Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Гостевая Бука
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас


Рассылка:


Избранная
или
Стартовая

Сhapaev.ru

ПРОТИВ ВЛАСТИ И КАПИТАЛА!

Гуляйпольский городской портал | www.gulaypole.info

Воронежский Анархист



Яндекс цитирования

Размещено в DMOZ

Rambler's Top100






Реклама: признание в любви девушке ; производство профиля для гкл ; Модная обувь от Карло Пазолини.


С большевиками против Центральной рады, гетмана Скоропадского и украинской Директории

Главной социальной и военной базой махновского движения в годы революции и гражданской войны было Гуляйполе - волостной центр Александровского уезда Екатеринославской губернии. Это село возникло на земле бывшей Запорожской Сечи с ее традициями казацкой вольницы. В конце XVIII века под защитой укреплений Днепровской линии на реке Гайчур поселились повстанцы-гайдамаки и беглые крепостные крестьяне, а также православные иностранцы - выходцы из Молдавии. К 1898 г. в Гуляйполе насчитывалось 1048 дворов с населением 7196 человек. Близость железнодорожной линии Бердянск-Чаплино способствовала процветанию кустарного производства и ремесел, созданию небольших промышленных предприятий: чугунно-литейного, черепичного и кирпичных заводов, механических мастерских. Широкой популярностью в Новороссии пользовалась Гуляйпольская ярмарка, единственная в Александровском уезде с товарооборотом 100 тыс. рублей.

В ходе столыпинской аграрной реформы в регионе бурно росли фермерские хозяйства. К 1913 г. вокруг Гуляйполя насчитывалось 50 хуторов, 20 из них принадлежали немцам-колонистам, имевшим от 400 до 1500 десятин земли, сельскохозяйственные заводы. Накануне первой мировой войны в волостном центре уже насчитывалось более 16 тыс. жителей1. По мнению российского историка А. Шубина "район будущего махновского движения был самым "рыночным" во всей Российской империи"2.

Разнородная по своему социальному и национальному составу, впитавшая в себя вольнолюбивые, в том числе анархические, традиции запорожского казачества, культурно-этническая среда Гуляйпольщины оказала существенное влияние на формирование политических взглядов Махно и его соратников.

Нестор Махно родился 26 октября 1888 г. в семье кучера гуляйпольского заводчика Кернера. В 11 месяцев он лишился отца, рос в бедности, но сумел получить начальное образование3, вероятно, из-за личного расположения к семье со стороны Кернера. С 12 лет Махно служил батраком в немецких экономиях, имениях помещиков, был рабочим на гуляйпольском чугунно-литейном заводе, где в 1906 г. вступил в анархистский кружок. Его руководители Александр и Прокопий Семенюта, Вольдемар Антони организовывали акты "безмотивного террора", экспроприации банковских и почтовых отделений, убийства и грабежи богатых, оправдывая их теоретическими установками анархо-коммунизма, законам "вольной жизни", традициями казацкой вольницы XVII-XVIII вв. Подобная "романтика" и "революционная" деятельность стали жизненной необходимостью и выгодным ремеслом для молодого Махно. В 1908 г. он был арестован за убийство чиновника военной управы и в 1910 г. приговорен к смертной казни. Из-за "несовершеннолетия" (Махно в момент совершения преступления еще не исполнился 21 год) смертный приговор заменили бессрочной каторгой.

Дальнейшее анархо-коммунистическое "образование" Махно получал в Бутырской тюрьме в 1911-1917 гг. под руководством своего сокамерника П. Аршинова. Последний к этому времени уже был зрелым идейным революционером, приверженцем П. Кропоткина - известного теоретика анархо-коммунизма4. Из его учения Аршинов и Махно усвоили только постулаты безвластия и антигосударственности, примитивные понятия о бунте и революции как двигателях прогресса5.

Февральская революция освободила Махно. Он возвратился в Гуляйполе и стал председателем местного Крестьянского союза, действия которого в марте-июне 1917 г. были мирными. Благодаря определенному революционному опыту, полученному в 1906-1908 гг., популярности статуса политкаторжанина, Махно в августе 1917 г. был избран председателем Гуляйпольского Совета крестьянских депутатов. К этому времени беднейшие крестьянские и батрацкие массы начали проявлять недовольство политикой Временного правительства и Крестьянского союза, решительно левели и большевизировались6. В ходе борьбы с корниловщиной, санкционированной А. Керенским, Махно создал в Гуляйполе комитет спасения революции, организовал из членов анархо-коммунистической организации боевую дружину численностью ок. 60 человек7. Для вооружения "черная гвардия" Махно использовала огнестрельное и холодное оружие, отнятое у местной буржуазии, помещиков, немецких колонистов8.

Таким же путем создавали вооруженные организации и большевики. Современник тех событий Гонтарь вспоминал о деятельности комитета спасения революции в Екатеринославе, военное бюро которого возглавлял представитель полковых комитетов анархист из Гуляйполя В. Куриленко - в будущем видный командир махновского войска9.

Боевики Махно взаимодействовали с отрядом Маруси Никифоровой, которая была лидером анархо-коммунистов г. Александровска и уезда, имела тесные связи с местными большевиками. Боевая и политическая деятельность Махно и Никифоровой направлялась не только уездным, но и губернским ревкомом в Екатеринославе. Анархо-большевистские отряды, в том числе Махно и Никифоровой, останавливали и разоружали подозрительные военные эшелоны, контролировали движения поездов на железнодорожных станциях. Вблизи Екатеринослава, в с. Каменском (ныне г. Днепродзержинск) боевики задержали эшелон с донскими казаками. 2 сентября 1917 г. большевистская газета "Звезда" сообщила: "30 августа в Каменском у казаков отобрано много оружия, в том числе боле 100 винтовок".

