Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас


Рассылка:


Избранная
или
Стартовая

Сhapaev.ru

ПРОТИВ ВЛАСТИ И КАПИТАЛА!

Гуляйпольский городской портал | www.gulaypole.info

Воронежский Анархист



Яндекс цитирования

Размещено в DMOZ

Rambler's Top100






Реклама: Заказать фруктовую корзину каталог фруктовые корзины. ; Шайба стопорная зубчатая DIN 6797 Шайба DIN 6797 А оц. ООО РЕЗОН.


В составе Красной армии в январе-апреле 1919 г.

Активное участие махновских формирований в установлении большевистской власти на Екатеринославщине и в антиукраинской войне на стороне России давало основания Совету Обороны РСФСР. Главкому Красной Армии для использования Махно и в борьбе с белогвардейскими частями, сформированными на Украине при содействии гетмана Скоропадского.

29 ноября 1918 г. гетманский Совет министров постановил выдать из государственной казны представителю Добровольческой армии 10 млн. рублей и "просить приглашения частей Добрармии для борьбы с внутренними большевиками, преимущественно в Екатеринославской и Харьковской губерниях"85. С декабря в связи с оглашением гетманского манифеста о федерации Украины с Россией белогвардейские добровольческие формирования стали быстро создаваться Киеве, Одессе, Харькове, Екатеринославе и других крупных городах86. В состав гетманской армии входило 139 российских пехотных и 16 конных уездных комендантских сотен выполняющих полицейские функции на Украине87. После отречения гетмана от власти (14 декабря 1918 г.) они пополнились российскими солдатами и офицерами бывшей гетманской армии, установили связи со штабом генерала Деникина в Краснодаре. Одним из таких "украинских" соединений был 8-й Екатеринославский корпус. 16 декабря его командование отказалось подчиниться Директории и личный состав корпуса направился в Николаев на соединение с формируемыми здесь добровольческими частями88.

В эти дни Деникин выдвинул в Крым отряд генерала Боде, (потом Боровского) в 1500-2500 чел. при 5-10 орудиях, который прикрыл базы Черноморского флота от петлюровцев н махновцев и стал кадром для формирования Крымского корпуса (в последствии 3-й отдельный корпус генералов Шиллинга, тем Слащева). 20 декабря 1918 г. Деникин начал переброску из Ставрополя в район Юзово дивизий генерала Май-Маевского численностью 2500-3500 чел. при 13 орудиях, броневиках, бронепоездах и авиационных средствах с целью прикрытия Донбасса и ростовского направления от махновско-большевистских отрядов и частей украинской Директории, обеспечения левого фланга Донской армии генерала Краснова. "Май-Маевский попал в чрезвычайно сложную военную и политическую обстановку, - писал Деникин, - в районе, где передвигались повстанческие отряды Махно, Зубкова, Иванько и других, петлюровские атаманы, советские войска группы Кожевникова наконец, застрявшие немецкие эшелоны"89. Но с прибытием на Украину регулярных частей Май-Маевского и концентрацией белых войск в Крыму разрозненные добровольческие части стали группироваться вокруг них для совместных боевых действий.

Крымская и Донецкая группировки войск Деникина находились в непосредственной близости от "махновского района" и представляли серьезную угрозу для его формирований и отрядов большевиков. 20 декабря Антонов-Овсеенко докладывал Главкому Вацетису: "Добровольцы усиливаются Крыму, держат Мелитополь, Бердянск, Мариуполь, пытаются организоваться в Харькове. Они действуют в связи и согласованно с Красновым и Деникиным. Их численность на территории Украины не поддается учету, ибо они действуют ныне небольшими партиями, повсеместно рассеянными"90. В конце декабря 1918 - начале января 1919 гг. белые войска в Крыму и Донбассе не имели достаточных сил для активных боевых действий. Осуществлению стратегического плана Деникина (поход на Москву) мешали разногласия среди генералитета. Он вспоминал: "Кубанские самостийники подымали сильную агитацию против вторжения на территорию Украины, донской атаман настойчиво добивался наступления отряда на Харьков 21 декабря (3 января) и занятия северных границ Украины; а Май-Маевский в течение двух месяцев со своими 2 1/2, потом 4 тыс. штыков с огромным напряжением и упорством едва отбивался от Махно, петлюровцев и двух дивизий большевиков"91.

Таким образом, к началу 1919 г. стратегическая инициатива на южном театре боевых действий находилась в руках коммунистического правительства России, решительно осуществлявшего свой план борьбы с "международной интервенцией" и "внутренней контрреволюцией". В это время его главным противником были украинская Директория и белая Донская армия. В тылу последней действовала Добровольческая армия, стремившаяся осуществить выход в район Донбасса и к Каспию.

Ликвидацию Донской армии советское Главное командование решило осуществить совместными действиями Украинского, Южного и Каспийско-Кавказского фронтов. Удары планировалось нанести с востока, со стороны Царицына на Батайск, силами 10-й армии, с севера, от Воронежа на Ростов-Новочеркасск, силами 8-й и 9-й армий и с северо-запада, от Курска на Миллерово-Луганск группой войск Донецкого направления под командованием И. Кожевникова. С запада правый фланг Южного фронта должна была обеспечить группа войск Харьковского направления Украинского фронта. Этому фронту также ставилась задача в первой половине января завершить организацию повстанческих сил на Левобережье и выйти к Днепру на киевском и харьковском направлениях92. Донецкое направление с самого начала наступления Красной армии России не было обеспечено достаточными силами. Войска правого крыла южного фронта были очень растянуты93, а части Украинского фронта находились в стадии формирования, не могли вести боевые действия в юго-западном направлении против армии УНР и в юго-восточном против Донской и Добровольческих армий. Единственной силой, которая обеспечивала стык Украинского и Южного фронтов, были формирования Махно.

