить. Все остальное сделаю сам". Что это? Подлинная власть народа?

...Но партия большевиков своей... диктатурой создала в... массах озлобление, протест и враждебное настроение к существующему порядку. Этим воспользовался Григорьев в своей авантюре... а завтра воспользуется какой-нибудь другой авантюрист. Мы еще и еще раз напоминаем трудовому народу, что избавления от окружающего его гнета, насилия и нищеты, народ может достигнуть только своими... усилиями. Никакая смена властей не поможет ему в этом.

...Долой провокаторов!
Долой национальную травлю!

Подписали: Коллегия штаба дивизии войск имени Батько Махно...
Члены исполнительного Комитета Совета крестьянских, рабочих...
депутатов г. Александровска".114

Интересно осветить встречу махновских и григорьевских командиров, на которой штаб Повстанческой армии пытался решить, возможно ли совместное наступление против белых.

“25 июня (1919 года - прим. авт.) мы слушали Григорьева...

"Господа, - говорил Григорьев, - я как взял Одессу, откуда и ревком жидовский появился. Пришли в мой штаб... стали требовать... чтобы хлопцы перестали жидов колошматить. А, сами знаете, люди в походе изорвались, изголодались... а в городе жидов-спекулянтов много, так я и сказал, чтобы их подчистить маленечко: за что воюем? Я взял город, стало быть, мой он, а тут... ревком из подполья вылез и стал мне на пути... Когда наступал, так со мной ни одного ревкомовца не было, а теперь... задумали хозяйничать, некрещеные!

...Арестовал: все жиды, а один дурак русский. Посмотрел на них - парикмахеры, сапожники, портные - грязные такие, ну и того, к ногтю их своей рукою. Подошел к русскому и думаю, своя кровь, православная и, глядь, а у него, проклятого, и креста нет на шее, - я и его шлепнул..." -Григорьев широко улыбнулся и громко захохотал.

- А у вас тут жидов нет? - спросил Григорьев. Ему кто-то ответил, что есть. Григорьев расправил плечи, выпрямился и выпалил: "Так будем бить!"

Мы переглядывались и шептались: "Вот так атаман, недаром говорили!"

Перед нами душа еврейского громилы была нараспашку.

...Махно спросил Григорьева: "Против кого мы будем воевать?" и предложил бить Петлюру.

- Коммунистов будем бить, - ответил Григорьев.
- Деникина будем бить, - сказал Махно. Но Григорьев не согласился, мотивируя тем, что: коммунистов и петлюровцев мы уже видели... а деникинцев еще не видели - коль они бьют жидов-комиссаров, это очень хорошо... Деникин и Петлюра малосильные и, если нам с ними драться, то жиды нас победят. А, если мы будем в союзе, хотя с Деникиным, тогда мы победим.

Его политическая физиономия, таким образом, выяснилась...

Мы начали агитировать его на свою сторону... и против красных, и против белых, и против Петлюры. Это стоило больших трудов, и лишь на третьи сутки он согласился...

Спустя несколько дней... мы поставили перед Григорьевым вопрос о еврейском населении, которое продолжали терроризировать григорьевцы. Мы категорическим образом настаивали на совершенном запрещении поджогов и убийств еврейских семейств. Но Григорьев долго не соглашался и, благодаря тому, что нас было большинство... то он согласился.

...Нас затягивало в прочные сети, сплетенные белыми офицерами... Мы стремились использовать григорьевщину, как антибольшевистское и антиденикинское движение, еще не утратившее влияние на селе... С того времени мы почувствовали, что почва под ногами ускользает. К тому же была раскрыта связь Григорьева со ставкой Деникина, это ускорило развязку"115”.

После расстрела Григорьева Махно поспешил передать о происшедшем по телеграфу. Телеграмма была перехвачена станцией Бобринской, и 28 июля 1919 года за №3392 была передана в Киев. Текст телеграммы несколько отличается от того текста, что был процитирован французским журналистом "Мулета" (см. выше). Кроме того, сомнительно, чтобы Махно телеграфировал в Москву Ленину - судя по тексту, хранящемуся в ЦГАОО Украины (ф.5, оп.1, д.264, л.6), Махно в своей телеграмме нападал, помимо всего прочего, и на большевиков, а навряд ли такую телеграмму он послал бы "кремлевскому мечтателю".

"Считаю убийство атамана Григорьева 27 июля 1919 года в селе Сентово Александрийского уезда Херсонской губ. идейными... повстанцами батьки Махно необходимым и нужным фактом истории, ибо политика, действия и намерения его были контрреволюционные. Что доказывают еврейские погромы... Имеем надежду, что после этого не будет кому санкционировать еврейские погромы... А честно повставать трудовому народу против... как Деникина... так и против большевиков-коммунистов, насильно вводящих Диктатуру... Долой еврейские погромы! Да здравствует народное повстанчество Украины!