В. Белаш привел воспоминания анархиста из Гуляйполя Н. Зуйченко, принимавшего участие в первых махновских акциях по добыче оружия для своего отряда. Он писал: "Числа 10 сентября мы, человек 200, выехали поездом в Орехово. Оружия, за исключением десяти винтовок и стольких же револьверов, взятых у милиции, у нас не было. На станции Орехово мы оцепили склады полка и в цейхгаузе нашли винтовки. Затем окружили в местечке штаб, командир успел удрать, а низших офицеров Маруся собственноручно расстреляла. Солдаты сдавались без боя и охотно складывали винтовки, а после разъехались по домам. Маруся уехала в Александровск, а мы с оружием вернулись в Гуляйполе. Теперь было не страшно"10.

Паралич власти Временного правительства в сентябре-октябре 1917 года позволил Махно сохранить свой анархо-коммунистический отряд и с его помощью утвердить "советскую" власть на Гуляйпольщине. Не встречая сопротивления со стороны немногочисленной местной милиции, махновцы осуществляли свои "революционные преобразования". Они убили помещика Классена, разграбили его имение, устроили там "образцовую коммуну анархистов". По мнению В. Волковинского "в этой "коммуне" не столько работали, сколько устраивали пьяные оргии"11. Попытка Александровского Правительственного комиссара Михно урезонить гуляйпольских анархо-коммунистов закончилась неудачно. Присланного для привлечения их к ответственности агента по особым поручениям махновцы выгнали под угрозой смерти.

Махно вспоминал: "Милиция в Гуляйполе исполняла роль рассыльных, а не полицейских. После этого к нам больше не поступало никаких приказаний и не посылалось чиновников из уезда"12. До захвата власти большевиками в Петрограде "черная гвардия" полностью уничтожила помещичье землевладение в Гуляйпольской волости. По решению Махно помещики и кулаки уравнивались в правах с трудовым крестьянством13. Анархо-коммунисты приветствовали октябрьский вооруженный переворот. Подстрекаемые большевиками анархические части бывшей царской армии угрожали Киеву расправой из орудий и были 13 декабря 1917 г. разоружены Центральной Радой14. Уже тогда отряды Махно и Никифоровой подчинялись В. Антонову-Овсеенко, наркому России по борьбе с контрреволюцией на Юге. В день прибытия последнего в Харьков 11 декабря 1917 г., Никифорова получила из его "кассы" аванс, о чем было записано: "М. Г. Никифоровой, с возвращением через две недели - 200 рублей"15. На этом документе была сделана запись, что она через два дня вернула эти деньги Ховрину. Последний вместе с известным анархистом Железняковым тогда возглавлял отряд и бронепоезд матросов-балтийцев, которые участвовали в разоружении воинских частей Центральной Рады в Харькове и юнкерского училища в Чугуеве. Местные и прибывшие из России анархо-большевистские формирования стали военной опорой провозглашенной большевиками 12 декабря 1917 г. в Харькове буферной "украинской" республики, а затем и другого государственного образования большевиков - Донецко-Криворожской "советской" республики.

В начале января 1918 г. анархо-коммунистический отряд Махно в несколько сот человек помог формированиям Антонова-Овсеенко утвердить власть коммунистов в Александровске, разгромить гайдамаков Центральной Рады. Махновцы вместе с отрядами петроградских и александровских красногвардейцев в январе-феврале 1918г. разоружали на Кичкасском мосту, возле Александровска, эшелоны донских казаков, возвращавшихся с фронта. Оружие отнимали силой, сопротивлявшихся расстреливали или топили в Днепре16. В воспоминаниях о бое с казаками 7 января 1917 г. между ст. Кичкас и Хортица Махно отмечал, что только случайная катастрофа казачьего эшелона помогла объединенному анархо-большевистскому отряду одержать победу17.

После утверждения анархо-большевистской власти на Екатеринославщине в начале 1918 г. появились первые признаки разногласий при дележе власти между большевиками и анархистами. Проявляя особую жестокость в организации красного террора, анархо-коммунисты перещеголяли большевиков, чрезвычайный комиссар Совнаркома России Орджоникидзе, находившийся в это время на Екатеринославщине, 22 февраля сообщал Антонову-Овсеенко: "Никифорова в Александровске наделала делов, необходимо ее забрать оттуда"18. А Махно, возвратившись в Гуляйполе, разогнал районный ревком и самостоятельно начал создавать свои вооруженные силы. Этому способствовало большое количество оружия, отобранного у донских казаков, возвращение в Гуляйполе солдат-фронтовиков в связи с демобилизацией старой российской армии. По свидетельству А. Чубенко, Махно удалось к весне соорганизовать отряд в 5000 таких солдат19. Оружие было самым разнообразным: российские трехлинейные винтовки и револьверы системы Наган, трофейные германские и австро-венгерские винтовки и пистолеты.

Численность, вооружение гуляйпольского формирования, красно-коммунистическая направленность его лидера Махно позволили Антонову-Овсеенко считать его одним из первых полков Красной Армии, которая в те дни создавалась по декрету Ленина. Назначенный Лениным на должность главнокомандующего вооруженными силами "южных" советских республик Антонов-Овсеенко включил анархо-коммунистические отряды Махно и Никифоровой в единый фронт борьбы против Центральной Рады, ее союзников Германии и Австро-Венгрии. В марте 1918 г. формирования Махно в Гуляйполе состояли из шести рот по 200-220 человек каждая, еврейской роты и кавалерийского отряда в несколько сотен человек. Были сформированы санитарные отряды и подготовлены помещения под лазареты20. Антонов-Овсеенко выделил "полку" Махно 6 орудий, 12 вагонов снарядов, 5 вагонов винтовок и вагон патронов21. Военно-полевой штаб "полка" возглавлял комиссар анархо-коммунист Махно, командиром был А. Волох - бывший офицер царской армии22.

Антонов-Овсеенко возлагал большие надежды на анархо-коммунистические "полки" типа гуляйпольского. От него и от Орджоникидзе анархисты Александровского уезда, в том числе и Махно, получали значительные денежные средства на формирование боевых отрядов. Антонов-Овсеенко назначил М. Никифорову начальником по формированию кавалерийских отрядов в степной Украине. Сохранилась запись в его кассовой книге: "Никифоровой - начальнику кавалерии Таврической и Херсонской губернии - 5 тысяч рублей"23 (В документе ошибочно написано "Никифорову"…).