3-4 января 1919 г. на ст. Пологи состоялся сбор сорока делегатов от отрядов махновской с краски, принявший решение в создании своего высшего военного органа - оперативного штаба. Он должен был объединить отряды в полки, придать им тыловую базу, сформировать новые части, распределить запасы оружия и руководить боевыми действиями махновцев против петлюровцев и белогвардейцев. Отряды, которые не подчинялись штабу, подлежали разоружению, а их командиры - общеповстанческому суду. В приказе по штабу от 4 января говорилось о реорганизации махновских отрядов в пять полков общей численностью 6200 человек. 50% из них были вооружены лишь обрезами и охотничьими ружьями, самодельными пиками, вилами и ключками. Согласно приказа полкам присваивалось имя "батьки Махно", все они имели порядковые номера. Командирам полков предписывалось создать штабы, отряды переформировать в батальоны, оставив их территориальные названия, переизбрать командиров, а утративших должность, отправить для работы в штаб Махно94. (Приложение № 1)

В основе этой реорганизации махновских формирований четко прослеживается штатная структура Красной Армии, принятая в марте 1918 г. приказом Высшего военного Совета № 220. В качестве основной тактической единицы выдвигалась дивизия в составе 2-3 бригад, каждая бригада состояла из 2-3 полков. Главной хозяйственной единицей становился полк в составе 3 батальонов по 3 роты в каждом, общей численностью 1200 штыков95. В дальнейшем при создании своих формирований махновцы неукоснительно придерживались организационного штата Красной Армии.

5 января 1919 г. Махно вернулся с остатками своего екатеринославского войска (200 чел.) в Гуляйполе и вступил в командование основными силами. 8 января он подавил антикоммунистическое восстание немецких колонистов в с. Блюменталь и жителей ст. Орехово96. Чубенко с отрядом в 80 чел. был направлен в с. Камышеваху (под Александровском) для усмирения отряда братьев Королевых, не подчинявшихся оперативному штабу Махно. Отряд Петренко был выдвинут на ст. Гришино для отражения частей Май-Маевского. В Воскресенске расположился отряд Куриленко для обороны ее со стороны Александровска от 1-го Хортицкого украинского куреня атамана Чайковского97. На линии Пологи-Блюменталь-Новомихайловка развернулись бои махновских полков Дерменжи (1100 штыков) и Паталахи (1500 штыков) с трехтысячной егерьской бригадой и двухтысячным отрядом немецкой самообороны Северной Таврии. (Эти формирования были созданы летом 1918 г. гетманским правительством при помощи германского военного командования из числа местных немцев-колонистов для защиты своей собственности от уголовных преступников и экспроприаторов-махновцев. - прим. автора)

Полки Удовиченко, Онищенко, Зубкова (ок. 4000 штыков) прикрывали южное направление со стороны Б. Токмака, откуда возможно было наступление белых частей из Крыма. По данным Белаша, в середине января 1919 г. на фронте протяженностью в 225 верст махновцы имели 15-20 тыс. штыков,1000 сабель,40 пулеметов98. Некоторые исследователи определяют численность армии Махно в 50 тыс. чел.99, что представляется нам маловероятным. В течение недели формирования Махно не могли вырасти в 2,5 и более раза. На наш взгляд, с учетом екатеринославских потерь, численность махновских войск в это время вряд ли превышала 10 тыс. чел. Огнестрельным оружием и боеприпасами они были обеспечены еще слабо. И все же махновские формирования оказались надежным заслоном против деникинцев, что позволило большевистской России после захвата Харькова направить Красную Армию на Полтаву-Киев против украинской Директории.

17 января 1919 г. командующий Украинским фронтом Антонов-Овсеенко дал приказ командующему группой войск Харьковского направления В. Ауссему: "Одновременно с Лозовой ударить на Константиноград. Со вступлением в связь с Махно оставить на южном направлении заслон, повернув основные силы на Полтаву." После соединения с Махно Антонов приказал его отряды "преобразовать в полки 13-й, 14-й и т. д. и закрепиться прочно в Лозовой и Павлограде, опираясь на эти полки"100. 22 января он уже определил перспективную задачу махновцам: "... повстанческим частям протянуться к Александровску, где закрепиться, наблюдать Крым-Мариуполь, от Гришино к Доля попытаться выйти. Но здесь серьезных операций не развивать"101.

Данные документы подтверждают, что главная роль в утверждении коммунистической власти в этих регионах Екатеринославщины отводилась отрядам Махно, действовавшим в соответствии с директивами Главкома и командукра. В начале 1919 г. в задачу Махно не входило еще наступление против деникинских войск на юге, основным объектом его боевых действий были части УНР. С этой задачей махновцы успешно справились, их удары в западном направлении смяли правое крыло Левобережного фронта петлюровских войск, вынудили последних отступить за Днепр102.

8 января 1919 г. генерал Деникин стал главнокомандующим вооруженными силами Юга России и сразу же приступил к массированной переброске войск с Северного Кавказа в Приазовье для захвата Донбасса. Белогвардейские войска передвигались вдоль Азовского моря через Ростов-Таганрог на Мариуполь. До 25 января сюда дополнительно было переброшено 3-4 тыс. штыков103. Отряд в 5 тыс. штыков и 200 сабель выдвигался отсюда на Цареконстантиновку (ныне Куйбышево), а отряд в 2 тыс. штыков и 800 сабель - в направлении Волновахи и Андреевки. Одновременно были высажены морские десанты в 2 тыс. штыков и 300 сабель в Геническе и 1000 чел. в Бердянске, откуда они двинулись к Б. Токмаку104. Через Керченский пролив на Джанкой были отправлены кубанские части для поддержки белогвардейских отрядов в Крыму (со штабом в Керчи)105.

Деникин рассчитывал одним ударом покончить с Махно до подхода Красной Армии. Наступление деникинцев было полной неожиданностью для махновцев, все внимание которых было направлено на северные участки фронта, на борьбу с армией УНР. 20 января белогвардейцы захватили ст. Пологи и Орехово, с. Воскресенку. В Гуляйполе оставался лишь отряд Чубенко в 180 чел. при 2 пулеметах, который был выбит из села деникинской частью численностью 500 сабель и 300 штыков106. 31 января 1919 г. деникинская газета "Донецкий колокол" сообщила: "Нами взята ст. Гуляйполе. Изрублено 200 махновцев".

В это время положение махновских формирований на деникинском фронте было критическим. Они неминуемо были бы разбиты, если бы с севера не подоспела Красная Армия. Антонов-Овсеенко писал: "Дыбенко, вошедший в связь с партизанскими формированиями Махно, атаковал Екатеринослав, 21 он занял Синельниково, 23 - партизаны Махно вошли в Александровск"107. 26 января в Новомосковске состоялась встреча П. Дыбенко с официальным представителем махновских формирований А. Чубенко. Последний заявил, что основные силы Махно насчитывают 4 тыс. чел. и все они воюют за Советскую власть. В результате этих переговоров махновцы получили 500 тыс. патронов, в поддержку бронепоезд № 8 и 3-й Павлоградский советский полк. Кроме того, Дыбенко обещал по прибытию в Харьков тыловой базы дать 10 тыс. винтовок, 20 пулеметов, батарею трехорудийного состава и деньги109. В решении о переформировании махновских отрядов в красноармейские части он руководствовался телеграммой Артема (зам. председателя правительства УССР) от 23 января 1919 г., подтверждавшей приказ Антонова-Овсеенко: "Формирование частей является задачей Главного штаба. Случайные формирования принципиально отвергаются, как приемы партизанщины и отрядной системы, дезорганизующей строительство Красной Армии"110.

