Новости
Махновцы
Статьи
Книги и публикации
Фотоальбом
Видео
всё прочее...
Общение
Ссылки
Поиск
Контакты
О нас


Рассылка:


Избранная
или
Стартовая

Сhapaev.ru

ПРОТИВ ВЛАСТИ И КАПИТАЛА!

Гуляйпольский городской портал | www.gulaypole.info

Воронежский Анархист



Яндекс цитирования

Размещено в DMOZ

Rambler's Top100






Реклама:


Введение

Махновское движение было одним из значительных в гражданской войне на Украине. В советской историографии оно рассматривалось однозначно - как кулацко-бандитская контрреволюция, направленная против утверждения коммунистического строя. После распада Советского Союза и краха коммунистической системы историки пытаются отойти от этой концепции и расценивают махновщину как самозащиту крестьянства от политики военного коммунизма.

Объективный анализ махновского движения, его социального состава, политической направленности, взаимоотношений с РКП/б/ имеет важное научное значение. Изучение этих проблем раскроет истинный смысл махновщины, методы утверждения диктатуры вождей РКП/б/ на Украине, позволит преодолеть многие стереотипы истории гражданской войны, в том числе контрреволюционной направленности махновских формирований.

Советская концепция о Махно и его армии складывалась еще в годы гражданской войны под влиянием В. Ленина, постановлений о них центральных партийных и советских органов. В 1918 - первой половине 1919 года, когда отряды Махно сражались на стороне Красной Армии, ее командующий на Украине В. Антонов-Овсеенко давал им положительную характеристику1. До апреля 1919 г. хвалебные статьи об их героических действиях против белогвардейцев и украинской "контрреволюции" появлялись в центральной и местной коммунистической прессе2. После разгрома "военной оппозиции" на VIII съезде РКП/б/ (конец марта 1919 г.), взявшего курс на создание Красной Армии как послушного инструмента "вождистского" режима, Ленин потребовал ликвидации махновских формирований3. Как по сигналу коммунистическая пресса развернула широкую антимахновскую кампанию. В статьях Л. Троцкого и других материалах военные неудачи махновской бригады Красной Армии в апреле-мае 1919 г. преподносились как открытое контрреволюционное предательство4.

После получения телеграммы Махно о расстреле им атамана Н. Григорьева и ликвидации "григорьевщины" 4 августа 1919 г. Троцкий в газете "В пути" характеризовал Махно как одного из честных повстанческих атаманов, предлагал ему быть дисциплинированным и пойти на службу в Красную Армию. Но с началом разгрома Деникина, важную роль в котором сыграл Махно, Ленин и Троцкий в декабре 1919 г. подтвердили свой курс на ликвидацию махновских формирований и они были объявлены вне закона как "дезертиры" и "предатели"5. Снова в коммунистической печати появились статьи партийных и советских деятелей о контрреволюционной сущности махновских формирований6.

Обманув Махно и использовав его формирования в решающих боях с Врангелем, руководство большевистского государства и Красной Армии 26 ноября 1920 г. снова объявили их вне закона как "врагов Советской Республики и Революции"7. С этого времени большевистская пропагандистская машина окончательно зачислила махновщину в лагерь контрреволюции и предопределила ее оценку в советской историографии.

Первые публикации о Махно и его армии стали выходить сразу после гражданской войны и принадлежали руководителям КП/б/У. По общепартийному шаблону они расценивали махновские формирования как кулацко-контрреволюционные. Данная характеристика обязывала фальсифицировать социально-классовый состав отрядов Махно, доказывать их враждебность Советской власти. Член ЦК КП/б/У Я. Яковлев (Эпштейн) в книге "Русский анархизм в Великой русской революции" писал: "...анархисты создают военную силу, в которой сочетаются наихудшие черты палочной дисциплины царской армии с бандитским разгулом гайдамаччины, от Красной Армии взята только идея политотдела, преобразованного Махно в анархистский культпросветотдел"8.

С партийных позиций рассматривал махновщину Д. Лебедь. Его работа охватывает историю махновских формирований с 1918 по 1921 год. Их вооруженную борьбу не только против Красной Армии, но и против белогвардейцев и войск УНР9. Но автор стремится подчеркнуть, что на всех этапах отряды Махно были бандитскими, чуждыми идеалам революции. Их участие в боях на стороне большевиков диктовалось преимущественно желанием пограбить.

В 20-е г. появилось много журнальных статей об армии Махно, принадлежащих военным историкам. Их целью являлось обобщение боевого опыта Красной Армии в гражданской войне. Некоторые из этих публикаций были посвящены анализу политических и военных уроков борьбы с махновщиной как бандитизмом. Впервые такую задачу попытался решить А. Орлинский10. Но более глубоко исследовал эти вопросы Р. Эйдеман. Видный военачальник Красной Армии, участник борьбы с махновскими формированиями, он стремился исследовать общую природу повстанчества времен гражданской войны, сравнить социальный состав отрядов Махно с повстанцами Дона, Сибири, Правобережной Украины. Особое внимание Эйдеман обращал на разгром махновцами деникинского тыла и на этом примере сделал вывод о повстанчестве как важном резерве любой армии11. Абсолютное большинство военно-исторических публикаций первой половины 20-х г. исследовали проблемы тактики боевых действий Красной Армии против отрядов Махно в 1920-1921 гг. Их авторы - красные командиры (в основном дивизий и бригад) освещали ход конкретных военных операций своих частей на махновском фронте. Эти работы отличаются стремлением осмыслить и объяснить неудачи отдельных боев и содержат попытки их объективного анализа12. В большинстве выводов военные исследователи едины. Они объясняют живучесть махновщины маневренностью его отрядов, их способностью к быстрому рассредоточению, а также серьезными просчетами красного командования.