Но надежды главковерха Советской Украины не оправдались. Анархо-большевистские формирования были инструментом РКП/б/ в осуществлении военно-коммунистической политики Ленина и Троцкого. Они взымали с зажиточного населения контрибуции, продразверстку, расправлялись со своими идейными противниками.

В результате войска Антонова-Овсеенко быстро разлагались, теряли боеспособность. Знаменский боевой участок советских войск развалился еще до подхода противника. Возмущенные грабежами и насилием отрядов Беленковича (командующий южной резервной группой войск Антонова) и Никифоровой жители Елисаветграда (ныне Кировоград) и юнкера выгнали их из города24. Начальник знаменского боеучастка Н. Коляденко докладывал Антонову-Овсеенко, что Беленкович и Никифорова "едва унесли из Елисаветграда ноги". Лишь подоспевшему отряду Сиверса (600 человек) и бронепоезду Полупанова удалось утихомирить елисаветградцев25.

Тоже самое испытал и Махно, "полк" которого входил в состав 2-й революционной армии Антонова. Она была сформирована из местных анархо-большевистских отрядов и прикрывала екатеринославское направление. Гуляйпольскому формированию Махно было поручено оборонять ст. Чаплино (севернее Гуляйполя) от наступления гайдамаков и немцев. Но неожиданно личный состав "полка" отказался выступить на фронт и 15 апреля под руководством бывших офицеров поднял восстание, признал власть Центральной Рады. Для подавления мятежников Антонов-Овсеенко отправил бронепоезд Беленковича, который "подоспел" в Гуляйполе и открыл огонь по восставшим. Как писал Антонов, лишь благодаря этой поддержке "Махно с 80 кавалеристами удалось прорваться к нашему бронепоезду"26. Касаясь этого восстания, Махно утверждал, будто оно состоялось в отсутствие его в Гуляйполе27. Но этого события он, очевидно, никогда не забывал, о чем свидетельствует его патологическая ненависть к офицерам и украинскому национальному движению, более тщательный политический контроль за своими отрядами в дальнейшем.

По словам очевидцев, отступление анархо-большевистских войск с территории Украины в конце апреля 1918 г. осуществлялось в панике. Станции Нижнеднепровск, Синельниково, Раздоры, Чаплино были забиты эшелонами с эвакуирующимися. В Славянске пьяные анархисты издевались над железнодорожной администрацией28. "Эти знаменитые войска, которые защищали Екатеринославщину, были действительно "авангардом" и ушли первые"29 - писал известный деятель РКП/б/ С. Гопнер.

По признанию самого Махно, после бегства из Гуляйполя он находился в глубокой депрессии и с небольшой группой близких ему людей отступил в эшелонах Красной Армии в Ростов, Царицын, а затем прибыл в Москву. Считается, что в июле 1918 г. Махно вернулся в Гуляйполе по своей инициативе30. Но прием его в Кремле, продолжительная беседа с В. Лениным и Я. Свердловым в мае 1918 г., заявление Ленина, что им по пути с таким анархистом, как Махно31 свидетельствуют об ином.

29 июня 1918 г. Махно выехал из столицы РСФСР. В Курске, где находился главный большевистский центр по борьбе с гетманом Скоропадским, он задержался почти на месяц, встретился с А. Чубенко, своим соратником по "черной гвардии". По указанию лидеров ЦК РКП/б/ гуляйпольские анархо-коммунисты получили от члена Всеукраинского бюро по руководству повстанческим движением против немецких оккупантов и гетмана Скоропадского В. Затонского два фальшивых паспорта на имена белых офицеров и офицерскую форму32. 21 апреля Махно и Чубенко направились через украинскую границу на Гуляйпольщину для развертывания повстанческого движения, подрывной работы против гетмана, возглавляемого им украинского государства. Прибыв в Гуляйполе, 25 июля они организовали встречу с соратниками по экспроприациям 1917 г. С. Марченко, братьями Алексеем и Семеном Каретниковыми, Пантелеймоном и Захарием Гусарами, где сообщили о целях своею возвращения на Украину33.

Летом 1918 г., когда Махно вернулся в Гуляйполе, державная варта гетмана Скоропадского и австро-германские войска еще полностью контролировали положение на Украине. Поэтому анархо-коммунистическая группа Махно ограничилась лишь отдельными террористическими актами против офицеров державной варты, чиновников гетманской администрации, помещиков и зажиточных хуторян. Попытка вовлечь в борьбу с вартой отряд украинских гайдамаков "синежупанников" в 300 человек в районе Звонецкой Вовниги (на днепровских островах близ Александровска) закончилась неудачно. Украинские казаки, как писал Махно, несмотря на "большевистские настроения" не пошли за анархо-коммунистами34.