В составе войск Харьковского направления Красной Армии на 30 января 1919 г. махновские формирования указаны еще в графе "партизанские отряды"111. В начале февраля полк коммуниста Падалки и прибывший из Синельниково с красным бронепоездом отряд С. Каретникова выбили деникинцев из Гуляйполя112.

Махно подчинился всем требованиям красного командования о переформировании своих отрядов в регулярные красноармейские части, направил Белаша в штаб Антонова в Харьков, который получил там "партию полевых, гарнизонных и прочих уставов"113. 15 февраля формирования Махно были включены в состав 1-й бригады 3-й дивизии под командованием Дыбенко114. А 19 февраля в приказе командующего группой войск Харьковского направления А. Скачко указывалось: "Из 19 и 20 полков образовать 3-ю бригаду под командованием т. Махно, в составе которой должны образоваться 7-й, 8-й, 9-й Заднепровские стрелковые пехотные полки."115 Совместно с 1-й бригадой Н. Григорьева и 2-й бригадой Н. Худякова бригада Махно входила в состав Заднепровской Советской дивизии под командованием П. Дыбенко.

Современные исследователи считают, что махновские формирования вошли в состав Красной Армии на определенных условиях и сохраняли определенную "автономию"116. При этом они опираются на мемуары П. Аршинова и В. Белаша. По словам Аршинова, 21 февраля 1919 г. во время приезда Дыбенко на ст. Пологи для оглашения в махновском штабе приказа о создании 3-й бригады якобы были определены условия вхождения отрядов Махно в состав Красной Армии: внутренний состав их остается прежним; бригада принимает политических комиссаров, назначенных коммунистической властью; подчиняется высшему красному командованию только в оперативном отношении; с фронта никуда не отводится; получает военное снаряжение и обеспечение наравне с другими частями Красной Армии; продолжает называться Революционной Повстанческой армией, оставив у себя черные знамена117. Но это утверждение Аршинова противоречит официальным штабным документам: отряды Махно именовались не армией, и не "Революционной Повстанческой", а бригадой Красной Армии, черных флагов она не имела. Избранный на февральском съезде махновцев "РВС армии" в составе 13 человек (почетный председатель Махно, председатель Чернокнижный, секретарь Яковлев), в который вошли 7 анархо-коммунистов, 3 большевика н 3 левых эсера118, был Дыбенко запрещен119. Вместо него по приказу начдива на помощь Махно в бригаду прибыли большевики - политический комиссар С. Петров и начальник штаба военспец (бывший штабс-капитан) Я. Озеров. В начале бригада имела два полка - 7-й (командир А. Калашников, политком Карпенко), 8-й (командир В. Куриленко, политком Конев)120. Вскоре был сформирован 9-й полк под командованием большевика В. Тахтамышева, родом из с. Большая Янисоль. Аршинов писал, что строительство бригады осуществлялось в соответствии с тремя главными организационными принципами - добровольность, выборное начало и самодисциплина. Все нормы повседневной жизни вырабатывались выборными комиссиями и утверждались на общем собрании части121.

На наш взгляд, данное утверждение является вымыслом. Соблюдая эти анархистские правила, сформировать регулярное войсковое соединение было невозможно. Махно и его командиры не поддержали анархистов Уралова, Черняка и Венгерова, выступавших за добровольный принцип комплектования частей Махно122. I Большемихайловский съезд фронтовиков-махновцев, который состоялся 23-24 января 1919 г., принял постановление "о мобилизации на защиту революции всех фронтовиков николаевской войны, владеющих оружием"123. А II Гуляйпольский махновский съезд (12-16 февраля 1919 г.) принял резолюцию о всеобщей "обязательной" мобилизации, которая основывается не на силе приказа, а на "понимании каждым повстанцем своего долга защищать свободу трудового народа"124.

Хотя такая мобилизация называлась "непринудительной", фактически добровольному комплектованию махновских формирований был положен конец. Анархо-коммунистическим агитаторам удавалось проводить резолюции о поголовном вступлении в махновскую бригаду Красной Армии. Так, 1 марта 1919 г. газета "Гуляйпольский набат" сообщила о собрании военно-революционного отдела с. Варваровки, которое решило "выступить на фронт и заменить своих солдат-односельчан".

Принципы мобилизационной работы в бригаде Махно были утверждены 10 апреля 1919 г. III Гуляйпольским съездом фронтовиков-махновцев с участием делегатов от 72 волостей Александровского и других уездов. Съезд принял воззвание о "добровольной мобилизации" в районе дислокации махновских гарнизонов и прифронтовой полосе боевого участка бригады. Антонов-Овсеенко писал о хорошо отлаженной системе мобилизации в "махновском районе": части создавались территориально, на сборные пункты прибывали уже сформированные взводы, роты, батальоны с избранными командирами, при необходимости по требованию полкового комитета мог сразу собраться весь приписной состав, находившийся в селах125.

Формально все руководящие посты в соединении Махно оставались выборными, но фактически верхний командный махновский эшелон формировался из "кадровых" анархо-коммунистов, имевших опыт первой мировой и гражданской войн. Значительное количество командных и политических должностей в штабе бригады и махновских частях занимали большевики и левые эсеры.

В свете этого вывод В. Волковинского о том, что в соединении Махно "в подавляющем большинстве выдвигались не наиболее подготовленные и способные в военном деле люди, а зажиточные, экономически сильные мужики"126, представляется несостоятельным.