"Записки о гражданской войне" В. Антонова-Овсеенко командовавшего Красной Армией на Украине в декабре 1917 апреле 1918 гг. и в первой половине 1919 г., хотя и относятся к жанру мемуарной литературы, но, по существу, являются единственным военно-историческим исследованием о махновских формированиях этого периода. Автор коснулся роли Махно в установлении Советской власти на Екатеринославщине и формировании первых частей Красной Армии в начале 1918 г., подробно проанализировал боевые действия красных войск на Украинском фронте с участием махновской бригады в январе-июне 1919 г. Он затронул вопросы взаимоотношений Махно с большевистским руководством, раскрыл особенности комплектования, материального снабжения и вооружения красноармейской бригады Махно.

Объективный анализ роли махновского соединения в боевых операциях Красной Армии против Деникина весной и Повстанческой армии осенью 1919 г. дал в своих мемуарах и командующий красными войсками Южного фронта А. Егоров13.

Во второй половине 20-х г. появились работы общего характера по истории гражданской войны, в которых махновская армия описывалась как один из военных противников советских вооруженных сил. В двухтомном труде Н. Какурина отдельная глава посвящена вопросам советского тыла, где подробно рассматривается "бандитизм", повстанчество, дезертирство в различных регионах России и Украины, в том числе махновщина14.

Значительное место армии Махно уделено в книге Р. Эйдемана и Н. Какурина "Гражданская война на Украине"15. Махновские формирования в 1918-1919 гг. расцениваются авторами как союзник Советской власти, махновщина 1920-1921 гг., на их взгляд, являлась политическим бандитизмом.

Борьба Повстанческой армии Махно против деникинских войск почти не освещалась. В статье бывшего деятеля КП/б/У Д. Кина использованы мемуары екатеринославских большевиков, служивших тогда в частях Махно. Кин анализирует причины популярности Махно среди крестьян, усматривая их в борьбе махновцев "против города в смысле выкачивания материальных благ"16.

Е. Эсбах осветил заключительный этап махновщины, разгром армии Махно. Автор писал, что весной-летом 1921 г. махновцы лишились всякой поддержки крестьянства17.

Самым крупным исследованием по истории махновского движения была монография М. Кубанина, написанная на основе газетных, мемуарных, публицистических и частично архивных материалов18. Главной целью автора было доказать кулацко-бандитский характер махновщины. Но Кубанин своим исследованием опровергает такое определение. Социологические выводы о локальности действий махновских формирований, "гнездовости" их пополнений за счет зажиточного середняка украинской лесостепи, в первую очередь, свидетельствуют не о социальном, а о территориальном принципе комплектования махновской армии. Некоторые утверждения Кубанина идут вразрез даже с ленинскими постулатами. Если Ленин говорил: "Опыт махновщины, григорьевщины показали нам, что их влияние на крестьянские массы - кажущееся. На самом деле - их сила - пуф"19. То Кубанин показывал значительное влияние Махно на крестьян до второй половины 1920 г. Наряду с социологическими аспектами книга освещает некоторые особенности внутреннего уклада армии Махно. Значительная часть монографии посвящена морально-бытовой атмосфере махновских отрядов - разгулу бандитизма, пьянству, грабежам. Автор касается также особенностей тактики формирований Махно, приводит примеры военной хитрости махновцев в бою.

С выводами Кубанина во многом перекликается вышедшая в том же году книга В. Руднева, в ней сделан акцент на исследование причин возникновения махновщины20. Корни ее, как и Кубанин, автор усматривает в особенностях социально-экономического состояния южно-украинского крестьянства. Руднев считает, что причиной активной борьбы махновцев за ликвидацию помещичьего землевладения и закрепления за собой экспроприированных земель являлся быстрый рост фермерских хозяйств на Юге Украины. Необходимость самозащиты и самоорганизации крестьян в этой борьбе якобы и выдвинула на первый план Махно, создавшего свою "революционно-повстанческую армию". Такая схема возникновения махновского движения должна была объяснить его кулацко-бандитский характер в 1920-1921 гг. в связи с происшедшей дифференциацией крестьянства, отходом от Махно бедняцких и середняцких слоев.

Но "компромиссная" концепция Кубанина и Руднева о махновском движении в начале как антипомещичьем, революционном и лишь в 1920-1921 гг. превратившемся в "кулацкий бандитизм" не соответствовала ленинским оценкам и не утвердилась в советской историографии. Спустя 10 лет обе книги были изъяты из обращения. С ужесточением тоталитарного режима в 30-50-е гг. история махновщины практически не изучалась. Единственная журнальная публикация Л. Никулина была посвящена боевым действиям Красной Армии против махновских отрядов в 1921 году21. Она в основном излагала события, описанные в военных журналах 20-х годов. В "Большой Советской Энциклопедии" махновщина определялась, как и в сталинских "историях" ВКП/б/, - "контрреволюционная вооруженная борьба анархистско-кулацких банд против Советской власти на Украине", возглавляемая "авантюристом Махно"22.