О первых боевых операциях Махно после возвращения на Гуляйпольщину имеются лишь свидетельства романтически-легендарного характера: его собственные мемуары, дневник Чубенко, рассказы очевидцев. Большинство исследователей склоняется к мысли, что в августе 1918 г. Махно, Чубенко, Марченко и С. Каретников совершили налет на ближайшую экономию Резникова, где захватили 7 винтовок, револьвер, 7 лошадей и 2 седла. Экспроприации ссудно-сберегательной кассы в с. Жеребец Гуляйпольской волости дала 38 тыс. рублей, на которые был приобретен пулемет американской системы Кольт, револьверы и другое оружие35. И последующие террористические акции Махно, по сути, не отличались от обыкновенных вооруженных грабежей - это были налеты на экономии Нейфельда и Миргородского, экспроприация имущества у "богатеев" в Терновском районе36. В сводке от 8 августа 1918 г. о состоянии Восточной армии Австро-Венгрии нами обнаружен материал о действиях партизан в Александровском уезде Екатеринославской губернии. Около с. Федоровка (ныне Чубаровка) конный отряд напал на следовавших на вокзал в Пологи нескольких офицеров. Были убиты поручик и сопровождавший его ординарец, другой ординарец и украинский капитан получили тяжелые ранения37. Эта акция приписывалась большевикам, но тогда они не имели своих отрядов в районе Пологи-Гуляйлоле, ее могли осуществить лишь анархисты-махновцы. До конца сентября 1918 г. криминогенная обстановка в Александровском уезде была в целом нормальной. В докладе екатеринославского губернского старосты от 31 августа 1918 г. не отмечались случаи разбоя и грабежей в этом уезде, тогда как в Новомосковском и Павлограцском уездах факты подобных преступлений имели место38. Только 27 сентября 1918 г. выходившая в г. Александровске газета "Заря" сообщила о преступных действиях в уезде "бандитской шайки", выдававшей себя за казаков конной сотни александровского уездного коменданта. Говорилось об убийстве ею 12 человек: помещицы Геенной, начальника Лукашево-Бразолевской державной варты Иванова, трех офицеров и двух казаков, гуляйпольского волостного старосты Чебиряка, вартового Манько и трех австрийских жандармов. В погоню за бандой, которая насчитывала 20-30 человек, вооруженных винтовками, пулеметами и бомбами, были отправлены отряд варты, солдаты конной сотни и австро-венгерские отряды. Но никого из банды задержать не удалось.

Очевидно, это была первая попытка Махно активизировать деятельность анархистов-коммунистов и она была решительно пресечена украинской вартой и австро-венгерскими частями. Только в октябре 1918 г. в связи с революцией в Австро-Венгрии, начавшимся на Украине восстанием против гетмана Махно смог развернуть более масштабные боевые действия. Нами обнаружена секретная телеграмма осведомителя Черникова начальнику Екатеринославской губернской державной варты, в которой говорилось: "С уходом из села Гуляйполе австрийских войск шайка анархиста Махно терроризировала население. 16 октября шайка в числе 200 человек, располагая 4 пулеметами, другим оружием, заняв Гуляйполе вступила в бой с вартой и самоохраной"39. В свете этих секретных данных выглядит измышлением воспоминание Махно о разгроме им в этом бою двух венгерских ZE=2 COLOR="#ff0000">рот и 80 человек варты40. В описании боя Чубенко говорил только о разгроме "австрийцев". Да и бой ограничился лишь стрельбой трех махновских пулеметов с разных концов села, сдачей в плен 83 человек (по данным Махно, именно такой была численность варты). По свидетельству Чубенко, и трофеи махновцев были незначительными: 20 лошадей, 3 пулемета, 12 пулеметных лент, несколько винтовок, бричка патронов41. Это было вооружение небольшого отряда варты, а не регулярного австро-венгерского батальона.

С прибытием 19 октября в Гуляйполе австро-венгерских войск и державной варты махновцы бежали из села. Они отправились в свой первый рейд в район Юзово-Мариуполь. На пути к с. Дибривка махновский отряд отобрал у зажиточных крестьян и помещиков несколько бричек и кавалерийских лошадей с седлами, пулемет и другое оружие, помещиков уничтожали вместе с их имениями. В Дибривке махновцы соединились с отрядом бывшего члена "черной гвардии" Ф. Щуся и восстановили здесь "советскую власть". За счет местных добровольцев-крестьян общие силы Махно и Щуся выросли до 1500 человек, из которых три четверти не имели оружия. Махно писал: "Безоружных брали только на учет, но не зачисляли в действующий отряд"42. Через три дня "австрийцы" атаковали село и махновцам пришлось отступать в лес под артиллерийским обстрелом. Австрийское командование бросило батальон пехоты в село, а 200--300 кавалеристов в обхват леса. На помощь австрийским войскам из Дибривского и Больше-Янисольского районов подходили немцы-колонисты, отряды крестьянской самообороны и украинской варты. Махновцам удалось прорваться в лес и уйти в с. Гавриловку лишь после того, как Махно организовал заградительный ружейно-пулеметный огонь43.

Дибривский бой являлся единственной крупной боевой операцией Махно против австро-венгерских частей. Он проиграл этот бой с большими людскими потерями, но уже здесь Махно проявил присущую ему смекалку и изворотливость, умение ускользнуть от противника. После боя в Дибривке Махно с остатками своего отряда двинулся на немецкие колонии Червоный Кут и Фесуновские хутора, разорил их и направился в Мариупольский уезд. Здесь на протяжении недели он отобрал в хуторах и немецких колониях много винтовок, шашек, около 500 тыс. денег. В начале ноября Махно повернул к Гуляйполю и в сорока верстах от него, под местечком Старый Керменчик столкнулся с отрядом варты офицера Шаповала, вступил с ним в бой и захватил 3 пулемета, много винтовок. Но у с. Темировка махновцы были окружены австрийскими войсками, в кровопролитном бою из 350 бойцов отряда Махно погибло 17044.

От жестокого поражения Махно оправился только после эвакуации на родину австро-венгерских войск. Он осуществил рейд через "кулацкие" хутора и немецкие колонии в Лукашово-Бразолевско-Рождественском районе Александровского уезда и никто уже ему не мешал опустошать их. Обычным стало и ограбление поездов. Министерство внутренних дел гетмана Скоропадского сообщило, что в ночь на 11 ноября шайка Махно остановила между ст. Гайчур и Гуляйполе шедший из Бердянска поезд № 3, отняла у железнодорожного артельщика 52839 руб., сопровождавших его казаков и ехавших в поезде трех офицеров расстреляли. В сообщении отмечалось, что Махно грабил поезда и у ст. Пологи. 18 ноября Черников докладывал в Генштаб державной варты в Киев: "Отряды шайки Махно в окрестностях Александровского уезда грабят, убивают. Отряд бандитов в сто человек в Васильевке Павлоградского уезда имел перестрелку с вартой, убито 2, ранено 2 вартовых. Подступая к Терновке, под Славгородом, отряд вартовых в 5 человек натолкнулся на главные силы Махно до 600 человек. Завязалась перестрелка, варта без потерь отступила на Синельниково для охраны этого района. Банды Махно ежечасно увеличиваются, заняли Васильевку, Марьевку, Алексеевку Павлоградского уезда, часть переправилась через Днепр и угрожает Екатеринославу. В Мариуполе... уезде положение серьезное, банды бесчинствуют, варта вынуждена была покинуть большинство своих пунктов, старшие агенты покинули станцию Волноваха. Повсеместно в губернии принимаются меры борьбы с бандитами, но местными силами ликвидировать все разрастающиеся шайки не представляется возможным, прошу содействия."46 Он же 21 ноября сообщал: "Славгород занят шайкой Махно, в Александровском уезде банды находятся в семи верстах от Синельникова"47.