Антонов-Овсеенко считал махновских командиров "прекрасным кадром прошедшим школу империалистической войны"127. А. Белаш собрал биографические сведения о некоторых своих земляках-махновцах. По его данным, среди командиров бригады Махно были полные георгиевские кавалеры - штабс-капитан П. Гавриленко, прапорщики П. Петренко, Т. Удовиченко и Маскалевский, фельдфебель Володин. На германском фронте воевали артиллерийский капитан Морозов, поручик Гладченко, подхорунжие В. Куриленко и Миронов, фейерверкеры В. Шаровский и Б. Карпенко, фельдфебели А. Марченко, В. Нестеренко и Павловский, унтер-офицер гвардии И. Новиков, солдаты-артиллеристы П. Осипенко, П. Белочуб и В. Лысенко, матросы Ф. Щусь, Дерменжи (служил на броненосце "Потемкин") и Херсонский128. Как видно, Махно вовсе не отвергал опытных подготовленных командиров, как это утверждал и М. Кубанин129. Инспектируя штабные отделы махновской бригады, Антонов-Овсеенко писал: "Чувствуется рука спеца (начштаба Озерова)"130. Большинство махновских командиров были местными, уроженцами Гуляйпольщины, Бердянщины, Донбасса. Их социальное происхождение было довольно разнообразным. В махновской верхушке крестьяне не были большинством. В ее среде преобладали рабочие кирпичных и черепичных заводов, кузнецы и ремонтники механических мастерских, железнодорожники ст. Гуляйполе, батраки, юзовские шахтеры и литейщики, рыбаки, иногда люмпены.131. Все они никогда не имели своей собственности и стремились к "справедливому" разделу чужой. (Приложение № 2)

Фронтовики организовали начальную военную подготовку махновского пополнения, не имевшего боевого опыта. Газета "Гуляйпольский набат" 1 марта 1919 г. сообщала: "Союз солдат с. Санжаровки и Ново-Зеленовки, который насчитывает 85 человек, принял решение связаться с Гуляйполем для получения оружия и обучения солдат, не державших оружие в руках". Основную массу рядового состава красноармейской бригады Махно представляли бедняки Александровщины, Бердянщины, Мариупольщины, вдохновляемые анархо-коммунистическими лозунгами борьбы с помещиками и кулаками. В большинстве своем это были молодые люди до 25 лет132, не обремененные семейно-хозяйственными узами. Политическую ориентацию солдат-махновцев иллюстрирует резолюция их февральского съезда по земельному вопросу. В этом документе отмечалось, что крестьяне идут на фронт с уверенностью борьбы за свои интересы: за землю и волю. Земля должна перейти в пользование трудового крестьянства Украины бесплатно по уравнительно-трудовой норме. Излишки такой нормы подлежат отчуждению в пользу неимущих133. А принятая 7 марта в Гуляйполе резолюция съезда военно-революционного совета махновцев заканчивалась лозунгами: "Да здравствует единая революционная армия!", "Да здравствует Третий Интернационал всего мира!", "Да здравствует власть трудящихся масс беднейшего слоя на началах свободно избранных Совете!"134. Лишь последний пункт анархо-коммунистов отличался от лозунгов РКП/б/ того времени.

Социальный состав, анархо-коммунистическая политическая направленность определяли и морально-бытовой уклад махновской бригады Красной Армии. В секретном отчете политотдела Высшей военной инспекции РККА с 1 марта по 1 апреля 1919 г. говорилось: "Части "Батьки Махно" крепко пропитаны духом и тенденциями бесшабашного Вольного Запорожья. Бригада и теперь больше походит на отдельные партизанские отряды. Приблизительный состав бригады 6 тыс. человек. Мародерство в части сильно. Хоть жалование не выдается, у штаба и красноармейцев денег вдоволь от контрибуций и расправы со "шпионами" и "буржуями", часто без суда и следствия. Пьянство и дебош процветают, все равняются по "Батьке" и "штабу". Политическое состояние бригады обеспечивает всю вакханалию. Анархисты царствуют. Столица "Гуляйполе" для анархистов самое свободное место в мире. Туда стекаются все униженные и оскорбленные. Темные, а тем более погромные элементы льнут к Гуляйполю. Крестьянство трудовое прислушивается к анархическим лозунгам. Анархический "дух разрушения" очень силен в махновцах"135.

Краском Махно стремился установить наилучшие отношения с РКП/б/. Прибывшую в Гуляйполе Марусю Никифорову в конце февраля 1919 года, Махно согнал с трибуны за то, что она стала рассказывать гуляйпольцам о преследовании большевиками анархистов в Москве136. Доклады политработников-большевиков из бригады Махно свидетельствуют о работе в полном согласии с ним, анархистами. Политком 1-й Заднепровской дивизии 23 марта 1919 г. докладывал в штаб группы войск: "3-я бригад Махно. В большинстве весь командный состав анархисты, раньше не подчинялись Советской власти, теперь достигнуто соглашение. Повстанцы, раньше сочувствующие анархистам, постепенно начинают менять свои убеждения на пользу Советской власти... Созданы библиотеки, ячейки в полках, формируются бригадные ячейки... В 7-м и 8-м полках созданы полковые суды и трибуналы"137.

Штатные рамки бригады согласно приказа № 220 определялись в 7075 человек. В частях бригады были образованы тыловые органы для организации централизованного снабжения через вышестоящие штабы. Остальные формирования считались резервными и не подлежали материальному снабжению. Согласно решению февральского съезда махновцев снабжение повстанцев крестьянство должно было взять на себя. Аршинов писал: "В Гуляйполе был создан центральный отдел обеспечения армии, куда с разных концов доставляли продовольствие и фураж, которые отправлялись потом на фронт138. Эти два источника и контрибуции, определяли специфику всей системы обеспечения махновских частей в первой половине 1919 г. Красный комбриг Махно требовал деньги, оружие, снаряжение от красного командования и в то же время брал в городах и селах все, что считал полезным и необходимым для своего войска. Таким образом, наряду с централизованным обеспечением бригады из ресурсов Красной Армии Махно использовал и старые методы пополнения своей казны: "добровольные" пожертвования крестьян, реквизиции, контрибуции, военные трофеи, грабежи городов. Февральские и мартовские успехи Махно на фронте сглаживали недостатки в централизованном обеспечении бригады старшими начальниками и позволяли им "не видеть" изъянов "самообеспечения" анархо-коммунистического соединения. Поэтому большевистские власти вначале не вмешивались в "снабженческую" политику Махно, лишь констатировали, что им "продовольствие для красноармейцев изыскивается чаще всего на местах"139. Махно не всегда и все военные трофеи оставлял себе. Московские "Известия" 9 февраля 1919 г. сообщили о 90 тыс. пудах хлеба, отправленных повстанцами-крестьянами Махно в подарок московским и петроградским рабочим. Хлебный эшелон был захвачен махновцами в результате успешно проведенной операции против деникинцев на ст. Цареконстантиновка140.