Изучение махновского движения возобновилось в 60-е гг., во время хрущевской "оттепели". В пятитомной "Истории гражданской войны в СССР" отмечались роль махновцев в разгроме деникинского тыла осенью 1919 г., их участие в борьбе против войск Врангеля в составе Южного фронта осенью 1920 г23. Но в целом "контрреволюционная" сущность махновской армии у авторов этого коллективного исследования не вызывала сомнений. "Разновидностью мелко-буржуазной контрреволюции" названа махновщина в "Советской исторической энциклопедии" и в "Україськiй РСР в перiод громадянської вiйни"24. Но в последнем юбилейном издании все же освещены некоторые вопросы численности, состава и вооружения армии Махно в 1919-1920 гг. В 1966 г. в журнале "Вопросы истории" появилась специальная статья С. Семанова о махновщине25. Использовав в основном материалы монографий Кубанина и Руднева, автор систематизировал советскую концепцию о махновщине в целом, подчеркнул авантюристичность политических и военных замыслов Махно в борьбе с Советской властью.

В 70-е гг. советские историки ужесточили разоблачение "внутренней контрреволюции" на Украине в годы гражданской войны, в том числе и махновщины. В монографии Е. Кучера о вооруженном разгроме внутренней контрреволюции в 1921-1923 гг. анализировались и боевые операции Красной Армии по ликвидации махновских отрядов, организационная работа РКП/б/ и КП/б/У по искоренению махновщины26. На основе архивных и других материалов автор глубоко осветил вопросы численности, организационной структуры, морального климата махновских отрядов в 1921 г. Но общая концепция о махновщине им не пересматривалась, а лишь детализировалась, уточнялась. Заключительному этапу махновского движения посвятил свою статью П. Билый. Не касаясь концепции советской историографии о "контрреволюционности" махновских формирований, автор осветил на более широкой архивной базе боевые действия против махновцев в 1920-1921 гг.27. И. Дубинский и Г. Шевчук в историческом очерке о красном казачестве описали боевые операции красных конников по преследованию махновских отрядов в 1920-1921 гг., тактику встречного боя формирований Махно с красной кавалерией28.

В изданных в 80-х гг. "Гражданской войне в СССР" и энциклопедиях о гражданской войне махновщина неизменно рассматривалась как проявление мелкобуржуазной и кулацкой контрреволюции29. В общих чертах в них говорилось о составе махновской армии и ее борьбе против германских оккупантов, Петлюры, Деникина, Врангеля, Красной Армии, "временные" союзы с последней Махно заключал якобы лишь с целью приобретения оружия. Утверждалось, что первый небольшой отряд Махно организовал в Гуляйполе только в апреле 1918 г. В "Гражданской войне в СССР" история махновской армии дана в контексте общей военно-стратегической обстановки на фронтах, что позволяет четче представить ее роль и место в событиях 1918-1921 гг. В изданном в 1987 г. "Советском энциклопедическом словаре" Махно расценивался как один из главарей "мелкобуржуазной контрреволюции", а махновщина определялась как "анархо-кулацко-крестьянское движение"30. Утверждалось, что в период германской оккупации и деникинщины они имели антипомещичью направленность и опирались на "трудовое крестьянство", а борьбу с Советской властью вели под прикрытием "демагогических лозунгов" о "вольных Советах", о "безвластном государстве" с опорой на "кулачество".

В конце 80-х гг. в газетных и журнальных публицистических статьях впервые стала подвергаться сомнению концепция о махновщине как однозначно контрреволюционном движении, Ю. Кларов верно оценил Махно как "побочного сына анархизма"31. Лишь в начале 90-х гг. снова появились обобщающие монографии о Махно и его движении (спустя более 60 лет после работ Кубанина и Руднева).

В монографии В. Волковинского на основе большого фактического материала, в том числе раннее не известного, изложена общая схема "эволюции" махновщины от "массового повстанчества тружеников деревни против иностранных интервентов и их пособников" до "политического бандитизма". Ликвидация последнего началась в мае-июне 1919 г. якобы по инициативе ЦК КПб/У и Совета обороны УССР. Считая своей главной задачей написание объективной политической биографии Махно, Волковинский ограничился лишь кратким очерком истории махновской армии, затронул проблемы ее комплектования, социального состава, вооружения, тактики боя махновцев на различных этапах гражданской войны.

Монография В. Комина также является попыткой создания исторического портрета Н. Махно33. Вместе с тем автор затрагивает и некоторые аспекты боевой деятельности махновской армии, более подробно освещает ее агонию в 1921 г. В целом Комину, как и Волковинскому, не удалось отойти от стереотипов советской историографии 20-х гг., махновская армия им изображена как контрреволюционный организм, препятствующий нормальному функционированию советских социалистических институтов.