20 ноября Махно захватил с. Жеребец, а на следующий день он надолго возвратился в Гуляйполе. Здесь был создан военно-революционный штаб по борьбе с "буржуазией", в который вошли три анархо-коммуниста - Махно /командующий "армией"/, Белаш /начальник штаба/ и Горев, член РКП/б/ Херсонский и левый эсер Миргородский. Фронт вооруженной борьбы махновцев был разделен на три боевых участка: Цареконстантиновский, район Верхнего и Большого Токмака и Гришинский48.

Советская историография умышленно скрывала роль махновцев в установлении в конце 1918 г. коммунистической власти на Гуляйпольщине. Утверждалось, что в селе в это время действовал волревком во главе с местным кузнецом Л. Коростылевым, который приступил к ликвидации реставрированной гетманом частной собственности на землю, реквизиции излишков хлеба у кулаков, составлявших якобы пятую часть населения волости49. На самом деле эти "преобразования" производил военно-революционный штаб Махно, в который входил и представитель большевиков.

К этому времени политическая и военная обстановка на Украине в связи с начавшейся эвакуацией на родину австро-германских войск резко изменилась.

13 ноября 1918 г. украинские социалистические партии образовали в Белой Церкви Директорию во главе с В. Винниченко и С. Петлюрой, объявили о восстании против гетмана и создании Украинской Народной Республики. На их сторону перешло большинство гетманских войск и украинские повстанческие формирования, кроме отрядов Махно. В течение двух недель вся Украина объединилась под властью Директории. Большевистские организации были малочисленными, совершенно не ориентировались в таком повороте событий и примкнули к повстанческому движению50. Но крушением Германской и Австро-Венгерской империй не замедлило воспользоваться коммунистическое правительство России. В день германской капитуляции 11 ноября 1918 г. Совнарком, Ленин обязали Реввоенсовет РСФСР в течение десяти дней подготовить наступление Красной Армии для захвата Украины под видом братской помощи украинским рабочим и крестьянам51. Уже 19 ноября Антонов-Овсеенко докладывал Ленину, что 17 ноября Реввоенсовет РСФСР образовал Совет Украинского фронта - "замаскированно названный Советом Группы Курского направления. Его состав: Я, тов. Сталин, тов. Затонский"52.

20 ноября 1918 г РВС войск Курского направления предписал коммунистическим организациям Украины мобилизовать все революционные силы, особенно Екатеринославской губернии, для "восстановления Советской власти навстречу нашему движению на юг и захвата ст. Александровск, Синельниково, Павлоград, чтобы препятствовать отходу контрреволюционеров из Харькова на юг"53. Но только в Екатеринославской губернии удалось организовать поддержку войск РСФСР до их прибытия на Украину. Повстанческое движение в других губерниях было направлено против гетманского режима в поддержку Директории. Документов о вооруженных выступлениях рабочих и крестьян против УНР историками не обнаружено, кроме неудачной попытки большевиков Житомира 5 января 1919 г. установить свою власть в городе54. В отчете Киевского областного комитета РКП/б/ от 19 января 1919 г. говорилось, что повстанческое крестьянское движение в украинских губерниях шло под лозунгом "самостийной Украины" и противостоять ему коммунисты не могли55.

Оценивая стратегическую обстановку, командующий Украинским фронтом Антонов-Овсеенко сделал вывод о том, что "зачатки" Советской власти в отдельных уездах Украины (главным образом Екатеринославщины) "легко могут быть задушены петлюровскими бандами". Он делал ставку на интервенцию коммунистических войск из России, нанесение главного удара на Харьков-Екатеринослав с обеспечением флангов Украинского фронта действиями Южного фронта на донецком направлении и Западного - на киевском56.

По указанию Совнаркома, Ленина для маскировки интервенции и раскола украинского движения 28 ноября 1918 г. Сталин образовал в Курске т. н. "украинское советское рабоче-крестьянское правительство" во главе с Г. Пятаковым и Артемом (Сергеевым). Российские войска уже в эти дни развернули подготовку наступления на Харьков и Киев, стали именоваться "Украинской Советской армией". Антонов-Овсеенко не без основания рассчитывал на помощь коммунистических повстанцев в Екатеринославской губернии, Донбассе, где штаб военно-революционного комитета установил связи с отрядами Махно57.

Представители Екатеринославского областного ВРК Г. Колос и И. Максименко в начале декабря 1918 г. прибыли в Гуляй поле и заручились согласием Махно о совместных боевых действиях против армии УНР и белогвардейцев. Махно обещал подчиняться губревкому в оперативном отношении и послал в областной военно-революционный штаб своего представителя Шевченко-Марченко, а также передал Колосу отряд Петрова в 150 штыков, который должен был начать наступление на Гришине (ныне Красноармейск)59. С этого момента Махно, как и в конце 1917 года, вошел в подчинение командующего фронтом Антонова-Овсеенко. Прогнозируя развитие событий, последний 1 декабря докладывал Главкому И. Вацетису: "Павлоград, Синельниково и весь Екатеринославский район через два-три дня будет в руках повстанцев"60.