Военные трофеи рассматривались махновцами как личная добыча. После захвата Мариуполя в конце марта 1919 г. инструктор КП/б/У Серебрякова докладывала в Народный комиссариат Внутренних дел: "Штаб 3-й бригады с первого момента начал эвакуацию имущества в Гуляйполе, рассчитывая, что все принадлежит им как военная добыча. Из домов, оставленных буржуазией, вывозилась мебель, кровати, посуда, одежда, - в общем все, что приглянется... С заводов вывезены полностью все смазочные материалы, керосин, бензин, эфир, инструмент, некоторые станки, динамо, двигатели, с контор собраны все машинки пишущие... Спирт с винного склада забирался по 400 ведер ежечасно. За все это не платилось ни копейки"141. По свидетельству Чубенко, из Мариуполя в Гуляйполе было вывезено несколько эшелонов, в которых, кроме перечисленного, находились кожа, алюминий, какао, мед142.

Между тем, в бригаде существовал отдел обеспечения, который возглавлял А. Ольховик. При отделе была закупочная комиссия во главе с Кащенко, которая, хотя и не регулярно, но получала средства для потребностей бригады. Чубенко вспоминал, что Махно вынуждал Кащенко реквизировать лошадей и имущество у "кулаков" и "буржуев", а документы представлять, что все это закуплено143.

О том, что Махно был первым вором свидетельствовал также Белаш: "Получая для дивизии деньги (жалование повстанцам), он никогда не посылал их бригадам, из-за чего бойцы все время не получали мизерного красноармейского пайка. Он разбазаривал деньги в Гуляй-поле, награждая любимчиков, осыпая золотым дождем авантюристов и проституток"144.

Но часть военных трофеев, средства от реквизиций и экспроприации Махно раздавал и беднякам Екатеринославщины. Воплощая в жизнь анархо-коммунистические принципы, он зарабатывал авторитет у бедняцких, люмпенских масс населения. В. Верстюк процитировал ответственного работника ревтрибунала Павлоградского уезда Аладжалова, который в 1920 г. писал: "Махно все время существовал преимущественно "экспроприацией" помещиков и кулаков. Благодаря близости к селу, прекрасному знанию его жизни во всех подробностях, спрятаться от этой экспроприации не было никакой возможности; и не только слой кулаков, но и слой более богатых крестьян давно уничтожен. Остался рядовой крестьянин - середняк и беднота. Это люди наиболее активные. Из их среды пополнялись и пополняются отряды Махно"145.

Получив от Дыбенко оружие, боеприпасы, махновские формирования на своем участке фронта стали теснить деникинцев. В оперативных сводках штаба группы войск Харьковского направления сообщалось, что 4 февраля махновцы заняли Орехово, Новокарловку, Новоселицу, Марфополь, Федоровку (Чубаровку). 6 февраля части Дыбенко взяли ст. Пришиб и с. Михайловку (60 в. юж. Александровска), формирования Махно - ст. Пологи, захватив значительные трофеи - 2 орудия, автоброневик, пулеметы и винтовки146. Спустя неделю махновцы продолжили наступление. 12 февраля они заняли Басань, Воскресенку, Конские Раздоры и ст. Магедово. 18 февраля части Махно продвинулись в мелитопольском направлении до Б. Токмака и на восток до Цареконстантиновки147. На следующий день Махно в составе Заднепровской дивизии получил первый официальный боевой приказ. С этого момента соединения дивизии начинали действовать на самостоятельных оперативных направлениях. 1-й бригаде Н. Григорьева предписывалось держать фронт в районе Помощной- Нового Буга- Б. Александровки-Западных Каир-Водяного. 2-я бригада Н. Худякова должна была укрепиться на линии Валки-Попово-Орехово-Пологи с выходом правым флангом к ст. Пришиб и Федоровка. 3-я бригада Н. Махно получила задачу овладеть линией Пологи-Ловягино-Волноваха и закрепиться на ней, поддерживая влево связь с группой Донецкого направления Кожевникова через ст. Б. Анадоль-Еленовка-Доля148. Такая ориентировка соединений Заднепровской дивизии вытекала из стратегических прогнозов красного командования. 23 февраля Главком И. Вацетис представил Ленину и РВСР доклад с оценкой военно-политической обстановки на фронтах149. По его мнению, к весне 1919 г. главным противником Красной Армии будут войска Антанты, оккупировавшие Северное Причерноморье, Крым и Закавказье. Поэтому в качестве одной из двух главных задач советских войск выдвигалась борьба на Украине против соединенных сил Антанты и Добровольческой армии. Ее решение возлагалось на войска Украинского и Южного фронтов. Первый должен был занять выгодное стратегическое положение для операций против войск Антанты и захвата Украины и Крыма, второму полагалось овладеть Донецким бассейном, Донской областью с Новочеркасском и Ростовом-на-Дону, "освободить" Северный Кавказ150. Исходя из этого, главной задачей бригады Махно в конце февраля - начале марта было разъединение сил врага на Бердянском направлении от его сил, действующих на Мелитопольском151.

Хотя темпы наступления Заднепровской дивизии замедлились, 9 марта бригада Григорьева заняла Херсон, 13 - 2-я бригада взяла ст. Федоровку и Б. Токмак, в тот же день махновцы заняли Новомихайловку, Семеновку и Новополтавку к югу и юго-западу от ст. Пологи152. 14 марта Григорьев захватил Николаев, 2-я бригада - Мелитополь, 7-й махновский полк Калашникова занял Бердянск. Остальные махновские части преследовали деникинцев вдоль побережья в направлении Мариуполя пока не наткнулись на плотную оборону на подступах к городу. Бердянск махновцы захватили почти без боя, большая часть его гарнизона эвакуировалась на судах Черноморского флота и власть еще до прихода полка Калашникова оказалась в руках большевистского ревкома. Своим приказом Махно назначил анархиста Черняка начальником Бердянского гарнизона с предписанием формировать здесь кавалерийский полк и стрелковый батальон с подчинением ему ревкома153. Это вызвало протест местных коммунистов и Махно не стал обострять с ними отношений, уступил: "Черт с вами, - сказал он, - оставайтесь, будете нас снабжать, и надо найти контакт"154.