Наиболее "перестроечным" является труд В. Верстюка, изданный после краха коммунистической системы34. Впервые в нем сделан вывод, что "махновское повстанчество целиком отождествляло себя с революцией". Автор справедливо пишет, что махновская армия отстаивала революцию в борьбе с гетманом Скоропадским, Петлюрой, Деникиным, Врангелем, во многом сопоставляет эту борьбу с защитой коммунистической революции Красной Армией. По глубине научного осмысления всего комплекса военно-организационных атрибутов махновщины монография Верстюка превосходит все предыдущие исследования этих проблем. Но, в конечном счете, Верстюк полагает, что махновская армия защищала интересы "крестьянина-производителя", олицетворяла массовое крестьянское движение против экономических экспериментов коммунистов на Украине. Таким образом, по существу, он подтвердил советскую концепцию об антикоммунистическом характере махновщины. Не освещая, как и все исследователи, начального периода боевой деятельности анархо-коммунистических формирований Махно (сентябрь 1917 - январь 1918 гг.), Верстюк писал, что первый союз Махно с Советской власть сложился только в начале 1919 г.

Определенный вклад в разработку новой концепции истории махновских формирований внесли и статьи по отдельным вопросам этой темы. В. Савченко впервые коснулся взаимоотношения Махно с руководством РКП/б/ весной 1919 г., разъяснил мотивы начала широкой антимахновской кампания ЦК РКП/б/, направляемой Троцким35. Публикация В. Ермакова существенно дополнила социологические исследования Кубанина и Руднева о составе махновской армии, осветила исторические, экономические и социально-бытовые корни махновщины36.

Весомый теоретический вклад в переоценку махновского движения сделал А. Шубин37. Он высказал мысль, что движущим мотивом в деятельности Махно и его армии была идея анархизма. Автор писал, что "незнание анархизма затруднило осмысление махновского повстанчества даже для таких серьезных исследователей как В. Верстюк"38. Но переоценка Шубиным возможностей анархизма как политического движения привела автора к сомнительным выводам. Он полагает, что весной 1921 года крестьянство более обширной зоны, чем коренной махновский район, "привыкало к батьке" и активнее его поддерживало. Власть большевиков тогда якобы висела на волоске, и только тактические просчеты Махно, распыление его формирований для создания новых повстанческих зон не позволили ему "сосредоточить большие силы для решающего наступления"39.

В биографическом словаре "Политические деятели России 1917" помещена справка о Н. Махно, написанная А. Федорченко40. Впервые в энциклопедическом издании Махно определен как идейный анархо-коммунист и не обвиняется в контрреволюционности. Отмечается тождество его позиции с большевиками в 1917 г. по вопросам о земле, войне и мире, Временном правительстве, поддержка Махно октябрьского переворота. Упоминается также о встрече с Лениным в мае 1918 г., "благоговении" Махно перед ним, награждении орденом Красного Знамени № 4 за успешную операцию махновцев против деникинских войск и т. п. Но сущность разногласий Махно с РКП/б/, причины его отторжения от Красной Армии не освещаются, вина за конфликты с ее руководством возлагается на Махно. О боевой деятельности его формирований, их союзе с РКП/б/ говорится лишь с декабря 1918 г.

Среди последних публикаций о махновской армии выделяется книга А. Белаша, построенная на комментариях богатейших записей его отца В. Белаша - начальника штаба Повстанческой армии41. По количеству использованных документов и материалов эта работа не имеет равных и представляет огромную ценность для изучения данной проблемы. На наш взгляд, эта книга, по существу, является не научным исследованием, а сборником документов и материалов, изредка комментируемых А. Белашом. В ней очень заметна романтизация махновских командиров, прослеживается тенденциозность в подборке документов, их оценке.

Анализ литературы о махновщине свидетельствует о ее преимущественной биографической направленности, отсутствии обобщающих работ о махновских формированиях за четыре года их боевой деятельности, о полной неизученности первого периода - с сентября 1917 до апреля 1918 гг. Не показано анархо-коммунистической сущности армии Махно, ее социального и идейно-политического тождества формируемой РКП/б/ Красной Армии, лицемерного диктаторско-деспотического отношения Ленина и Троцкого к повстанческому махновскому движению. Нельзя согласиться и с наметившейся тенденцией идеализации махновщины как защитницы крестьянства от политики военного коммунизма. Махновцы были анархо-коммунистами и в борьбе за создание уравнительного коммунистического общества проявляли еще большую жестокость, чем большевики.

Целью настоящего исследования является освещение организации и боевой деятельности махновских формировании в сентябре 1917 - августе 1921 гг., опираясь на достижения своих предшественников, учитывая наличие пробелов в изучении темы. Источниковую базу исследования составляет весь комплекс архивных и опубликованных документов и материалов о Махно и его армии. Широко использованы фонды Центрального, государственного архива общественных организаций и объединений Украины (ЦГАООУ), прежде всего Центрального Комитета КП/б/У (Ф.1), комиссии по истории гражданской войны (Ф.5), коллекции документов по истории Компартии Украины в период революции и гражданской войны 1917- 1921 гг. (Ф.57). Из них почерпнуты документы и материалы махновской армии: приказы штабов армии и частей, воспоминания соратников Махно, военно-оперативные дневники, доклады и отчеты с мест Всеукраинскому Совету Обороны партийных и советских органов, политработников, чекистов, военных комиссаров, большевистские сводки о политической и военной обстановке в "махновских районах", переписка С. Орджоникидзе, В. Антонова-Овсеенко, Артема с Лениным и между собой о взаимоотношениях с Махно.