В декабре махновско-большевистские отряды захватили линию Керменчик-Гуляйполе-Пологи-Цареконстантиновка. По словам Максименко, отряд Махно насчитывал 300-400 пехотинцев и 150 кавалеристов, но по его сигналу могли собраться еще ок. 2000 вооруженных обитателей окрестных сел61. На наш взгляд, эта цифра занижена.. По данным Деникина, "на ростовском и крымском направлениях в течение декабря действовали объединенные шайки Махно силою в пять-шесть тысяч"62. 1 декабря 1918 г. Екатеринославская газета "Приднепровский край" сообщила о 10 тыс. "хорошо вооруженных и экипированных бойцах шайки Махно", которые восстановили в Павлоградском уезде и Гуляйполе "советскую" власть. Такая численность отрядов Махно представляется более вероятной, так как в конце декабря махновцы сыграли главную роль в захвате Екатеринослава. Постоянным "кадром" их отрядов были деклассированные анархистские элементы - "черная гвардия". Для проведения значительных операций привлекались отряды крестьян, преимущественно бедняков, получавших долю военных трофеев. К этому времени Махно уже подчинялись анархо-коммунистические отряды В. Белаша, Т. Удовиченко, М. Фоменко, Ф. Гончаренко, В. Куриленко, действовавшие в начале ноября еще самостоятельно в Бердянском, Мариупольском, Александровском, и Мелитопольском уездах63.

10 декабря Махно захватил Чаплино64, 12 декабря выслал отряд под командованием Красикова на Цареконстантиновку, Чубенко с отрядом в 100 бойцов взял Орехово65. Повсеместно махновцы истребляли помещиков, их имущество делили между собой. На немецкие колонии и хутора накладывали денежные и натуральные контрибуции, у зажиточных крестьян для военных нужд изымали лошадей, тачанки, продовольствие, оружие. Хозяйства, в которых было больше пяти лошадей, подвергались раскулачиванию66. Разгул анархии, убийства, мародерство махновские анархо-коммунисты представляли как высшее проявление свободы, которую дала им революция.

С высадкой в декабре 1918 г. войск Антанты в черноморских и азовских портах в поддержку деникинцев усложнилась стратегическая обстановка на Украине. Попытки правительства УНР получить от Антанты помощь оружием и снаряжением закончились безрезультатно. Нота протеста Директории по поводу высадки на ее территории антантовских войск была оставлена без внимания. Армия УНР оказалась между "белыми" и "красными" войсками. Она насчитывала всего 40 тыс. человек, была разношерстной: 15 тыс. воинов бывшей гетманской армии, 5 тыс. организованных Петлюрой регулярных войск, 20 тыс. повстанцев, формировавшихся в курени и сотни67.

Учитывая наличие значительных сил у Махно, его участие в борьбе с гетманской властью, комиссар главного штаба Петлюры в Екатеринославе атаман Горобец повел переговоры с представителями махновского объединенного штаба Чубенко, Горевым, Херсонским и Миргородским о совместных боевых действиях против белогвардейцев. Согласно подписанного 15 декабря 1918 г. договора Горобец обеспечивал отряды Махно оружием, боеприпасами и продовольствием, а махновцы содействовали мобилизации в армию УНР на Гуляйпольщине. Но этот "союз" был лишь военной хитростью Махно: получив от атамана Горобца вагон патронов, пол вагона винтовок, бомбы и взрывчатку, махновцы выступили против украинских войск68. Выполняя приказы командующего Антонова-Овсеенко, отряды Махно развернули наступление на Синельникове, Лозовую и Павлоград, уничтожили сотню гайдамаков. В ответ на ст. Лозовая сечевые стрельцы 25 декабря 1918 г. расстреляли захваченных ими махновцев69.

Стратегический замысел Антонова-Овсеенко заключался в захвате Украины Красной Армией РСФСР до сформирования армии УНР и наступления антантовских и деникинских войск70. В конце декабря он начал наступление из Белгорода на Харьков. В эти же дни штаб Екатеринославского областного ВРК воспользовался малочисленностью украинского гарнизона в губернском центре и вызвал Махно на помощь для штурма Екатеринослава.

26 декабря Махно прибыл в Нижнеднепровск с отрядами Ф. Щуся (100 кавалеристов) и А. Калашникова (400 пехотинцев с 6 пулеметами)71. Прибывший туда же большевистский отряд насчитывал 700 человек под командованием П. Тесленко. Несколько сотен вооруженных рабочих насчитывалось в Нижнеднепровске под командованием Соколова и Панченко72. Всего объединенные махновско-большевистские силы насчитывали 1500-2000 человек, вооруженных винтовками и пулеметами. Современные исследователи определяют силы петлюровского гарнизона в 4000 человек, с арсеналом в 250 пулеметов, 3 легких батареи и 3 броневика73. Такая численность войск обороняющихся нам представляется маловероятной. Большевистский губком владел информацией о положении в городе и штурм Екатеринослава при данном соотношении сил был бы просто безрассудным. Основные силы Петлюры в те дни обороняли подступы к Харькову от наступающих российских войск. Антонов-Овсеенко располагал точными сведениями о численности украинского гарнизона в Екатеринославе. Он писал, что в течение пятидневных боев в городе махновцы артиллерийским огнем безуспешно пытались выбить украинский отряд в 300 человек, переходивший из дома в дом по главной улице74.

Операцию по захвату Екатеринослава Махно начал утром 27 декабря. Группа махновцев в рабочей одежде, с узелками перешла мост через Днепр и забросала заставу гайдамаков гранатами, что послужило сигналом к общему наступлению. После короткой перестрелки главные силы Махно захватили вокзал и открыли артиллерийский огонь по центру города из трофейных орудий75. После "артиллерийской подготовки" махновско-большевистские войска занялись грабежами. Под предлогом розыска петлюровцев они врывались в дома с ног до головы вооруженные, одетые "одни - в обыкновенные солдатские шинели, другие - в роскошные енотовые шубы, третьи - в простые крестьянские зипуны"76 - вспоминал житель города Г. Игренев. Махно не остановил грабежи, ограничился обращением к жителям города с обещанием наказывать преступников77. Гайдамаки отступили из города, но 1 января 1919 г. с подоспевшими со ст. Долинской куренями атамана Самокиша численностью до 1500 человек после двухчасового боя снова заняли Екатеринослав и утопили в Днепре до 500 полупьяных махновцев78.