15 марта Антонов-Овсеенко приказал Скачко "развить успех Махно и к 23 марта захватить линию Мариуполь-Платоновка, действуя в контакте с частями Донецкого бассейна... замкнуть Крым и освободить силы для действий на востоке"155. С перспективным заданием "начать наступление на Мариуполь и дальше на Таганрог"156. Командующий выполнял директивы Главкома от 5 и 12 марта, которые требовали от командования Южного и Украинского фронтов принять оперативные меры по наращиванию усилий в Донецком бассейне и оказании помощи 13-й армии (бывшая группа Кожевникова). Это оперативное объединение вело тогда напряженные бои на рубеже Юзовка-Дебальцево в отрыве от главных сил Южного фронта157. Бригада Махно была единственным соединением Украинского фронта, действовавшим в непосредственной близости от правого крыла 13-й армии. 17 марта махновцы взяли ст. Волноваху158. Поэтому Антонов-Овсеенко в тот же день приказал 2-й бригаде Заднепровской дивизии укрепить фронт Волноваха-Мариуполь, оказав поддержку Махно. Он планировал использовать для действий в Крыму отдельную бригаду, формируемую в районе Херсон-Берислав159.

Но Дыбенко не спешил снимать с крымского участка 2-ю бригаду, Антонов оказался непоследовательным в своих оперативных решениях. 23 марта из 1-й и 2-й бригад Заднепровской дивизии были созданы самостоятельные оперативные группы Одесского направления под командованием Н. Худякова и Крымского направления - П. Дыбенко160. 3-я бригада Махно наступала в восточном направлении, постепенно отдалялась от главных сил Заднепровской дивизии, формально еще существующей. Приказ Вацетиса от 26 марта о передаче бригады Махно в оперативное подчинение Южного фронта еще более обосабливал ее161. Но, несмотря на отрыв от резервов Украинского фронта она продолжала наступать.

Операция по захвату Мариуполя бригадой Махно является одной из наиболее весомых побед Красной Армии над Деникиным весной 1919 г. Действия махновцев по захвату города и последовавшие затем грабежи местного населения напоминали захват Екатеринослава махновско-большевистскими войсками в конце декабря 1918 г. Как и тогда, был обеспечен значительный численный перевес сил наступающих. Передовые части Махно подошли к Мариуполю еще 20 марта и, натолкнувшись на группу сводно-гвардейского полка полковника Михайлова, сосредоточились у с. Мангуш (18 в. от Мариуполя). С 20 по 27 марта город с трех сторон был окружен махновцами и крестьянскими отрядами из окрестных сел. Военный гарнизон и зажиточные слои населения не питали иллюзий по отношению к Махно и, на всякий случай, готовились к эвакуации на кораблях французской эскадры, которая стояла в порту загруженная углем. 28 марта в 4 часа утра один из полков Махно развернулся в боевой порядок и начал наступление на город с запада. Одновременно вдоль железной дороги на северные окрестности города наступал полк Куриленко. Главные же силы Махно бросились на левый фланг укрепрайона врага у ст. Сартана и металлургических заводов. Белогвардейцы численностью до тысячи человек с 4 орудиями н 3 бронепоездами занимали окопы и заводские сооружения162. Как и в Екатеринославе, Махно установил связи с большевиками металлургических заводов, которые одновременно с наступлением махновцев подняли в городе восстание. Ими были обстреляны отступающие белогвардейцы, в тылу бронепоезда "Вперед, за Родину" взорван мост и разобран путь. К 10 часам махновские полки сомкнули свои фланги и отрезали силы противника, действовавшие севернее моста через р. Кальмиус. К 12 часам в город ворвались главные силы Махно и начались уличные бои. К 17 часам белогвардейцы отступили в порт под прикрытием огня французской эскадры (60 орудий, из них 6 - тяжелые). Добровольческий гарнизон порта (700 штыков) в течение суток предпринял три безуспешных контратаки. Махновцы непрерывно обстреливали порт из орудий и грабили город. В их распоряжении был даже аэроплан, который бросал на порт бомбы163. В бою за Мариуполь белогвардейцы потеряли 250 человек раненными и убитыми, махновцы - 190164. Трофеи Махно составили: бронепоезд, 18 паровозов, 2 парохода, 2 катера и 2 млн. пудов угля, предназначавшегося французам в качестве оплаты за поставляемое Деникину оружие165.

Успех Мариупольской операции способствовал численному росту бригады Махно. Репрессивные меры белогвардейцев против крестьян, не желавших поставлять мобилизованных в армию Деникина, вызвали крестьянское восстание в с. Мангуш. Крестьяне захватили у деникинцев винтовки, 2 пулемета, 2 тяжелые гаубицы с зарядными ящиками, 50 офицеров-заложников и присоединились к Махно166.

В первой декаде апреля махновцы продолжали наступать. Командующий Южным фронтом Гиттис 3 апреля отмечал: "Подчиненная мне 3-я бригада (Махно) Заднепровской дивизии заняла ст. Новониколаевскую, задача этой бригады - действия в тылу врага, который оперирует в Юзовско-Дебальцевском районе, имея целью выход на линию Таганрог-Квашино"167. Бригаде Махно отводилась главная роль в планах командующего -наступлением махновцев на Таганрог и 10-й армии на Батайск окружить войска Деникина168. Значительная растянутость фронта и возросшая численность бригады, намного превышавшая обычные штаты, привели к разделу занимаемого ею фронта на два боевых участка. На северном, Волновахском (возглавлял Белаш), вели бои 4 пехотных и кавалерийский полки общей численностью 12 тыс. штыков и 600 сабель при 4 орудиях и 2 бронепоездах. На южном, Мариупольском (возглавлял Куриленко), действовали 2 пехотных полка общей численностью 10 тыс. штыков, 4 орудия, 50 пулеметов169. Всего в начале апреля бригада Махно насчитывала около 25 тыс. человек.

Противостояли махновцам части добровольческого корпуса генерала Май-Маевского в составе Ингермландского, 5-го Кирасирского и 1-го сводного пехотных полков при одном бронепоезде с 2 тяжелыми орудиями. Эти части были немногочисленными (полки по 200-300 штыков, в ротах по 50 штыков, эскадронах - 30 сабель), но хорошо подготовленными, Общая численность группы Май-Маевского составляла 6 тыс., штыков и 1400 сабель170. Как видим, махновцы теснили деникинцев, имея троекратный перевес в численности и артиллерии. На помощь Май-Маевскому Деникин направил конный корпус кубанских казаков под командованием генерала Шкуро численностью в 1500 сабель с легкой конной батареей из 4 трехдюймовых орудий171. Шкуро вспоминал: "У генерала Май-Маевского положение становилось все более тяжелым. Атакованный с севера красными, а с юга и запада махновцами, он держался из последних сил, имея на версту фронта 6 стрелков при двух пулеметах, и ожидал последствий моего рейда"172.