В Центральном государственном архиве высших органов государственной власти и государственного управления Украины (ЦГАВОУ) обильный материал почерпнут из постановлений Совета народных комиссаров УССР (Ф.2) о борьбе с махновщиной, сводок Народного комиссариата внутренних дел (Ф.5) о борьбе с бандитизмом в различных регионах Украины, телеграмм и письменных сообщений о положении на фронтах, антибольшевистских восстаниях, самоуправстве красных командиров, снабжении Красной Армии, результатах высшей военной инспекции войсковых частей Совета Рабоче-Крестьянской Обороны УССР (Ф.2579), оперативных отчетов и сводок о борьбе с бандитизмом на местах Постоянного совещания по борьбе с бандитизмом при СНК УССР (Ф. 3204), сводок о военном и внутреннем положении на Украине зимой 1920 г. Всеукраинского революционного комитета (Ф.2360). Обнаруженные в этом архиве материалы позволили проследить взаимоотношения между махновцами и большевистскими властями, установить причины и ход уничтожения махновских отрядов Красной Армией в 1920 - 1921 гг.

В Российском государственном военном архиве (РГВА) нами использовались материалы фондов Управления армиями Южного (Ф.101), Юго-Западного (Ф.102), Украинского (Ф.103) фронтов, Управлений 13-й (Ф.198), 14-й (Ф.199) армий: Директивы Главного командования красной Армии и приказы по оперативным объединениям, войсковым соединениям и частям, инструкции политуправлений фронтов и политотделов армий агентурные сообщения и разведсводки о численности и вооружении противников Махно - белогвардейских войск, доклады политкомов о политико-моральном состоянии махновских частей и их боеспособности. На основе этих материалов освещены боевые действия махновских вооруженных сил, определены особенности их тактики боя, численный состав и вооружение, маршруты рейдов отдельных махновских отрядов, проанализированы причины их поражений и побед.

Важнейшие вопросы темы уточнялись и конкретизировались также на основе фондов областных государственных архивов: Запорожского (Ф. Р-37 Бердянского уисполкома Совета рабочих, крестьянских и красноармейских Депутатов, Ф. Р-208 Гуляйпольского уревкома, Ф. Р-27 Запорожского уисполкома Совета рабочих крестьянских и красноармейских депутатов), Днепропетровского (Ф. Р-67 Павлоградского уисполкома рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, Ф. Р-3649 Екатеринославского губвоенкомата, Ф. Р-299 Екатеринославского губревкома, Ф. Р-3377 Новомосковского военного совещания при уисполкоме Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, Ф. Р-5010 Управления снабжения армии и фронта при Екатеринославской губернии), Харьковского (Ф. Р-1630 Изюмского уездного исполкома Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, Ф. Р-203 Харьковского губернского исполкома Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов).

В работе использованы также сборники документов. В опубликованных резолюциях съездов и конференции ЦК РКП/б/ почерпнуты материалы об их отношении к махновщине, ее оценке42. Директивы Главного командование Красной Армии, командующих фронтами содержат ценные сведения об оперативной обстановке на фронтах, оперативных объединениях и войсковых соединениях, в состав которых махновцы входили или вели с ними боевые действия43. В сборнике "Внутренние войска Советской Республики" имеются материалы, освещающие боевые действия частей ВЧК, внутренних войск, тыловых соединений фронтов Красной Армии по ликвидации отрядов Махно в 1920-1921 гг.44.

Не менее важное значение имеют сборники документов о гражданской войне на Украине в целом45. Они также скомпонованы для оправдания политики РКП/б/, конкретизируют по времени и регионам общую обстановку "триумфального" шествия Советской власти в 1917-1921 годах, в этом контексте дают информацию о борьбе с махновскими формированиями местных партийных и советских органов. Такую же направленность имеют и сборники документов о гражданской войне в отдельных областях Украины46.

В 1991-1993 гг. появились первые специальные подборки документов, материалов и воспоминаний о Махно, позволяющие объективнее освещать историю его движения47. В них содержатся материалы совершенно полярные по характеру, дающие возможность оценить махновскую армию с разных сторон. Это выдержки из махновских газет со статьями анархистов - идеологов махновщины, разведсводки штаба 1-й Конной армии, составленные на основе показаний махновцев-"языков", циркулярное письмо ГПУ о взаимосвязи "Набата" с повстанческим движением на Украине, сообщение стенной газеты "Укрроста" о преследовании махновских "банд", рапорт начальника тыла Павлоградского участка Екатеринославской губернии о карательных действиях в с. Знаменка и т. п.

Важнейшим источником о махновских формированиях являются газеты всех направлений за 1917-1921 гг. В исследовании использованы издания Военно-революционного Совета Повстанческой армии Махно ("Повстанец", "Путь к свободе", "Голос махновца"), анархической конференции "Набат" ("Гуляйпольский набат", "Бердянский набат", "Екатеринославский набат"). На их страницах публиковались материалы об организации и повседневной жизни махновских формирований, сводки об их боевых действиях, работе культпросветотдела, боевой подготовке в частях, резолюции и декларации махновских съездов, политические воззвания, статьи идеологов анархизма о политическом курсе Махно и т. п.