После панического бегства из города на Левобережье Махно не смог закрепиться на ст. Нижнеднепровск и отступил дальше. Об этих событиях большевик Годин вспоминал: "Махно требовал для себя поезд в первую очередь, начальник станции докладывал ему, что только что отправил бронепоезд. Махно настаивал... На выходных стрелках он натолкнулся на бронепоезд. Ночь... Авария... Пути завалены трупами вагонов и паровозов. Слышен стон раненых... Паника... Наши и махновцы бегут... Вдоль полотна растянулась длинная цепь партизан, отступающих в беспорядке на Синельниково…"79. Большевики пытались взвалить вину на "предателя" Махно. Один из них писал об этом бое с гайдамаками: "Им можно было дать отпор, если бы Махно не дезорганизовал тыл паническим бегством своей кавалерии. К тому же Махно снял свой отряд с левого фланга"80.

Поражение экспедиционного отряда Махно в Екатеринеславе пошатнуло его авторитет как военачальника, но все же носило частный характер. Ряд других его формирований сохраняли довольно высокую боеспособность и совместно с большевиками контролировали многие станции и города Екатеринославщины. 1 января 1919 г. большевистско-махновские отряды численностью до 3000 человек заняли Павлоград и повели успешное наступление на Лозовую81. 2 января исполнительное бюро ЦК КП/б/У докладывало из Харькова Антонову-Овсеенко в Курск: "Линия Лозовая-Екатеринослав в наших руках. Если прорваться через Харьков, то в наших руках окажется Донецкий бассейн"82. Объединенные большевистско-махновские отряды занимали ст. Гришино и окрестности. Часть из них - гришинский крестьянский полк, бронепоезд Кочубея, полк Клипача и махновский отряд Петрова общей численностью 2000 бойцов переместились в район ст. Синельниково и заняли ее, готовясь к новому штурму Екатеринослава. Чисто махновские формирования удерживали южный участок - ст. Орехово-Пологи-Цареконстантиновка83.

В налетах на гетманских вартовых и отряды крестьянской самообороны, в вооруженных столкновениях с петлюровскими частями в конце 1918 - начале 1919 гг. определились основные тактические правила махновского боя, оформился "полководческий талант" Махно. Чубенко вспоминал: "Главным принципом, на котором основывалась наша боевая деятельность, являлась внезапность. Суворовское положение "удивить и победить" в наших отрядах оправдывалось и применялось. Внезапность действия являлась залогом успеха и минимальных потерь"84. Эта военная истина твердо была усвоена Махно, его командирами и неукоснительно применялась в дальнейшем. Махновцы всегда старались уклониться от боя с более сильным противником, а в случаях, когда это было невозможно, оставить заслон и уйти от преследования. Своими успехами отряды Махно во многом были обязаны пулеметным командам. В их распоряжении были американские пулеметы Кольта, английские ручные пулеметы Льюиса и французские Шоша.

Но излюбленным оружием в отрядах Махно стал станковый пулемет русского производства системы Максим. Станковые и ручные пулеметы были самыми ценными трофеями махновцев.

Приведенные материалы позволяют заключить, что в 1917 - начале 1919 гг. Махно и его формирования являлись последовательными приверженцами анархо-большевистской революции. Их программные лозунги и методы вооруженной борьбы совпадали с большевистскими. Теоретическое невежество махновцев в симбиозе с крайним экстремизмом и революционным фанатизмом были сродни большевикам. Их формирования умеючи использовались РКП/б/, Лениным в борьбе за захват власти на Екатеринославщине в конце 1917 г. В начале 1918 г. отряды Махно стали первыми частями создаваемой Красной Армии. Усердие в осуществлении красного террора, анархо-коммунистические революционные лозунги не нашли поддержки среди большинства населения Украины. Сформированный из бывших фронтовиков "полк" Махно в апреле 1918 г. поднял против него восстание и перешел на сторону Центральной Рады. С наступлением украинских и австро-германских войск анархо-большевистские формирования Антонова-Овсеенко эвакуировались в Россию. После встречи Махно с Лениным и Свердловым в Кремле и получения по их указанию подложных документов он вернулся на Гуляйпольщину для повстанческой работы против гетманского режима. В декабре 1918 г. анархо-коммунистические формирования Махно насчитывали до 10 тыс. человек, рассматривались ЦК РКП/б/ и РВС Украинского фронта как опора и стратегический резерв Красной Армии на Украине. Активные наступательные действия махновских отрядов против армии УHP на Екатеринославщине и в Донбассе, захват Екатеринослава и других стратегически важных городов и станций Левобережья оттянули значительные военные силы украинской Директории. Это способствовало продвижению на Украину российских войск под командованием Антонова-Овсеенко, облегчило захват ими Харькова 3 января 1919 г.

Примечания

1. История городов и сел Украинской ССР - Запорожская область. - К.,1981. - С. 290-292

2. Шубин А. Махновское движение в 1917-1921 гг. //Дружба народов. - 1993. - № 3. - С. 148

3. Волковинский В. И. - Указ. соч. - С. 9-11

4. Политические деятели России. - С 210; Волковинский В. Н. - Указ. соч. - С. 15-20

5. Шубин А. Проблема "переходного периода" в российской эмигрантской анархической мысли. - С. 89

6. Коган Э. Из истории аграрного движения в 1917 г. на Екатеринославщине // Борьба за Советы на Екатеринославщине. - С. 76

7. Волковинский В. Н. - Указ. соч. - С. 29-30

8. Махно Н. Русская революция на Украине. - С. 66

9. Гонтарь. Воспоминания о Красной гвардии // Борьба за Советы на Екатеринославщине. - С. 178