Воспользовавшись отрывом бригады Махно от главных сил Украинского и Южного фронтов, 7 апреля белогвардейцы перешли в наступление. Добровольческий корпус сковал силы махновцев в районе Доля-Рутченково-Авдеевка-Ясиноватая-Скотоватая, а генерал Шкуро ударил с севера от ст. Доля вдоль железной дороги на ст. Волноваха-Кольчак-Мариуполь, обеспечив железную дорогу. Шкуро писал: "Атака велась в конном строю. Казаки шли цепью, верхом и не стреляя. Орудия и пулеметы на тачанках выносились карьером шагов на 500-1000 перед фронтом и открывали огонь. По мере приближения казаков стрельба красных становилась более нервной, а потери наши уменьшались. Когда красные начинали шевелиться, казаки оголяли сабли и с криком "Ура" бросались вскачь. Большевики разбегались врассыпную, казаки преследовали их, рубая и забирая в плен"173. В будущем и махновцы успешно применяли такую же тактику боя.

Главный удар Шкуро пришелся на правый фланг 13-й армии. 79-й полк 9-й стрелковой дивизии в беспорядке стал отступать, чем оголил левый фланг бригады Махно. Отбиваясь в штыковых стычках, она отошла к Новониколаевке174. Конница Шкуро ударила также на участок Куриленко под Таганрогом, который оставил с. Никольское и Мангуш. 9 апреля Шкуро обеспечил свои фланги, захватил Юзово и Авдеевку, продвинувшись на юг, занял с. Благодатное и Анадоль. В этой тяжелой обстановке красное командование связывало улучшение ситуации с Махно. Он назначался старшим военным начальником разбитых частей. В боевом приказе бригаде от 9 апреля Дыбенко оглашал: "Приказываю Вам подчинить себе все разрозненные части... собрать, соорганизовать и держать в пункте наиболее Вам выгодном, по Вашему усмотрению"175.

В приказах Вацетиса, Антонова-Овлеенко, Гиттиса в те критические дни говорилось о срочной помощи бригаде Махно. Но пререкания между командующими фронтами, отписки Дыбенко из Крыма, отказ Одесского губвоенкома выслать резервы способствовали дальнейшему наступлению белогвардейцев176. С 7 по 17 апреля правый фланг бригады Махно отступил по берегу моря на 75 верст, а левый, Волновахский, на 50 верст177.

17 апреля Вацетис потребовал от командования Укрфронта срочно отправить на поддержку Махно "одну пехотную дивизию и один полк конницы кроме бригады, указанной 16 апреля"178. Но получил Махно намного меньше и, все же, 20 апреля, после возвращения Шкуро на Дон, перешел в наступление. Антонов-Овсеенко писал: "Под Мариуполем части Махно босые, не имея четыре месяца отдыха, отошли только после бегства 9-й дивизии. Теперь снова идут вперед, получив от нас два полка в поддержку"179.

Противостоять регулярным деникинским войскам в апреле 1919 г. махновская бригада смогла благодаря своему полудобровольческому анархо-коммунистическому составу, приобретенному опыту вооруженной борьбы, использованию тактики добровольцев и кубанцев. Командиры махновских полков стали организовывать бой и управлять войсками с помощью штабов, письменных приказов, топографических карт, используя технические средства связи (телефон, телеграф, радиостанции). Махновский штаб весной 1919 г. стал применять различные формы построения боевых порядков частей и подразделений: в линию, уступом вправо-влево. При наличии у противника сильной конницы подразделения и части Махно выстраивались в каре. Пехота в стрелковой цепи располагалась теперь не равномерно, а небольшими группами сосредотачивалась около пулеметов, перемещавшихся вручную и на тачанках. Командный состав ознакомился и с таким видом военного искусства, как маневр живой силой и огневыми средствами. Основными формами маневра были обхват и обход флангов противника, создание угрозы его тылу. Обхваты и обходы в будущем применялись махновцами почти во всех битвах. Маневр, как правило, обеспечивал победу, так как противник не выдерживал ударов махновских войск на флангах и отходил из-за угрозы его тылу. В обороне махновцы умело использовали местность, природные убежища. Действия пехоты Махно поддерживались конницей, бронепоездами, иногда аэропланами и морскими катерами. Махновцы научились профессионально использовать артиллерию, в основном полевые орудия трехдюймового и шестидюймового калибра. В соединении Махно появилась и постоянная пулеметная команда Ф. Кожина - "льюсисты", ставшая гвардией "батьки".

Находясь в рядах Красной Армии, махновцы усвоили систему военного делопроизводства, караульной и внутренней службы, организации связи и тылового обеспечения, санитарного и медицинского обслуживания войск. Они ознакомились с методами деятельности красной разведки и чрезвычайной комиссии, политкомиссаров и ревтрибуналов.

Таким образом, в начале 1919 г. формирования Махно были преобразованы в полки и бригаду Красной Армии, явились ее составной частью. В начале 1919 г. они занимали важное место в стратегических планах красного командования, обеспечили плацдарм для оперативного развертывания сил Украинского фронта против армии УНР на линии Днепра. В феврале-апреле махновские анархо-коммунистические формирования в качестве 3-й бригады - штатной боевой единицы Заднепровской Советской дивизии вели успешные боевые действия на стыке Южного и Украинского фронтов - главнейшем оперативном направлении - Ростовском. Анархо-коммунистическая политика Махно, уничтожение им помещиков и кулаков привлекли в его части крестьян-бедняков, численный состав махновского соединения в середине апреля 1919 г. составил 25 тыс. чел. что значительно превышало штатные рамки бригады Красной Армии.

Примечания

85. ЦГАВОУ. - Ф. 3766, Oп. 3, Д. 8, Л. 75

86. Рубач М. К истории гражданской войны на Украине // Летопись революции. - 1924. - № 4. - С. 152

87. Icтоpiя українського вiйська. - С. 432

88. Антонов-Овсеенко В. А. Записки.-Т. 3. - С. 34

89. Деникин А. И. Очерки русской смуты // Вопросы истории. - 1993. - № 10. - С. 109

90. РГВА. - Ф. 103, Oп. 1, Д. 507, Л. 104-105

91. Деникин А.И. Очерки русской смуты // Вопросы истории. - 1993. - № 9. - С. 142

92. Гражданская война в СССР. - Т. 1. - С. 332

93. История гражданской войны в СССР. - Т. 4. - С. 69

94. Белаш А.В., Белаш В.Ф.- Указ. соч. - С. 46-50

95. Какурин Н. - Указ. соч. - Т. 1. - С. 129

96. Волковинский В.Н. - Указ. соч. - С. 61

97. ЦГАООУ. - Ф. 5, Oп. 1, Д. 153, Л. 21-30

98. Белаш А.В., Белаш В. Ф. - Указ. соч. - С. 50

99. Канев С.Н. Октябрьская революция и крах анархии - М., 1974. -С. 328

100. Антонов-Овсеенко В.А. Записки.- Т. 3. - С 191 - 192

101. РГВА. - Ф. 103, Oп. 1, Д. 48, Л. 285

102. Icтоpiя українського вiйська. - С. 458

103. Какурин Н. - Указ. соч. - Т. 2. - С. 59

104. Белаш А. В., Белаш В. Ф. - Указ. соч. - С 52.