В общероссийской и общеукраинской коммунистической печати - газетах "Правда" (орган ЦК РКП/б/), "Коммунист" (орган ЦК КП/б/У), "Красная звезда" (орган РККА), "В пути" (орган РВСР), "Красное знамя" (орган РВС 2-й Украинской, а затем 14-й армии) освещались отношение РКП/б/ к махновскому движению, положение на фронтах с участием в боевых действиях махновской бригады Красной Армии весной 1919 г., боевые операции 14-й армии против Махно зимой 1920 г. и др. события.

В губернской и уездной коммунистической печати Украины - газетах "Звезда" (орган Екатеринославского губкома КП/б/У), "Известиях" Харьковского и Александровского Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, Бердянского временного ревкома, Гуляйпольского упарткома и уревкома, "Знамя коммунара" Николаевского упарткома, "Червоне село" и "Советська влада" (орган Александровского ревкома и политсекции Александровского района ст. Александровск) публиковались материалы о боевых действиях на Екатеринославщине, военных операциях в начале 1919 г. по захвату Красной Армией и отрядами Махно многих городов губернии, о борьбе с "махновским бандитизмом" в 1920-1921 гг., списки амнистированных и расстрелянных махновцев, статьи, разоблачающие "контрреволюционную" сущность махновщины.

Материалы о борьбе махновцев против гетманской власти, австро-германских войск, Петлюры осенью 1918 - зимой 1919 гг. их действиях в тылу деникинской армии осенью 1919 г. печатались в газетах демократического направление тех лет: "Державный вiсник" (орган гетманской администрации), "Приднепровский край" (Екатеринославская губернская газета), "Южный край" (Харьковская губернская газета), "Заря" (Александровская уездная газета), "Донецкий колокол" (Юзовская городская газета), "Наша жизнь" (Елисаветградская уездная газета), "Борьба" (орган Харьковского комитета Украинкой партии эсеров), "Наш голос" (газета социал-демократов Донбасса и Харькова), "Новая Россия" (орган деникинского правительства), "Военный голос" (орган штаба армии Врангеля) и других.

В данной монографии широко использованы мемуары. Прежде всего воспоминания Нестора Махно и его соратника, идеолога махновского движения П. Аршинова-Марина48. Они содержат большое количество фактического материала, но требуют тщательной проверки и сопоставления с документальными материалами. В последние годы опубликованы воспоминания начальника штаба Повстанческой армии В. Белаша и дневник жены и соратника Махно Г. Кузьменко49. Использованы и неопубликованные воспоминания ближайших помощников Махно по боевой работе - Н. Зуйченко, А. Чубенко, Г. Трояна, Л. Голика, хранящиеся в Центральном государственном архиве общественных организаций и объединений Украины50. Мемуары красных командиров, советских и партийных работников, большевиков, соприкасавшихся с Махно также несут на себе печать субъективного подхода к оценке махновских формирований, но позволяют учесть точку зрения и другой стороны51.

Особую категорию составляет книга И. Теппера, бывшего анархиста-махновца перешедшего на сторону большевиков52. Стремясь реабилитировать себя, он явно переусердствовал в изображении негативных сторон махновщины.

Существенно дополняют историю махновской армии воспоминания "белых", сражавшихся с ней на фронтах гражданской войны. Особенно выделяется среди них труд А. Деникина, который по глубине военно-научного анализа, характеристики расстановки политических и военных сил, глобальности и конкретности выводов и обобщений может быть отнесен к шедеврам мемуарной и научной литературы о гражданской войне в России и на Украине53. Как и советские историки, он называл махновские отряды "бандами". В монографии использованы также мемуары Я. Слащева, Г. Шкуро, и В. Aльмендингера, в разное время сталкивавшихся с махновскими формированиями и давшими им оценку54.

Некоторые сведения почерпнуты также из воспоминай эмигрантов, освещавших махновщину с нейтральных позиций55.

Таким образом, в исследовании истории махновских формирований автор опирался на весь комплекс документов и материалов, литературы, различных по своей идейно-политической направленности. Все источники сопоставлялись, подвергались критическому анализу и проверке с целью достижения наибольшей исторической объективности.

Примечания:

1. Антонов-Овсеенко В. А. Записки о гражданской войне. В 4 т. - M., Л., 1928 - 1933.

2. Известия Московского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов - 1919. - 6 апреля; Известия Александровского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. - 1919. - 2 апреля; Звезда. - 1919. - 1 апреля

3. Ленин В. И. Письма (октябрь 1917 - июнь 1919) // ПСС. - Т. 50. - С. 283.

4. Троцкий Л. Д. Украинские уроки // Коммунист. - 1919. - 20 мая; Правда. - 1919. -11 июня; Biстi. - 1919. - 22 июня; Троцкий Л. Д. Долой махновщину! // В пути. - 1919. - 2 июня; Известия Харьковского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. - 1919. - 5 июня.

5. Гражданская война на Украине 1918- 1920: Сб. документов и материалов. В 3 т. 4 кн. - К., 1967.

6. Лебедь Д. Махновщина и наши задачи // Звезда - Заря, Екатеринослав, 1920. - № 13. - С. 1-2; Раковський X. Г. Що таке махновщина? Селяни та Махно // Геть партизанщину: 36. ст. - X., 1920. - С. 1-8; Самсонов Б. Зрадництво махновцiв // Там же. - С. 9-14; Кочевий О. Про махновщину.- X., 1920.