...Подлинный подписали: председатель Батько Махно.
Секретарь Шевченко, с подлинным верно - нач. штаба Шиняйлов".

Так махновцы покончили с одним из самых свирепых и беспощадных антисемитов, действовавших на полях сражений гражданской войны.

Об интернационализме и недопустимости антисемитизма много писалось в махновской прессе - до полного разгрома Революционной повстанческой армии большевиками.

Газета "Вольный повстанец", выпускавшаяся махновским культпросветом, от 11.08.1920 года:

"По прибытии первых частей в Шишаки не известно до сих пор штабу, коих частей повстанцами был изрублен местный учитель-еврей, который совершенно вне всякой политики (и совершенно невинный человек). Ввиду этого совет армии и штаб группы не намерен дальше допускать самочинных расстрелов кого бы то ни было и загрязнения нашего движения. Приказываю командирам частей и начальникам команд объяснить повстанцам, что для нас не есть враг нашего революционного движения мирный житель, но, наоборот, будь то русский, еврей, армянин и т.д., стоящий у власти, это и есть наш враг.

Б[атько - прим. авт.].Махно".

Махновское движение, опиравшееся на массовую поддержку украинского крестьянства, настолько беспокоило большевиков, что те шли не только на прямое нарушение договоров с повстанцами (а в периоды действия договоров подставляли махновцев на самые тяжелые участки фронта), но и впрямую пытались обезглавить движение.

ЧК выловила некую Эльзу Грутман, заявившую, что она работала в махновском кульпросвете. Красавица выдала все, что знала, была перевербована и получила задание - вернуться в район действия повстанцев, найти и убить Махно. Однако под Мелитополем она была схвачена контрразведкой махновцев - Левой Задовым, Мишей Левчиком, Абой Гординым (все действующие лица драмы - что разведчики, что арестованная - евреи!). Ее выпустили, но проследили путь следования и взяли вновь в Павлограде, вскрыв гнездо агентов ВЧК, готовивших убийство вождя движения.

Красные зажимают махновцев в тиски все сильнее и сильнее. На исходе 1920 года карательные отряды ВЧК свирепствуют как никогда. Петлюровцы и белые разбиты усилиями махновских частей в союзе с большевиками, последний белый генерал - "черный барон" Врангель - с остатками войск отплывает в Турцию... И Ленин, наконец, решает окончательно, что пришло время избавляться от бывшего союзника. Выходит приказ об уничтожении на месте всех арестованных анархистов и махновцев, взятых с оружием в руках.

Вырезаются целые деревни, где мужчины, как выясняется красными, сражаются в махновских отрядах. Убивают женщин и детей - желающие проверить эти факты могут найти их в изобилии в многократно цитированной нами книге воспоминаний Виктора Белаша, последнего начштаба у Махно (простой рабочий, а по свидетельству П.Аршинова-Марина - "великолепный военный стратег"). В "Махноград" (Гуляй-Поле) вошли латышская дивизия и ЧОНовцы, подчиненные непосредственно Феликсу Дзержинскому, бывшему сокамернику Махно по Бутырской тюрьме. Типография конфедерации анархо-синдикалистов "Набат" (Харьков) была разгромлена, рабочие - расстреляны. Последние "вольные коммуны", организовывавшиеся Гринбаумом и Рувимом Баскиным, закрыты. Родственники Махно, не добитые деникинцами, расстреляны большевиками - вместе с женщинами и детьми. Престарелый анархист Петр Лепетченко, участник налетов с 1907 года, задушен в постели. Комендант Гуляй-Поля Гаркуша - посажен на штакетник, где и скончался. Трофим Вдовиченко, командир Азовской группы Повстанческой армии (воевавший в 1-ю мировую войну, полный георгиевский кавалер) - захвачен красными в плен раненый, после пыток и отказа сотрудничать расстрелян...

Александр Белаш, посвятивший свою жизнь поискам документов, связанных с его отцом, расстрелянным НКВД в 1938 году, приводит такое свидетельство: незадолго до полного подавления повстанческого движения красные заняли село Новоспасовку (18 верст севернее Бердянска). Взяли заложников, в основном подростков 14-16 лет. Потребовали выдачи махновцев. В итоге всех заложников расстреляли.