105. Какурин Н. - Указ. соч. - Т. 2. - С. 33

106. ЦГАООУ- Ф. 5, Оп. 1, Д. 153, Л. 31

107. Антонов-Овсеенко В. А. Записки. - Т. 3 - С 192.

108. ЦГАООУ. - Ф. 5, Оп. 1, Д. 153, Л. 41

109. Белаш А. В., Белаш В. Ф. - Указ. соч. - С. 57

110. ЦГАВОУ. - Ф. 2, Оп. 1, Д. 104, Л. 11

111. РГВА. - Ф. 25860, Оп. 1, Д. 60, Л. 1

112. ЦГАООУ. - Ф. 5, Оп. 1, Д. 153, Л. 39

113. Белаш А. В., Белаш В. Ф. - Указ. соч. - С. 58

114. РГВА. - Ф. 174, Оп. 3, Д. 148

115. Там же. - Ф. 103, Оп. 1, Д. 50, Л. 11

116. Верстюк В. Ф. - Указ. соч.- С. 67; Волковинский В. Н. - Указ. соч. - С. 71

117. Аршинов П. История махновского движения. - С. 94

118. ЦГАООУ. - Ф. 5, Оп. 1, Д. 263, Л. 256

119. Там же.- Д. 274, Л. 31

120. Там же. - Д. 153, Л. 42

121. Аршинов П. История махновского движения. - С. 94-95

122. ЦГАООУ. - Ф. 5, Оп. 1, Д. 153, Л. 31

123. Белаш А. В., Белаш В. Ф. - Указ. соч. - С. 54

124. Руднев В. - Указ. соч. - С. 35

125. Антонов-Овсеенко В.А. Записки. - Т. 4. - С. 106-108

126. Волковинский В. Н. - Указ. соч. - С. 69

127. Антонов-Овсеенко В.А. Записки. - Т. 2. - С. 229

128. Белаш А.В., Белаш В.Ф. - Указ. соч. - С. 578-591

129. Кубанин М. - Указ. соч. - С. 175

130. Антонов-Овсеенко В. А. Записки. - Т. 4. - С. 109

131. Белаш А. В., Белаш В.Ф. - Указ. соч. - С. 578-591

132. Кубанин М. - Указ. соч. - С. 179-182

133. ЦГАООУ. - Ф. 5, Oп. 1, Д. 262, Л. 83-84

134. Там же. - Д. 263, Л. 286

135. Там же. - Л. 178-184

136. Волковинский В.Н. - Указ. соч. - С. 76

137. Гражданская война на Украине. - Т. 1, Кн. 2. - С. 247

138. Аршинов П. История махновского движения. - С. 89

139. РГВА. - Ф. 103, Д. 23, Л. 21

140. Волковинский В.Н. - Указ. соч. - С. 66

141. ЦГАООУ. - Ф. 5, Оп. 1, Д. 262, Л. 104

142. Там же - Д. 153, Л. 52

143. Там же. -Л. 59-60

144. Там же.-Д. 351, Л. 65

145. Верстюк В. Ф. - Указ. соч. - С. 135

146. Гражданская воина на Украине. - Т. 1, Кн. 2. - С. 100

147. Антонов-Овсеенко В. А. Записки. - Т. 3. - С. 199

148. Гражданская война на Украине. - Т. 1, Кн. 2. - С. 148-149

149. Директивы Главного командования Красной Армии. - С. 153- 169

150. Гражданская война в СССР. - Т. 2. - С. 17-18

151. РГВА. - Ф. 174, Оп. 3, Д. 10, Л. 42-43

152. Правда. - 1919. - 16 марта

153. Белаш А. В., Белаш В. Ф. - Указ. соч.-С. 106, 112

154. Бек А. Такова должность // Новый мир. - 1969. - №7.- С 113

155. Гражданская война на Украине. - Т. 1, Кн. 2. - С. 220

156. РГВА. - Ф. 6, Oп. 4, Д. 10, Л. 7

157. Гражданская война в СССР. - Т. 2. - С. 109-110

158. Белаш А.В., Белаш В.Ф. - Указ. соч. - С. 108

159. Директивы Главного командования Красной Армии. - С. 213

160. Гражданская война в СССР. - Т. 2. - С. 112

161. Директивы Главного командования Красной Армии. - С 222-223

162. Известия Александровского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. - 1919. - 2 апреля

163. Гражданская война на Украине. - Т. 1, Кн. 2. - С. 287

164. Там же. - С. 287-292

165. Звезда. - 1919. - 1 апреля

166. Гражданская война на Украине. -Т. 1, Кн. 2. - С. 229, 287

167. Директивы командования фронтов Красной Армии. - Т. 2. С. 232

168. Там же. - С. 234.

169. ЦГАООУ. - Ф. 5, Oп. 1, Д. 351, Л. 9

170. Директивы командования фронтов Красной Армии. - Т. 2. - С. 228-229

171. Гражданская война на Украине. - Т. 1, Кн. 2. - С. 304

172. Шкуро Г.А. - Указ. соч. - С. 120

173. Антонов-Овсiенко В.О. В боротьбi за Радянську Україну // Лiтопiс революцii. - 1931. - № 4. - С. 80; Шкуро Г.А.- Указ. соч.- С. 120

174. Антонов-Овсiенко В.О. В боротьбi за Радянську Україну. - С. 81

175. РГВА. - Ф. 174, Oп. 3, Д. 44, Л. 4

176. Там же - Л. 16, 19, 22

177. ЦГАООУ. - Ф. 5, Оп. 1, Д. 351, Л. 7-8

178. РГВА. - Ф. 6, Оп. 10, Д. 102, Л. 73

179. Антонов-Овсiенко В.О. В боротьбi за Радянську Україну. - С. 90