7. Гражданская война на Украине. - Т. 3. - С. 780-781

8. Яковлев Я. (Эпштейн) Русский анархизм в великой русской революции. - X., 1921. - С. 32.

9. Лебедь Д. Итоги и уроки трех лет анархо-махновщины. - X., 1921

10. Орлинский А. Р. Бандитизм и борьба с ним//Армия и революция. - 1921. - № 2/3. - С. 3-16

11. Эйдеман Р. Повстанчество и его роль в современной войне// Армия и революция. -1922. - № 3/4. - С. 92-105

12. Ефимов Н. А. Действия против Махно с янв. 1920 по янв. 1921 // Сб. трудов ВНО при воен. Академии. -1921. - № 1. - С. 192- 222; Лихаревский Е. "Андреевский конфуз" // Армия и революция. - 1921. - № 4/5. - С. 114-120; Макушенко Н. Операция против банды Махно с 9-го по 16-е июня 1921 г. // Там же. -1922. - № 3/4. - С. 106- 116; Павлов П. А. Выводы из опыта борьбы с Махно сводной дивизии курсантов в ноябре-декабре 1920 г. и в январе 1921 г. - Там же. - 1921. - № 2/3. - С. 97-110; Сергеев Н. Операции против Махно с 26 июня по 6 июля 1921 г. // Там же. - 1922. - № 1. - С. 56-64

13. Егоров А. И. Разгром Деникина. 1919 г. - М., 1931

14. Какурин Н. Как сражалась революция. В 2 т.- М.; Л., 1926

15. Эйдеман Р., Какурин Н. Гражданская война на Украине. - X., 1928

16. Кин Д. Повстанческое движение против деникинщины на Украине // Летопись революции. - 1926, - № 3/4. - С. 70-90

17. Эсбах Э. Последние дни махновщины на Украине // Война и революция. - 1926. - № 12. - С. 40-50

18. Кубанин М. Махновщина. - Л., 1928

19. Ленин В. И. Доклад о внутреннем и внешнем положении Республики на Московской конференции РКП/б/ 12 июля 1919 г. // ПСС - Т. 39. - С. 86

20. Руднев В. Махновщина. - X., 1928

21. Никулин Л. Гибель махновщины // Знамя.- 1941. № 3. - С. 169-197

22. Краткая история ВКП/б/ / Под ред. В. Кнорина.- Л., 1935. - С. 237; Махновщина // БСЭ.- Т. 26. - М., 1954. - С. 548

23. История гражданской войны в СССР. В 5 т. - М., 1960

24. Українська РСР в перiод громадянської вiйни 1917 - 1920 pp. В трьох томах. - К., 1967; Советская историческая энциклопедия. - Т.9. - М., 1966. - С. 200-201

25. Семанов С. Н. Махновщина и ее крах // Вопросы истории. - 1966 - М 9. - С. 37 - 60

26. Кучер О.О. Розгром збройної внутрiшньої контрреволюцii на Українi. 1921-1923 pp. -X., 1971

27. Бiлий П. X. Розгром махновщини (1920-1921 pp.) // Український iсторичний журнал. - 1971. - № 5. - С. 10-20

28. Дубинcкий И., Шевчук Г. Червоное казачество. - К., 1977

29. Гражданская война в СССР. В 2т.- М., 1986; Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. - М., 1983. - С. 343-344; Великий Жовтень i громадянська вiйна на Українi Энциклопедичний довiдник. - К., 1987. - С. 330-331

30. Советский энциклопедический словарь. - М., 1987. - С. 775

31. Кларов Ю. Побочный сын анархизма // Советская Россия.- 1987. - 24 мая; Голованов В. Батька Махно или "оборотень" гражданской войны // Литературная газета. -1989. - 8 февраля; Беспечный Т. При широком поле. Махно и махновщина в свете истории // Донбасс. - 1989. - № 4. - С. 79-91

32. Волковинский В. Н. Махно и его крах. - М.,1991

33. Комин В. В. Нестор Махно: мифы и реальность.- М., 1991

34. Верстюк В. Ф. Махновщина: селянський повстанський рух на Укрїнi (1918-1921). - К., 1992

35. Савченко В. А. Измена "батьки" Махно и "железная метла" Л. Д. Троцкого // История СССР. - 1990. - .№ 2. - С. 75-89

36. Ермаков В. Д. Махновщина: некоторые социально-бытовые аспекты повстанческого движения крестьян Украины // Социологические исследования. - 1991. - № 3. - С. 76-86

37.Шубин А. К безвластию через самоорганизацию трудящихся // Наука и жизнь. -1991. - № 5. - С. 34-42; Он же. Проблема переходного периода в российской эмигрантской, анархической мысли 20 - 30 годов // Анархия и власть. Сб. статей. - М., 1992. - С. 88-103

38. Шубин А. Махновское движение в 1917-1921 гг. // Дружба народов. - 1993. - № 3. - С. 147

39. Там же. - № 4. - С. 196

40. Политические деятели России. 1917. Биографический словарь. - М. 1993. - С. 246-247