Ставшая впоследствии баптисткой, жена повстанца Фоменко так рассказала эту историю: "Зимой под Рождество... Новоспасовку заняли красные... стали ходить по хатам в поисках оружия и повстанцев. Зайдя в хату к нам, они потребовали указать место, где скрывается Мартын. Отец объяснил им, что о Мартыне они давно уже ничего не слышали и не знают, жив ли он. Отца и мать стали избивать... Но они ничего сказать не могли, так как действительно ничего не знали. Тогда старший приказал: "расстрелять обоих!" Их вытолкали из хаты и у порога убили. ...Стали требовать признания и от меня... Оцепенела от ужаса. В конце концов командир закричал: "расстрелять и этих"... Я была полураздетая и держала на руках грудную дочь. Ко мне подошел какой-то невзрачный командир с монголоидным лицом, вынул наган, наставил на меня и проговорил: "На них еще два патрона тратить?" - И выстрелил...

Очнулась от холода, в луже застывшей крови. Окоченевшая девочка лежала рядом. Ночь... была морозная и лунная, тишина звенела... Доползла к соседям...

Моя девочка была убита. Пуля прошила ее насквозь и остановилась у меня под сердцем. Так вот и живу с пулей в груди, одна, сиротой. Когда меня уже Бог заберет к ним?!"116

В сноске к этому рассказу очевидца Белаш коротко добавляет: "В селе Новоспасовка об этом помнят по сей день".

Из 28 известных повстанческих командиров махновской армии, указанных в берлинском издании книги Аршинова, Семанов рассматривает судьбы 12, самых боевых. Все они погибли на поле боя с красными, петлюровцами и белыми, или были расстреляны и казнены другим образом вскоре после взятия в плен. Все они - до единого - крестьяне (бедняки, несколько середняков), батраки, рабочие украинских заводов. Все люди малообразованные, верившие Махно и его интеллигентам из культпросвета, все готовы были к смерти в борьбе за идеалы интернационализма. Что и произошло. "Выражаясь военно-историческим языком, - пишет Семанов, - потери среди них составляли сто процентов. Чудовищная величина". В живых из полевых командиров остался Виктор Белаш. Его убили позже - в начале 1938-го, когда погибали миллионы и менее причастных к борьбе против советской власти...

Летом 1921 года, преследуемые по пятам, остатки Повстанческой армии отходят к румынской границе. Ведя с собой не более сотни отборных гвардейцев (десятки тысяч сгинули в боях, убиты карателями, вернулись по домам в родные деревни), - Махно, израненный и истекающий кровью (на теле его были отметины десятков ран, плюс временами донимал периодически проявлявшийся туберкулез, начавшийся еще на царской каторге), получает новое пулевое ранение - в затылок. Лева Задов вынес его из боя на руках. Преследуемый по пятам красной кавалерией, с несколькими десятками человек, вместе с женой, сопровождавшей его повсюду, 28 августа 1921 года Махно переходит румынскую границу - вплавь через Днестр, с несколькими спасенными лошадьми. С ним было не более шестидесяти-семидесяти человек, его верная гвардия, бывшие крестьяне и рабочие, многократно проверенные в боях. Почти весь культпросвет бывшей Повстанческой армии куда-то потерялся в последние месяцы преследований и кровавых боев: кто-то отстал в дороге, кого-то пристрелили "комиссары в пыльных шлемах", кое-кто погиб действительно смертью храбрых. Некоторые еврейские интеллигенты, агитаторы и журналисты махновских газет, не очень приученные к походной жизни, просто пропали без вести (как, например, Иосиф Гутман). Предводительница и пророчица американских анархистов Эмма Голдман, пребывавшая в свое время в ставке Махно, выбралась за границу окольными путями - вместе с еще несколькими евреями, по два-три года находившимися у повстанцев в качестве иностранных представителей еврейского пролетариата...

Анархистская идея построения безвластного общества на Украине потерпела поражение. Махновщина кончилась. В России утвердилась эпоха большевистского террора.

87. Семанов С. Под черным знаменем, стр. 20.

88. Предисловие Волина (В.М.Эйхенбаум) к книге Петра Аршинова "История махновского движения", стр. 11.

89. Там же, стр. 19.

90. Белаш В. Дороги Нестора Махно, стр. 239.

91. Там же, стр. 442.

92. Аршинов П. История махновского движения, стр. 201-202. Биограф Махно приводит имена, цифры и даты, его обвинения отнюдь не голословны. Аршинов называет и такие факты как расстрел ЧК американских анархистов, вернувшихся из заокеанской эмиграции на родину помогать Махно, и ничем абсолютно себя не запятнавших, виновных исключительно в том, что они работали в культпросвете махновской армии, выпускали газету. Аршинов приводит имя Богуша, арестованного в Харькове чекистами и расстрелянного в марте 1921 года. Другие известные имена - В.Эйхенбаум, чудом вырвавшийся за рубеж после ареста, Иосиф Гутман. Вообще, в культпросвете повстанцев работала масса анархистов - евреев, вернувшихся из эмиграции после февраля 1917 года. Можно прямо утверждать, что именно они дали махновщине интеллектуальные кадры.