10. Белаш А.В., Белаш В. Ф. - Указ. соч. - С. 21

11. Волковинский В. Н. - Указ. соч. - С. 31

12. Махно Н. Русская революция на Украине. - С. 92

13. Волковинский В. Н. - Указ. соч. - С.32

14. Iсторiя Українського вiйська. - Львiв, 1992. - С. 400

15. Ростовский ОГА. - Ф. 3440, Oп. 1, Д. 5, Л. 4-5

16. ЦГАООУ. - Ф. 5, Oп. 1, Д. 153, Л. 4

17. Махно Н. Русская революция на Украине. - С. 132

18. ЦГАООУ. - Ф. 57, Оп. 2, Д. 160, Л. 43

19. Там же. - Ф. 5, Оп. 1, Д. 153, Л. 4

20. Махно Н. Русская революция на Украине. - С, 198

21. ЦГАООУ. - Ф. 5, Оп. 1, Д. 153, Л. 5

22. Белаш А. В., Белаш В. Ф.-Указ. соч. - С. 23

23. Ростовский ОГА. - Ф. 3440, Оп. 1, Д. 5, Л. 7-9

24. Лантух. Разоружение белых казаков и бои с немцами // Борьба за Советы на Екатеринославщине. - С. 173

25. Антонов-Овсеенко В. А. Записки.-Т. 2. - С. 65,67-68

26. Там же. - С. 229

27. Махно Н. Русская революция на Украине. - С. 205

28. Кошелев С. Как мы отступали // Борьба за Советы на Екатеринославщине. - С. 204

29. Гопнер С. Отклики на Брестский мир и последние дни Советов на Екатеринославщине // Там же. - С. 209

30. Верстюк В. Ф., Волковинский В. Н., Комин B. В. - Указ. соч.

31. Политические деятели России. - С. 211

32. Махно Н. Под ударами контрреволюции. - С. 148

33. Волковинский В. Н. - Указ. соч. - С. 44

34. Махно Н. Украинская революция. - С. 36

35.Руднев В. - Указ. соч. - С. 21

36. Волковинский В. Н. - Указ. соч. - С. 46

37. ЦГАООУ. - ф. 5, Оп. 1, Д. 114, Л. 194

38. Там же.-Л. 23-24

39. ЦГАООУ. - Ф. 57, Oп. 1, Д. 250, Л. 1

40. Махно Н. Украинская революция. - С. 65

41. ЦГАООУ. - Ф. 5, Oп. 1, Д. 153, Л 13

42. Махно Н. Украинская революция. - С. 71-78

43. Там же. - С. 80-81

44. Там же. - С. 129-130; Волковинский В. Н. - Указ. соч.- C. 50-52

45. Махно Н. Украинская революция.- С. 163

46. ЦГАООУ. - Ф. 5, Оп. 1, Д. 243, 244

47. ЦГАООУ. - Ф. 57, Oп. 2, Д. 250, Л. 2-3

48. Махно Н. Украинская революция. - С. 167

49. История Городов и сел Украинской ССР. Запорожская область. - С. 293

50. Яворський М. Революцiя на Вкраїнi на ii годовних етапах. - Х.,1923. С. 61-63

51. Антонов-Овсеенко. - Указ. соч. - Т. 3. - С. 26

52. ЦГАООУ. - Ф. 5, Oп. 1, Д. 85, Л. 84

53. РГВА. - Ф. 103, Оп. 1, Д. 513, Л. 26

54. Стахiв М. Украiна проти большевика. Книга друга. - Тернопiль,1993

55. Гражданская война на Украине. - Т. 1, Кн. 1. - С. 564-568.

56. Там же. - С. 513

57. Гражданская война на Украине. - Т. 1, Кн. 1. - С. 521

58. Кузнецов Е. Первое наступление Махно // Пятая годовщина Октябрьской революции. - С. 179

59. Колос Г. - Указ. соч. - С. 24

60. РГВА. - Ф. 103, Oп. 1, Д. 507, Л. 75

61. Максименко. - Указ. соч. - С. 24

62. Деникин А. И. Очерки русской смуты // Вопросы истории. - 1993. - № 10. - С. 110

63. Руднев В. - Указ. соч. - С. 23

64. Приднепровский край. - 1918. - 10 декабря

65. Белаш А. В., Белаш В. Ф.-Указ. соч. - С. 42

66. Волковинский В. Н. -Указ. соч. - С. 49

67. Стаxiв М. -Указ. соч. - С. 33

68. Белаш А.В., Белаш В. Ф.- Указ. соч. - С. 42

69. Сосюра В. Третя рота // Киiв. -1988. - № 1. - С. 118-119

70. Гражданская война на Украине. - Т. 1, Кн. 1. - С. 513

71.Лебедь Д. Итоги и уроки трех лет анархо-махновщины С. 13

72. Ризоль И. Борьба с гетманом в подполье // Борьба за Советы на Екатеринославщине.- С. 227; Золотов Ф. Пролетарский Октябрь // Пятая годовщина Октябрьской революции. - С. 170

73. Верстюк В. Ф.- Указ. соч. - С. 56; Волковинский В. Н. - Указ. соч. - С. 57

74. Антонов-Овсеенко В.А. Записки. - Т. 3. - С. 34

75. Примаков В.Н. Борьба за Советскую власть на Украине // Этапы большого пути. - С. 197

76. Игренев Г. -Указ. соч. - С. 190-191

77. Обращение к гражданам Екатеринослава. - Материалы Днепропетровского исторического музея.

78. Антонов-Овсеенко В. А. Записки. - Т. 3. - С. 34

79. Годин. Из истории борьбы за Советы на Екатеринославщине " Борьба за Советы на Екатеринославщине. - С. 224

80. Лантух. Полоса партизанщины // Там же. - С. 286

81. Южный край. - 1919. - 4 января

82. РГВА. - Ф. 6, Оп. 4, Д. 42. Л. 59

83. Колос Г.А.- Указ. соч. - С. 39-40

84. Белаш А. В., Белаш В. Ф. - Указ. соч. - С. 40