41. Белаш А. В., Белаш В.Ф. Дороги Нестора Махно. - К, 1993

42. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях, решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1970). В 14 т. - М., 1979

43. Директивы Главного командования Красной Армии (1917 - 1920): Сб. документов. - М., 1969, Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.): Сб. документов. В 4т. - М., 1971-1978

44. Внутренние войска Советской республики: Документы и Материалы. 1917-1922 - М., 1972

45. Гражданская война на Украине. 1918-1920. Сборник документов и материалов. В 3 т. 4 кн. - К., 1967; На защите революции: из истории Всеукраинской Чрезвычайной комиссии. 1917-1922 гг.: Сб. документов и материалов - К., 1971; Радянське будiвництво на Українi в роки громадянської вiйни (1919-1920) 3б. документiв i матерiалiв. - К., 1957; Радянське будiвництво на Українi в роки громадянської вiйни (листопад 1918 - серпень 1919). Зб. документов i матерiалiв. -К.,1962

46. Гражданская война на Екатеринославщине (февраль 1918 - 1920): Документы и материалы. -Днепропетровск, 1968; За власть Советов: Сб. документов и воспоминаний о борьбе трудящихся за установление Советской власти на территории Запорожской области в 1917 - 1920 гг.- Запорожье, 1957; Харьковщина в период гражданской войны и иностранной интервенции 1918-1920 гг.: Сб. документов и материалов. - X., 1973

47 Махно и махновское движение: из истории повстанческого движения в Екатеринославской губернии: Сб. документов и материалов. - Днепропетровск, 1993; Нестор Иванович Махно: Воспоминания, материалы, документы / Автор вступ. статьи и сост. В. Ф. Верстюк; - К., 1991; Воспоминания и документы: штрихи к портрету Нестора Махно / Вступ. статья, главки и примеч. А. Барковец // Дружба народов - 1991. - № 6. - С. 106 -129

48. Махно Н. Записки // Анархический вестник.- Берлин, 1928. - №1-6; Махно Н. Русская революция на Украине от марта 1917 по апрель 1918. - Париж, 1929, Махно Н. Под ударами контрреволюции, апрель - июнь 1918 - Париж, 1936, Махно Н. Украинская революция (июль - декабрь 1918). - Париж, 1937. Аршинов П. История махновского движения (1918- 1921 гг. - Берлин, 1923)

49. 40 дней в Гуляйполе: Воспоминания матушки Галины - жены батьки Махно. - Владимир, М.,1990

50. ЦГАООУ - Ф. 5 Оп. 1, Д 351, Там же. - Д. 153

51. Борьба за Советы на Екатеринославщине: Сб. восп. и ст. Днепропетровск, 1927; Буденный С. М. Пройденный путь. В. 3 кн. - М. 1973; Зайцев Ф. Жовтень на Сталiщинi -Б. м. - 1925; История 4-й Волынской Краснознаменной стрелковой дивизии В 3 т. - К. 1929; Колос Г. А. Заметки о подполье и вооруженной борьбе 1918-1919). Днепропетровск, 1927; Максименко Из истории партизанской борьбы на Донбассе и Екатеринославщине в 1918 - 1919 г. // Летопись революции. - 1925. - №4, - С 155 -164; Мирошевский В. Вольный Екатеринослав // Пролетарская революция -1922 - №5 - С. 197-208; Сальницький Я. Пiд Катеринославом (пять епiзодiв боротьби - X ,1927; Коновец и Гришута); 1919 год в Екатеринославе и Александровске // Летопись революции. - 192S. - № 4. - С. 74-88, Перекоп: Сб. воспоминаний. - М.- Л., 1941; Пятая годовщина Октябрьской революции - Сб. статей и воспоминаний.- Екатеринослав, 1922; Романченко Ю. Епiзоди з боротьби проти махновщини, червень - грудень 1920 // Лiтопис революцii - 1931. - № 4. - С. 124-132; Червонцi. Спогади ветеранiв червоного козацтва. - К.,1968; Этапы большого пути. Воспоминания о гражданской войне. - М.,1967

52. Теппер И. (Гордеев) Махно. От единого анархизма к стопам румынского короля. - К.,1924

53. Деникин А. И. Очерки русской смуты // Вопросы истории. - 1990. - № 3 - 12; 1991. - № 1-12; 1992. - № 1-6, 9-12-1993.- № 1-12; Он же.- Поход на Москву. - К.,1990

54. Альмендингер В. Симферопольский офицерский полк, 1918-1920. Страница к истории белого движения на Юге России. - Лос-Анжелес, 1962; Слащев Я. А. Белый Крым, 1920. Мемуары и документы. - М.,1990; Он же. - Материалы по истории гражданской войны в России // Военный вестник.- 1922. - № 9-13; Шкуро Г. А. Записки белого партизана.- М.,1991

55. Беленко О. Махно и Полонский (Из союза левых сил в России и на Украине в 1919 году) // Минувшее. Исторический альманах. - Париж. - №4. - С. 274-297; Герасименко К. В. Махно.- Х.,1990; Гутман М. Под властью анархистов в 1919 г. // Русское прошлое.- Петроград, 1923. - №5. - С. 61 - 68; Игренев Г. Екатеринославские воспоминания (август 1918 - июнь 1919) // Революция на Украине по мемуарам белых. - М.- Л., 1930