93. Там же, стр. 202.

94. Белаш и др. источники называют его Гутманом. Биографии Гутмана, Зеньковского и других известных евреев-махновцев см. в последней главе этого исследования. Кстати, фамилия Зеньковского тоже читается в разных источниках по-разному.

95. С Дона прорвалась конница Шкуро. Разорвав цепи махновской пехоты, она ворвалась в Гуляй-Поле, учинила резню. Погиб Абрам Шнайдер. Полк еврейской самообороны, под руководством Бориса Веретельникова, отбивавшийся от белых, был вырезан полностью. Было изнасиловано ок. 800 гуляйпольских евреек - от девочек до старух. Им вспарывали животы, расстреливали, вешали. Именно после этого Махно сконцентрировал у Большого Токмака еврейские полки, вместе с греческими отрядами, нанесшими яростный удар отчаявшихся мстителей по Добрармии Деникина.

96. Белаш В. Дороги Нестора Махно, стр. 178, со ссылкой на журнал "Пролетарская революция", №6 (41), 1925.

97. Аршинов П. Там же, стр. 208-209.

98. Там же, стр. 208-211.

99. Там же, стр. 211-213.

100. Белаш В. Дороги Нестора Махно, стр. 85-86.

101. Антонов-Овсеено В.А. Указ, соч., т.4, стр. 105. Внимательное чтение полного текста этого воззвания наталкивает на мысль, что оно - то самое воззвание, процитированное Аршиновым, но несколько видоизмененное (см. стр.49).

102. Петр Могила - батрак из с. Сурско-Литовского Екатеринославского уезда. Экспедитор газет "Набат" и "Путь к свободе".

103. Белаш В., Дороги Нестора Махно, стр. 188, 189.

104. Гусев-Оренбургский С. Книга о еврейских погромах на Украине в 1919 г. Петроград 1924, стр.13-15.

105. Любопытно, что, судя по многим свидетельствам, и Симон Петлюра лично не был антисемитом. Дикая разнузданность погромов проходила как бы мимо его сознания. Интересно привести свидетельство Г.А Кузменко, вдовы Махно: "Махно… говорил, что сам Петлюра, безусловно не был погромщиком, а если его отряды этим и занимались, то сам Петлюра это вряд ли бы одобрил". - см. Семанов С. Под черным знаменем, стр.67. Мнение Нестора, злейшего врага петлюровцев, можно принять в расчет! Но и без того известно, что Петлюра в молодости был членом Украинской социал-демократической партии, скрывался от преследований царской полиции. В 1907 г. он даже написал предисловие к изданной в Киеве пьесе Е.Чирикова "Евреи", где весьма сочувственно отозвался о национальных чаяниях еврейского народа. Естественно, все это зачеркивается его полным бездействием при обширной информации о погромах, стекавшейся к нему со всех сторон. Известна его знаменитая фраза, брошенная еврейской делегации, жаловавшейся на громил-гайдамаков: "Не ссорьте меня с моей армией!"

106. Краткая евр. энциклопедия, т. 6, стр. 574. Иерусалим, 1992.

107. Чериковер А. Антисемитизм ун погромен ин Украинец (1917-1918). Цу дер гешихте фун украин-идише бациунген. Мит а акдама фун Ш. Дубнов. - ойсгабе фунем "Мизрех-идишин историшин архив", Берлин, 1923, стр.332, (на идиш)

108. Мельгунов С.П. Красный террор в России. Нью-Йорк, 1979.

109. Семанов С. Под черным знаменем стр.33.

110. Там же, стр.36.

111. Там же, стр.37.

112. Чубенко А.В. - родился в 1889 г. в с. Григорьевке Александровского уезда, в семье бедняка. Работал кузнецом, машинистом на железной дороге. С 1905 года анархо-коммунист. Член гуляйпольской группы анархистов, с 1917 г. - в махновщине. Командир отряда, дипломат движения, участник различных комиссий - член реввоенсовета повстанческой армии - адъютант Махно - начальник армейской подрывной команды саперов. Арестован большевиками, с января по сентябрь 1920 г. - заключенный Бутырской тюрьмы. В 1921 - в подполье, затем выходит из него, порывает с анархизмом, официально заявляет о переходе на сторону Советской власти. В 1930 г. был жив, беспартийный. Дальнейшая судьба неизвестна.

113. Белаш В. Дороги Нестора Махно, стр.197, 198.

114. "Путь к свободе". Орган революционных повстанцев и гуляйпольского союза анархистов. 4 июня, 1919 г.

115. Белаш В. Дороги Нестора Махно, стр.293-297.

116. Там же, стр.550.